суббота, 29 ноября 2014 г.

МЕТРО 2033. По обе стороны баррикад.Глава 3

 Глава 3
Вперед!

Темный туннель. Стены покрыты мхом. Слышно, как с потолка капает вода. Тусклый луч фонаря скользит по стенам. Время от времени на мгновенье появляются тени. Мы двигались вперед без остановок, пока Паша не оглянулся.
- В чем дело, солдат? - грубо спросила Вика.
- Ничего...- ответил Паша. - Просто страх туннеля.
- Настоящий чистильщик ничего не боится!
- Слушай, "командир", - вступился Андрей. – Не надо кричать на нас! Если тебя поставили командиром, то отдавай приказы, а не ори, как баба базарная!!!
- Но…
- Никаких "но"! Ты командир, или деспот! Сама по пути пять раз оглядывалась! Или ты себя всемогущей возомнила?!
Глаза Вики заблестели от подступивших слёз. Как бы она не пыталась казаться грубой и наглой, всё равно в душе она оставалась простой девчонкой. Я попытался сгладить надвигающийся конфликт
- Андрей, Вика, нам надо идти.


Они молча разошлись, но напряжение не исчезло. Темнота, казалось, всё больше сгущалась. Нервы были на пределе. Каждый шорох со стороны Пушкинской заставлял вздрагивать. Дело было уже не только в туннеле, а и в том, куда он ведёт.
Пушкинская - пристанище нацистов. Со всех концов метро сюда сбегаются те, кто хочет жить в "идеальном" обществе. Цель фашистов - сохранить русскую расу в метро, сделать её главенствующей над другими. Сохраняя свою расу, они уничтожают другие. Даже думать о том, что нацисты делают с людьми, противно.
Главная цель фашистов - захватить всё метро и установить в нём свой "порядок". Хотя, какой это порядок?..

Мы приблизились к границе. На семисотом метре куча тел. Фашистский порядок во всём. Даже трупы неугодных правителям станции были аккуратными стопками сложены вдоль стен метро.
В одном из тел узнал нашего военного. Еле сдерживая гнев, я сжал кулаки. Гады, совсем оборзели. Согласно мирному договору… хотя, как можно мириться с такими тварями?
Думаю, сегодня мы расторгнем мирный договор, связывающий нас по рукам и ногам. Этот договор не даёт нам право уничтожить станцию. Но мы идём туда именно за этим.

На подходе к станции мы попали под прицел передового патруля.
- Стоять на месте. Мы не хотим проблем с Полисом, - сказал один из солдат. - Но вы должны понять, работа!..
- Конечно, - сказал Сёма, который был знаком с местными порядками, - Ищите.
Фашисты осматривали наши лица, выискивая в нас черты не русской расы. Несмотря на то, что мы все русские, нам было противно и страшно. Вдруг, какому-то "сверхчеловеку" что-нибудь не понравится в облике кого-нибудь из нас. Был среди патрульных один нервный. Всё щурился, передергивал затвор винтовки и зло скалился. Он был очень недоволен тем, что мы прошли проверку "на чистоту расы". Зато он оказался продажным и за несколько патронов пропустил нас с оружием, хотя это было категорически запрещено.

Нас пропускали по одному. Мы показывали документы, получали разрешение и тихо проходили в сторону станции не оглядываясь. Теперь главное - не получить пулю в спину. Последним проверку проходил Пашка.
- Стоять!
Фашисты заорали, защелкали затворами. Что случилось? Ну точно, Пашка! Он постоянно путает документы! Ну, каким надо быть идиотом, чтобы выдать фашистам документы красных?
Вперёд вышел человек в фуражке и чёрном костюме. Офицер - самое главное зло этого блокпоста. Дело плохо.

- Красные шпионы подлежат немедленному расстрелу! - высокомерно, процеживая каждое слово сквозь зубы произнёс офицер.
- Господин офицер, - неожиданно бархатным голоском заговорила Вика, - Нам очень-очень надо пройти на эту станцию. Я могу поговорить об этом с вами один на один?
Кокетничать с врагом? Я не мог представить, что она на это способна. Вика подмигнула и смело пошла в служебную комнату около блокпоста. Опешивший офицер последовал за ней. Мне даже страшно было предположить, что там может произойти. Через пару минут из кабинки раздался приказ:
- Эти люди могут проходить!
Веселая Вика выскочила из комнаты и с веселым смехом пронеслась мимо патрульных, помахав им на прощание.
Мы бросились вслед за ней и едва успели скрыться на безопасное расстояние, как со стороны блокпоста раздалось несколько выстрелов.

Я долго молча шел рядом с Викой, и наконец решился задать волнующий меня вопрос.
- Вик, а что ты там делала с офицером?
- Ну, как сказать, - сердито ответила она. - Без обид, но вы, мужики, все одним местом думаете.
- Дальше…
- Ну, там кровать стояла. Заманила на кровать и нож в спину.
- Но офицер сказал "Они могут проходить".
- Вот так сказал? - спросила Вика грубым мужским голосом.
- Ничего себе! Как ты это делаешь? - удивился я.
- Ну, так! Два года в разведке!
Мы вошли на станцию. На черных засаленных стенах множество выписок из "Майн кампф" и трёхконечных свастик.



Проходило заседание Рейхстага. Из рупора, висящего на одной из стен, звучал гимн Германии. Голос рейхсфюрера станции я запомнил надолго: "Я, от лица нашего фюрера, говорю вам: мы близки к достижению нашей главной цели! Мы захватили три станции - Пушкинскую, Чеховскую и Тверскую. Теперь наша цель - захват станции Рязанский Проспект! Они образовали Новую Федерацию. Они думают, что стали непобедимыми! Но мы захватим её! Слава Рейху!"
После этого вся Пушкинская взорвалась громом оваций и ором солдат. Толпа бесновалась. Повсюду раздавались угрозы в адрес Новой Федерации, выкрикивались фашистские лозунги.Время действовать. Я достал из кармана коктейль Молотова, поджёг фитиль и бросил бутылку в толпу. Взрыв, огонь, крик, выстрелы. Зачистка началась.

Что чувствует человек, когда убивает другого человека? Боль? Страдание? Сочувствие? Не знаю. Мне никогда ещё не приходилось убивать людей. Я всегда уничтожал нелюдей. Фашисты - это нелюди! Это опасность для всего метро. Я готов был умереть, но не имел на это право. Мне надо было выполнить приказ, а для этого я должен жить.

Ещё час назад, я был уверен, что убийство - это зло. Что нельзя просто так убить человека. Но увидев эти нечеловеческие фашистские рожи, изрыгающие проклятия и угрозы в адрес мирных жителей понял, я исполню свою миссию.
Я - чистильщик. Моя главная цель - зачищать метро от всего, что угрожает человечеству.
Что чувствует человек, когда убивает другого человека?
Не знаю.
Не помню…

На лице противогаз. Сверху - небо, затянутое тучами. Снизу - радиоактивная земля. Мой страшный сон сбывается. Поверхность. Вокруг были разрушенные здания, дикие растения и неестественная серость. Всё было серым.
Я поднялся и увидел Сёму, который стоял над Пашей, Андреем и Викой.
-Очухался? - спокойным голосом спросил Сёма.
- А где мы?
- Сейчас мы над Пушкинской. Нам срочно надо в Полис. Вика ранена… - он всхлипнул.
У Вики была глубокая рана в плече. Я достал свою аптечку, обработал рану йодом и туго перевязал. Вспомнилось, что нам говорили, будто йод помогает от радиации…Но так ли это?

Андрей пошевельнулся, приходя в себя и протер стекла на противогазе.
- Где я..- тихий шепот сменился криком - А-А-А-А!
Андрей вскочил и спрятался за машиной. В небе промелькнула огромная тень. Я сразу понял, что пришли хозяева поверхности… Я видел их впервые. Огромная тварь жуткого вида, похожая и на летучую мышь, и на птицу одновременно пикировала прямо на нас.
- Летуны!!! – заорал Андрей - Все в укрытие!!!

Очнувшийся Пашка не успел вовремя среагировать и оказался прямо посреди дороги, когда огромная тварь резко спикировала на него. Андрей молниеносно расчехлил автомат АК-47 и шмальнул по существу очередью из патронов калибра 7,62.
Не долетев каких-то пару сантиметров, тварь вскрикнула и унеслась ввысь…
Паша отделался лёгким испугом и мокрыми штанами. Андрей поднял очумевшего Павла, а Сёма взял Вику, взвалил её на плечи, как походную сумку, и понёс вдоль дороги. Мы двинулись в обратный путь.

Чувство пережитого страха не покидало меня. Как неожиданно появилось это существо! Летун, или как его там? Раньше я видел только канареек - длиннохвостых птиц размером с руку. То, что я увидел сегодня, не могло привидеться и в страшном сне. От караванщиков я слышал рассказы о гигантских птицах, но даже не мог представить такие размеры! Странно, что раньше, выбираясь на поверхность, я никогда не видел Летунов. Везучий, наверное, … был.

Мы шли около часа. Я увидел целый магазин, который не разграбили сталкеры, но остановить Сёму было невозможно.
Разрушенные дома, заросшие странными растениями, разодранные и сгнившие машины, бесконечное свинцово-серое низкое небо над головой. Я попытался вызвать в памяти картины из прошлого, когда я впервые увидел Москву, её залитые светом улицы, огромные здания, чистое голубое небо! Но серая картина разрушенного, когда-то великого, города возвращала меня в реальность, ставшую уже привычной.
Единственное, к чему я не могу привыкнуть, это к чудовищным созданиям этого мира. Пару лет назад я вообще думал, что чудовища типа Крыс - страшилка для детей, чтобы они не уходили в тоннели. Помню, как я столкнулся с мутантами.

Это была зачистка номер три. Получив задание я решил, что это чья-то шутка, розыгрыш. Ещё не было такого случая, чтобы команду огнеметчиков отправляли ловить и уничтожать крыс. 

На станции Павелецкая я узнал о приезжих. Они обитали на поверхности. Их развелось слишком много, поэтому вылазки на поверхность в этом месте стали невозможными. Приезжие - это мутанты, похожие на крыс, но намного сильнее. Наша команда поднялась на поверхность к вокзалу. Меня поразили огромные размеры этой странной конструкции. Мы стояли в защитных костюмах, в противогазах, у каждого в руках был автомат. Мы видели странные тени огромных фигур, слышали нарастающий шорох, но никак не могли понять, где крысы. И тут началось. Чудовища стремительно перебегали из одного конца зала в другой, не сбавляя скорости хватали чистильщиков. Я стоял, как истукан в центре зала, и ничего не мог сделать. Люди и чудища смешались. Мы не могли открыть огонь, чтобы не поразить друг друга. Мы были абсолютно беспомощны перед этими чудовищами. Осталось только нам самим себя посолить, поперчить и поджариться на медленном огне. Только теперь нет ни соли, ни перца. Всё, что я мог сделать - это сбежать. Я выжил только потому, что кубарем скатился с эскалатора и врезался во внешний блокпост. Но даже увидев собственными глазами этих чудовищ, не мог поверить в реальность произошедшего. В команде нас было десять человек. Вернулись обратно только трое.

До начала войны, я читал много книг о древних временах, когда по Земле ходили динозавры. Ещё в детском саду я увлекся палеобиологией, мечтал стать великим ученым и возродить популяцию динозавров. В школе моя детская мечта немного притупилась. Уже в начале седьмого года обучения я решил, что школа – это ад. Желание учиться отпало напрочь. Сейчас я многое готов отдать за то, чтобы вернуться в то время, ещё раз пройти всю свою "ту нелёгкую жизнь" и всю школьную программу, лишь бы выбраться из этого ужасного мира.

Когда началась война, были уничтожены города, я попытался продолжить обучение. Нашёл человека, который раньше работал в школе учителем биологии. Я изучал всевозможные земные формы существования, но теперь мне эти знания ни к чему. Создания, которые водятся на поверхности, не похожи ни на одно из ранее живших на Земле. В метро ещё можно встретить собак, кошек, крыс и даже попугайчиков, но их очень мало. Больше всех повезло людям, хотя… какое это везение?! Всю жизнь скитаться по подземным лабиринтам, чтобы найти труп другого человека, забрать его вещи и еду. Лучше вообще не жить, чем жить так. Но мы боремся за жизнь. С каждым днём становится всё труднее.

Мутанты - это первая беда. Вторая беда - радиация. Радиоактивные пары на поверхности не рассеялись и ещё не скоро исчезнут. Радиация отравила всё, что только можно. Вода, земля и даже воздух насквозь пропитаны радиацией. Каждый житель метро знает: землю с поверхности использовать нельзя, не профильтрованную воду пить нельзя, дышать воздухом без противогаза на поверхности нельзя. Всё это смертельно опасно.
Третья беда метро - идеология. Многие станции воюют за фильтры, свободное место, но хуже всех это идеологи.

Под номером один стоят фашисты. Расисты. Даже в условиях, когда на Земле осталось так мало людей, они уничтожают другие расы. Считают, что только они имеют право на жизнь и процветание. Представители других рас должны им прислуживать, подчиняться во всём, а неугодные или несогласные с фашистским режимом подлежат немедленному уничтожению. Кто в метро стал основоположником этой идеологии, кто объединил эту шайку фашистов неизвестно, но если я его найду, то прикончу на месте.

Второй номер – это Красные. Там объединились люди, которые хотели установить в метро старый социалистический порядок. Поначалу им это удалось, но потом их идеологам стали мерещиться заговоры против глав красной линии. Начались аресты предполагаемых врагов социалистического порядка. Многие люди, не выдержав жизни под страхом репрессий, попытались бежать от красных, но это оказалось не так то просто. Красные не пропускали через блокпосты жителей красной линии без особого разрешения, четко оговаривая время возвращения. Если по каким-то причинам человек вовремя не возвращался, всех его родных и близких арестовывали до выяснения причин, в их документах ставили особые отметки "неблагонадежен". Если выяснялось, что не вернувшийся человек погиб, арестованных отпускали, но отметка в документах делала их изгоями. Они не могли получить достойную работу, жильё, теряли право на образование и медицинскую помощь. Если же выяснялось, что человек просто не вернулся, его считали врагом, а арестованных расстреливали или отправляли на работы на поверхность без защитных костюмов. Это было равносильно убийству.
Это не могло не вызвать беспорядки на станциях, но идеологи очень качественно промыли мозги верхушке социалистического строя. Мифы о внешних врагах, стремящихся уничтожить социализм, а поэтому проникающих на станцию и разлагающих идеологию, были приняты многими живущими на красной линии. Это помогло господствующей верхушке сохранить свои позиции. Сейчас красные уверены, что все станции метро строят заговор. Каждый вошедший на станцию извне – шпион вражеской армии.
А номер три… об этом потом. Может это не так уж и важно?

Погрузившись в свои размышления, я не заметил, как мы дошли до станции Библиотека имени Ленина. Полис - это мой дом. Это всё, что осталось от нашей культуры. Я уверен, что даже в легендарном Изумрудном городе нет столько книг, сколько есть в Полисе. Ганза не сравнится с нашими боевыми машинами, а самые лучшие военные Красной линии не сравнятся с нашими сталкерами! Полис - это дитя Москвы.
Во время долгих переходов я всегда погружаюсь в размышления. Это помогает не концентрироваться на усталости. Иду, как говорится "на автопилоте", но всегда контролирую ситуацию, боковым зрением и шестым чувством.
У Сёмы, в отличии от меня, есть очень серьёзная проблема. Хотя он и коренной москвич, и ему уже за пятьдесят, он плохо ориентируется в городе. Поэтому, когда он, вместо того, чтобы зайти на станцию, прошёл мимо и двинулся дальше, я не удивился. Я окликнул Сёму, но он всё шёл и шёл вперёд. Я понял. Он идёт к Кремлю…

Четвёртая проблема этого мира - Кремль. В прошлом Кремль - это строение потрясающее воображение. Оно служило опорным пунктом, в котором проходили заседания правительства Москвы. Раньше это место было гостеприимным. В наше время с Кремлём что-то произошло. Его звёзды начали манить и зомбировать людей. Я не верю в мистику, но логического объяснения этому дать не могу. Кремль унёс много душ. Никто не знает, что с ними произошло.


Семён смотрит на звезды Кремля, подняв голову вверх и идёт, волоча ноги, как зачарованный. На плечах он нёс Вику, но, казалось, он не чувствует тяжести ноши. Я бросился за ними вдогонку, догнал Сему, и сильным толчком повалил на землю. Вика даже не очнулась, а Семён, после нескольких энергичных встряхиваний пришел в себя. Я облегченно вздохнул, проверил состояние Вики. Хоть она была без сознания, но дышала ровно. Я не стал приводить её в чувство. В данном случае беспамятство оберегало её от боли.
Я оглянулся по сторонам и ужаснулся. Я не смотрел, куда бежал. У меня была только одна цель – остановить Семена. Сейчас мне стало по-настоящему страшно. Я нагнал его у Библиотеки. Семен тоже напряженно оглядывался по сторонам. Мы встали, как вкопанные, не в силах пошевелиться. Вот попали!
Мы бы так и остались стоять у входа в это странное здание, если бы подбежавшие Паша с Андреем не втолкнули нас внутрь и не забаррикадировали вход.
- Летуны!!! – проорал Паша – Спасайся, кто может!!!

Продолжение следует...

Глава 1 Начало.
Глава 2. Старый новый друг.
Глава3. "Вперед" - здесь
Глава 4. Ещё один я
Глава5. - Оправдаться
Глава 6 .Расплата
Глава 7. Кузнецкий Мост
Глава 8. Поезд Лубянка - Полис 
Глава 9. Возвращение
Глава 10. Снова вперед
Глава 11 (заключительная) Храм
Глава 12. После конца...

10 комментариев:

  1. Анна Борисовна! Осталось немного, ещё 8 недель ;) и Вы сможете прочитать :)) У вас хватит терпения? :)

    ОтветитьУдалить
  2. Иван Иванович, у Вас всё больше закручивается сюжет.Интересно становится читать и перечитывать.Уже прочитала все главы по нескольку раз.Захватывает.Особенно переплетение с современностью и прошлым.С нетерпением жду продолжения.Очень удобно после напряженной рабочей недели погрузиться в мир фантастики.

    ОтветитьУдалить
  3. Евгения Николаевна, я рад, что Вам нравится моя повесть. Приятного отдыха.

    ОтветитьУдалить
  4. Ваня, спасибо за доставленное удовольствие. Мне очень нравится твоя повесть. Ты просто молодец! :-bd

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо за отзыв, Ирина Валерьевна ;) Думаю, у нас всё получится ;)

      Удалить
  5. Иван, а Вам не страшно писать такие ужасы? У меня волосы от ужаса шевелятся... Инга П.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Здравствуйте, Инга! Ну что Вы, это совсем не страшно :) Наоборот, надо читать и радоваться, что мы живём в совсем другой реальности. :) Берегите мир!

      Удалить
  6. Иван, читала и вздрагивала! Пусть на Земле царит мир...

    ОтветитьУдалить
  7. Лилия Павловна!
    Не бойтесь! И от страха не дрожите!
    Не рвите ужасами сердце зря!
    Спокойно и мирно живите!
    На страже защитники стоят
    [im#]http://gifzona.ru/i/prikol/64.gif[/im]

    ОтветитьУдалить

Хотите вставить в комментарий картинку?
Используйте теги:
[im]ссылка на изображение[/im] - для вставки изображения в исходном размере
[im#]ссылка на изображение[/im] - изображение размещается по ширине страницы