суббота, 26 марта 2016 г.

Фантастическая повесть. Антарктида. Продолжение

Глава 14
Женская дружба
- Может, стоит извиниться? – предложила Аня.
- За что? – обозлилась Яна. – За то, что пыталась отбить у меня парня?
Близняшки уже давно спорили, думая, что мы их не слышим. Но с каждой фразой их голоса становились всё громче и громче, и этот диалог услышали все. Мне было жаль Макса, и, хотя он стал невольным источником разгорающегося конфликта, я был с ним солидарен. Так нелепо попасть в передрягу из-за собственной глупости, неумения сказать «нет», нежелания обидеть или оттолкнуть мог бы каждый из нас, но Макс особенно тяжело переживал эту ситуацию. Сейчас он находился между молотом и наковальней. Майя в слезах убежала куда-то, Яна всё никак не могла успокоиться, все сидели с таким обреченным видом, что мне это стало порядком надоедать. Я решил предпринять хоть какие-нибудь действия к исправлению ситуации:


- Так, всё! Я иду искать Майю.
- Зачем тебе она? – спросила Яна. – Ты вообще на чьей стороне?!
- На своей. – сказал я и пошёл, слыша возмущенное бормотание в спину.

Я шел наугад по одной единственной дороге, не решаясь свернуть в небольшие проулки, чтобы не сбиться с пути. Однажды я уже свернул, и попал явно туда, куда не следовало бы, теперь был более осторожен. Я искал Майю, хотя не представлял, где она может прятаться. Скорее всего, у неё было здесь много укромных местечек, известных только ей одной. По крайней мере у обычных земных девчонок есть такие местечки, где можно поплакать, помечтать в полном одиночестве.
Немного впереди я увидел спешащего куда-то Мефистофеля. Вот уж с кем я не хотел встретиться. В каждом его шаге ощущалась злость, и по мере приближения к главному офису Ада он становился всё более разъярённым. Я решил на всякий случай держать дистанцию подальше, но идти так, чтобы не выпускать его из виду и, как оказалось, не зря. Оказывается, он шёл совершенно не туда, куда я думал. Не доходя до главного офиса, он свернул с дороги и скрылся с обратной стороны здания. Я осторожно проследовал за ним и увидел, как Мефистофель подошёл к огромным воротам, открыл их и вошёл внутрь. Я попытался проследовать за ним, но ворота оказались запертыми изнутри. Испытав чувство огромной досады, я попытался найти хоть какую-то щелочку, чтобы рассмотреть, что там находится, но ворота представляли собой единый монолит. Внезапно я услышал голоса, доносившиеся из-за ворот:
- Я говорил, что они доставят массу неприятностей! – это был голос Мефистофеля. – Может, это даже хорошо, что они ушли. Тебе меньше забот!
- Как ты можешь быть таким бесчувственным? – возразил ему женский голос, который показался мне очень знакомым. – Это ведь дети! Им не место в Аду!
- Между прочим, - обозлился Мефистофель. – Я навёл справки. Некоторым из них здесь самое место!
- Заткнись! Я не хочу об этом говорить.
- Пойми, Астрид. Тех дней уже не вернуть. Наш сын никогда не вернётся.
Я так и подумал, что это она. Так тепло относиться к нам может только Астрид. Милая, добрая тётушка, кормившая и заботившаяся о нас, как много ты для нас сделала. Я чуть не пустил слезу умиления, но расслабляться было нельзя, поэтому я ещё внимательнее прислушался к их разговору.
- Я понимаю, Мефи… Но… это так тяжело. У этих детей ведь тоже есть семьи, родные. Мы должны им помочь, чего бы это ни стоило.
- А стоить это будет жизни. – ответил злобно Мефистофель. – Ад - это ещё не самое страшное место, которое им придётся посетить!
- Но, Мефи… Я чувствую себя… очень виноватой.
- Ты ни в чём не виновна! Они сами выбрали этот путь. Если любишь их, то просто отпусти.
- Ты… прав.
- Не плачь, милая. Ты ведь на посту…
И всё-таки предательский ком подкатил к горлу. Мне стало очень жаль Астрид, но я ничего не мог изменить. Я еле сдержался, чтобы не ударить изо всех сил кулаком по этим проклятым воротам и не разрыдаться в голос от отчаяния. Но тут я услышал тихий плач, только теперь совсем рядом. С этой стороны ворот. Я взял себя в руки и пошёл по звуку. Майя сидела на корточках и плакала. Увидев меня, она закрыла лицо руками и обиженно прошептала:

- Не подходи ко мне!
- Майя, почему ты убежала? – спросил я и сел рядом.
- Почему так всегда? – спросила она, не открывая лица. – Почему все хорошие парни уже разобраны?
- Я тебя понимаю. У меня тоже было так. - соврал я.
- Мне ни с кем не удаётся познакомиться! Всё такое тупое! Тупое! Тупое!!! – она отвернулась и принялась бить себя по лицу.
- Майя, успокойся!
Я попытался сдержать её, но она вырывалась, а потом внезапно повернулась ко мне лицом и уставилась на меня совершенно черными глазами, из которых текли ручейки крови.
- Что ты с собой сделала?! – опешил я от увиденного и невольно отшатнулся.
- Ничего. Я ведь чудовище, верно? – грустно ухмыльнулась Майя, и из её глаза потекла ещё одна струйка крови. – Кому нужна дочь Дьявола?
- Успокойся, - сказал я, пытаясь хоть немного прийти в себя. – Тебе нужна помощь врача.
- Да не нужна мне помощь! – отчаянным голосом прокричала Майя. – Я всегда плачу кровью! Меня боятся! Все, кто меня видят, бегут в ужасе! Как будто видят свою смерть.
Мне хотелось убежать, спрятаться, забыть всё, что я видел, но я преодолел это малодушие и продолжал сидеть рядом. Майка тихо всхлипывала, вытирая ладошками слёзы. Если не обращать внимание на необычность цвета, всё было как обычно и мне вспомнились строчки из незатейливой детской песенки:
"Из глазной впадины,
Катятся градины,
Слёзки девичьи,
Что сердце птичье."
- Прости. – сказал я. – Мы не хотели тебя обидеть. Просто это выходит за рамки привычного.
- Ты очень добрый. – сказала Мая, успокаиваясь. – Хотя и самый плохой.
- Почему ты так думаешь? – спросил я.
- Потому что ты – убийца.
Я потерял дар речи от такого обвинения, но потом вспомнил, что это правда, действительно - убийца. Как минимум одну душу я загубил собственноручно. Хотя, была ли у него душа? Интересно, шляпу хоть кто-то нашёл?
- Да, но я - убийца, который тебе поможет!
Мая удивленно посмотрела на меня, достала из кармана платочек и принялась вытирать со щёк остатки кровавых слёз. Её глаза стали чуточку светлее, и я подумал, что всё решилось довольно просто: утешить, не спорить, предложить помощь – эта схема всегда срабатывала.
- Мы будем друзьями! – я старался быть как можно спокойнее. – Только нужно попросить прощения у Яны.
- За что? – искренне удивилась Майя. – За то, что она увела у меня парня?
Какое-то де жа вю, где-то я это уже слышал. А Майя не смогла совладать с эмоциями, заплакала и закрыла лицо руками:
- Я уродина! Я никому не нужна!
- Ну что же ты так о себе! – сказал я провёл рукой по её волосам. – Ты очень красивая, только хватит рыдать!
- Ты, правда, считаешь меня красивой? – Майя мгновенно перестала плакать.
- Конечно! – ответил я и улыбнулся вполне откровенно.
Майя бросилась мне на шею, и я оказался в стальных объятиях, вырваться из которых было невозможно. А я особо и не сопротивлялся и даже слегка приобнял её. А она снова плакала, но теперь от счастья. Я гладил её по волосам, улыбался, и представлял, как мы вместе с Майей явимся к ребятам, вот они удивятся. И ещё представил, какие у них будут изумленные глаза, когда увидят мою окровавленную футболку.
Майя постепенно успокоилась, освободила меня от своих объятий и улыбнулась:
- Спасибо тебе. Ты правда помог мне. Смогу ли я тебя отблагодарить?
- Расскажи, как открыть вон те ворота? – я показал рукой туда, где только что подслушивал разговор.
- Для тебя это невозможно. – опечалилась Майя. – И вообще ни для кого живого, кроме существ из ада.
- Значит ты можешь?..
- Я не из ада. – призналась Майя. – Я с поверхности. Я там родилась.
- То есть ты была наверху?!! – поразился я. – Ты - человек?!!
- Не совсем. Меня создали люди. Я должна была стать Антихристом.
- Что? – ужаснулся я, отказываясь принимать то, что только что услышал.

- Меня создали сатанисты. Они много веков готовили обряд, призвали сына Сатаны, который должен был устроить апокалипсис. Но получился не сын, а дочь. И это разрушило все их планы. Так что я - дочь Сатаны – вечная страдалица, которую все должны ненавидеть. Меня взяли себе какие-то люди, которые держали меня в клетке, истязали и пытали. Но я не знала другой жизни и считала это нормой. А потом меня просто выкинули на улицу. Всем было на меня наплевать, пока меня не нашёл Дьявол. Он заменил мне мать и отца, которых я никогда не видела, вырастил, воспитал и теперь я живу здесь.
- Получается, что ты нашла своего истинного отца? – уточнил я.
- Не совсем так. Мой отец Сатана, а не Дьявол. А где мой настоящий папа, я и не знаю.
Майя задумалась, но я решил, что пора возвращаться:
- Ладно, тогда пойдём. Нужно извиниться перед Яной.
- Идем. – согласилась Майя, но я чувствовал, что ей не очень хочется это делать.

Ребят мы нашли на том же самом месте и было похоже, что они перессорились. Да уж, конфликты не решаются сами собой, а времени мало, надо поторопиться, но Майя по-своему оценила ситуацию и остановилась. Этого мне сейчас не хватало! Я схватил её за руку и с силой потащил к ребятам. Откуда я брал силы для всего этого? Почему не сдался ещё там, на лестнице, когда нас чуть не уничтожило страшное чудовище? Откуда у меня взялись силы противостоять Мефистофелю и Астрид? Как я не сдался там, где выход был невозможен? Что заставляет меня действовать, двигаться вперёд, неужели это только поставленная перед нами цель? Но я не верю в то, чем загрузили меня в «Спасении», мне нет дела до этой особой миссии. Я просто хочу спокойно жить, как раньше. А может я ищу оправдания для себя в случае неудачи? И именно поэтому гонюсь за неизведанным? Наверное, глубоко в моём подсознании существует желание идти вперёд ради какого-то особого прекрасного момента, ради приключений и сражений с монстрами. Зачем? Чтобы встретить настоящих друзей.

Увидев Майю, Яна вскочила на ноги и сжав кулаки, двинулась навстречу. Это не входило в мои планы, я очень надеялся, что ребята помогут мне утихомирить этих воительниц, но они только отвернулись, не желая участвовать ни в каких разборках. Даже Макс, из-за которого и разгорелся весь этот сыр-бор сделал вид, что он тут совершенно не при чем. Так, ребята, видит Бог, я этого не хотел. Конечно, слишком большой риск попытаться изменить реальность, находясь в аду, но приходится прибегать к крайним мерам: закрыл глаза - открыл.

Немного другая картина: вместо белой пустоты, мы оказались в полной тьме. Сплошная чернота вокруг, но тем не менее, каждый из нас был виден совершенно отчетливо. Девчонки остолбенели, не понимая, что произошло, но увидев меня вздохнули с облегчением. Меня это немного удивило: неужели только одно моё присутствие может успокоить?
- Где мы, Лёш? – испуганно спросила Яна.
- В комнате примирения.
- Это ты сделал? – глядя мне прямо в глаза произнесла Майя.
- Да. – закивал головой я. – И вы не выйдите отсюда, пока не помиритесь.
- Ну, это мы ещё посмотрим… - сказала Яна, и грозно уставилась на Майю.
Девчонки принялись кричать друг на друга, обвиняя во всех смертных грехах, размахивали руками, угрожали, убеждали, и так не менее получаса. Меня это, честно сказать, забавляло. Я сам спровоцировал ситуацию, чтобы девочки смогли выпустить пар, высказать друг другу в лицо всё, не раздумывая, не оглядываясь на посторонних свидетелей ссоры, не ища поддержки и не боясь осуждения. Я был горд и счастлив, что мне это удалось, но ситуация несколько затянулась. Я конечно понимаю, что сейчас мы находимся вне времени, но пора бы и закругляться. А девочки продолжали орать друг на друга и, похоже, совершенно не уставали! Ну что ж, девочки, не буду вам мешать, мне это порядком наскучило, я взял свой плеер, надел наушники, включил тихую расслабляющую музыку, и не заметил, как задремал.

Сон был странным, неправдоподобным, и слишком добрым. Детишки бегали по детской площадке, молодые пары разгуливали по улицам, а старики сидели на лавочках - слишком всё хорошо, чтобы быть моим сном. Но скоро всё прояснилось. Я увидел вдалеке маленькую, почему-то очень знакомую, девочку. Она была в красивой модной одежде и держала за руки мужчину и женщину в строгих костюмах. Я понял, что это её родители. Они шли сквозь толпу обычных людей, как-о по-особому выделяясь среди них. Я услышал из голоса, но ничего не смог понять, потому что они говорили на английском языке. И снова, даже во сне, я пожалел о том, что плохо усвоил школьную программу. Семья просто прогуливалась по аллее, когда к ним подошли двое мужчин и что-то сказали. Это привело родителей в ярость, но я не мог даже догадаться, почему. Один из мужчин взял девочку за руку и повёл за собой. Родители попытались этому помешать, но другой мужчина внезапно стал очень чёрным и страшным и только одним взглядом смог устранить создавшуюся помеху. Родители замерли, а девочку посадили в машину и увезли. Сразу после этого родители обрели способность двигаться, но уже ничего не смогли поделать. Отец бросился вслед за машиной, отчаянно крича:
- Sam!!!
Автомобиль скрылся за поворотом, а отец упал на землю.
- Теперь ты знаешь чуть больше. – услышал я голос в своей голове, хотя совершенно этого не хотел. Моя рука потянулась к голове и сняла с неё белоснежную шляпу.

Я проснулся в холодном поту с бешено колотящимся сердцем и долго не мог понять: где я нахожусь, но увидев спящих девчонок, вспомнил. Похоже, пока я спал – они помирились. По крайней мере сейчас они не кричали друг на друга. Я решил, что пора прекратить этот балаган, и поэтому вновь закрыл глаза – открыл. Был у меня соблазн изменить реальность более радикальным способом, но я поборол это искушение. Как говорится, добро пожаловать из небытия в ад.
Увидев спящих девчонок Макс крайне удивился:
- Что это было? Они ведь только что стояли.
- Наверное, утомились. – как ни в чем не бывало ответил я и развел руками.
Думаю, для всех произошедшее стало серьёзным потрясением, но для меня оно было сильнее. Почему мне приснился такой странный сон? И был ли это сон, или это видение? Девочка из моего сна была очень похожа на тот самый рисунок, когда я рисовал тень. И имя – Сэм. Случайность ли это? А эти мужчины. Неужели тот превращающийся, это Альберт, а тот, кто потащил её в машину - Рон? И почему я снял с себя шляпу, которая мне не принадлежит? Слишком много вопросов.
- Нужно их поднять. – сказал Толик и пытаясь поднять спящую Майю.
- Для начала их нужно разбудить. – перебил его Макс и подошёл к Яне. – Яна, проснись!
Девочки как-то очень быстро вскочили на ноги и явно обрадовались тому, что оказались в привычном месте. Не знаю, насколько помогло им пребывание в небытие, но теперь они, по крайней мере, больше не хотели поубивать друг друга и были рады увидеть друзей. Встретившись со мной взглядом, Яна шарахнулась, как от огня:
- Как ты это сделал?
- Это моя способность! – ответил я и улыбнулся.
Больше вопросов не было. Ничего, они привыкнут. Я подошел к Майе и попытался взять её за руку, но она испуганно отстранилась от меня. Вот это да, я смог испугать дочь Сатаны. Но раздумывать особо некогда, пора заняться примирением:
- Майя. Ты хотела сказать что-то Яне.
- Да… - согласилась Майя, всё ещё испугано поглядывая на меня – Ян… Прости меня за всё, что я натворила. Я не хотела тебя обидеть.
- И ты тоже… прости… - также откровенно сказала Яна. – Я не должна была так реагировать. Видимо, я и правда слишком заносчивая.
- Так что? Мир? – предложила Майя и протянула руку.
Яна улыбнулась, и ещё раз украдкой оглянувшись на меня, решительно пожала руку Майи. Они улыбнулись друг другу и, кажется, забыли все обиды. Даже не верится, что совсем недавно они готовы были стереть друг друга в порошок.
- Это, конечно, очень хорошо, - начал Толик. – Но нам нужно идти дальше. Только один вопрос, куда?
- А куда вам нужно? – спросила Майя. – Я знаю все места в аду! Если что, проведу!
- Нам нужно в центр Земли. – сказал серьёзно Макс. – Ты знаешь проход?
- Да. – ответила Мая. – Он находится там, где в котлах варятся человеческие души.
- Что?!! – спросила испуганно Яна. – То есть это и вправду ад? Я думала, что это просто название такое.
- Так это и есть название. – сказала Майя, виновато улыбнувшись. – Только есть проблема с проходом. Я не могу туда идти.
- Почему? – спросила Аня.
- Потому что он скрыт за воротами, которые может открыть только мой папа и его заместители.
- Так в чём проблема? – спросил Макс. – Просто попроси своего папу, он нас пропустит!
- Проблема в том, что он потребует плату. – сказала Майя.
- А плата - наши души! – решил пошутить Толик.
- А откуда ты знаешь? – спросила Майя, и Толик побледнел.
- А кто его заместители? – спросил я.
- Люцифер и Мефистофель – сказала Майя. – Люци ответственный за психов, а Мефи ответственный за контракты с грешниками.
- Все очень плохо. – простонал Толик и закрыл лицо руками


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Хотите вставить в комментарий картинку?
Используйте теги:
[im]ссылка на изображение[/im] - для вставки изображения в исходном размере
[im#]ссылка на изображение[/im] - изображение размещается по ширине страницы