понедельник, 8 января 2018 г.

Scintilla. Книга 3. Друзьями мы не будем

Глава 3 (15)
Мишень
Грохот от выстрела закладывает уши даже в наушниках. Сильная отдача рвала ствол в сторону, но, если не забывать крепче прижимать приклад к плечу, с этим можно кое-как совладать.
- Всего лишь пятачок, - хмыкнула Ва Нил. – Слабоватенько!
- Так я ж попадала в центр! Вон, почти десятка! – заспорила я, рассматривая мишень, но, увидев снисходительную улыбку на лице подруги, вздохнула и согласилась. – Ладно. Не десятка – девятка. И это один из трёх!
- Надо все три в центр! Как ты не понимаешь, в мишень можно и не попасть, но враг не даст 
второй шанс.

- Это да… - согласилась я, надевая наушники и готовясь к следующей серии выстрелов. – Восьмёрка.
Заряд у винтовки заканчивается быстро, видимо, повреждён расходник, и какая-то незначительная пара минут на принудительную подзарядку расслабляет. А это недопустимо. Теряется настрой. Я мысленно искала оправдание своим промахам, и Ва Нил, кажется, почувствовала это.
Она окинула меня своим фирменным сочувственно-пренебрежительным взглядом и взяла винтовку. Серия из трёх выстрелов, и все в десятку.
- Как тебе это удаётся? – поразилась я, когда Ванилька сняла наушники.
- Просто в отличие от некоторых у меня стальная хватка, - усмехнулась она. – А кому-то ещё надо мышцы подкачать, чтобы винтовка из рук не выпадала.
- А то как-же, - буркнула я, изо всех сил сдерживая порыв внезапно взыгравшего самолюбия.
- Ты удивишься - результат не заставит себя ждать, - Ва Нил подбадривающе похлопала меня по плечу и продолжила. - Ладно, на сегодня всё. Пошли, я ещё с Силей хочу посидеть.
С винтовкой под мышкой Ванилька бодренько потопала к дому. А я бросила взгляд на наш импровизированный полигон. Хорошая была идея – соорудить стрелковый тир в брошенном подвале, всего в паре шагов от дома. И всего-то и надо было, что раздобыть и установить мишени. Правда, немного дискомфортным был грохот от выстрелов, многократно отражающийся от каменных стен, и постепенно теряющийся в бесконечных коридорах лабиринта, но звуконепроницаемые наушники легко устранили эту проблему. В глубине бесконечного коридора, как раз на расстоянии выстрела, стояли мишени, пугающе похожие на людей. Поначалу это меня смущало, но Ванилька объяснила, что один из создателей организации был человекообразным, поэтому мишени сделали по его подобию. Странная идея - делать мишени в виде своего лидера, но я не стала особо углубляться в рассуждения.
- Заскочим перекусить? – спросила я, но Ва Нил только хмыкнула.
- Я, значит, тебе занятия отменяю, а ты ещё и есть просишь. Проголодалась - съешь батончик. Времени на пустяки нет. У нас ещё задания не выполнены.
Желание сытно поесть нормальной еды было погашено на корню. Я вздохнула. Ванилька права, на подобные пустяки члены организации не тратят время. Для поддержания жизнедеятельности организма существуют специальные энергетические батончики, которые вмиг поставят на ноги, залечивают раны и обеспечивают запас сил минимум на сутки. Но от батончиков нет эффекта насыщения, желудок остаётся пустым и время от времени напоминает о себе. В последнее время я сижу только на батончиках. Как-бы мой желудок сам себя не переварил.

Дома мы застали невообразимый бардак. Посреди комнаты, среди разбросанных папок с документами, схем и чертежей, в позе Будды сидел Хром и, вытянув шею, насколько это было возможно, рассматривал то одну бумажку, то другую.
Подобное вольное обращение с документацией привело аккуратистку Ва Нил в ярость, но она сдержала эмоции, только тихонько рыкнула, глубоко вдохнула и медленно со свистом выдохнула. Меня всегда поражала эта способность владеть собой. Через мгновение она невозмутимо спросила:
- Ты что-то ищешь?
- Пытаюсь разобраться в работе межпространственного инвертора, - не отводя взгляда от бумаг, задумчиво произнёс Хром. – Стабилизатор барахлит, надо настроить. Там сейчас Каин ковыряется.
- А можно делать это не на полу? – пытаясь оставаться спокойной, спросила Ва Нил.
- Можно, но так удобнее.
Ванилька вновь вдохнула полной грудью и прошипела театральным шепотом, так чтобы все услышали:
- Я только прибралась…

Никто не решился ответить что-то на замечание Ванильки, потому что это, как бывало неоднократно, могло породить волну гнева. Повисло молчание, которое она сама и нарушила:
- А где Силя?
- На задании, - всё так же задумчиво, не отводя взгляда от чертежей, ответил Хром.
- Как на задании? – Ванилька ощетинилась чешуёй. – Почему меня не подождали? Я не успела с ней поговорить и предостеречь…
- Нил, она уже взрослая девочка, - перебил её Хром– Силиция вполне готова к самостоятельной работе. Ей не нужна нянька.
Это было жестоко по отношению к заботливой мамаше, но по-другому сказать было просто невозможно.
- Ну хоть сообщение скинуть… - грустно вздохнула Ва Нил и пробурчала, направляясь к лестнице. – Ладно уж. Я пойду к порталу, там явно заданий скопилось.
И она, обиженно потопала вверх, как бы вымещая всё свой недовольство на отчаянно скрипящих ступеньках. Только Ванилька могла заставить лестницу страдать, сопереживать и озвучивать истинное настроение. Но Ва Нил вовсе не была тяжеловесной неуклюжей толстухой, когда надо – она двигалась совершенно бесшумно.

И всё-таки в последнее время, после смерти Евы, она сильно сдала. Навалившиеся на неё обязанности по дому сделали её более раздражительной, и теперь она могла потерять самообладание при виде немытой посуды, горы грязного белья или разбросанных вещей. Конечно, все домашние работы по максимуму автоматизированы, но почему-то никто из членов команды не ставит использованную посуду в посудомойку, и не засовывает грязное бельё в машинку. Как-то не задумывались о таких мелочах. Раньше всё это делала Ева, но у неё это получалось как-то незаметно. И никто не задумывался, откуда берётся еда, чистая одежда, почему в доме чисто.
Хром глубоко вздохнул и запустил пальцы в волосы. Я поняла, что он зашел в тупик, и, хоть ничего не знала о том, в чем он пытался разобраться, на всякий случай спросила:
- Тебе помочь?
- Ты разбираешься в расчёте орбит планет системы 2319538…
- Нет, – вздохнула я.
- Тогда не надо, - он усмехнулся и покачал головой. – Как же сложно разобраться в порталах… А ведь я их создавал!
- Так что может быть сложного? – удивилась я. – Просто работай, как всегда.
- Я в последний раз видел портал, лет этак пятьдесят назад, а может больше. С тех пор он несколько видоизменился. Понимаешь, пока я был в незавершенной реальности, тут придумали множество усовершенствований, которые с одной стороны упростили работу портала, с другой стороны – появилось больше вероятностей поломок. Так что и не знаешь, лучше это или хуже. То, в чём я сейчас пытаюсь разобраться – раньше было обычным рубильником, включающем цепь. Сейчас это автоматизированное устройство. Можно было бы убрать его и заменить по-старинке, так как было, но дело в том, что теперь это связано не с одной цепью, а с целым блоком. И расчёт тут должен быть очень точным. И в этом я теперь мало что понимаю. А вот Каин молодец, он всегда был умный малый. Портал знает, как свои пять пальцев. Дети же должны быть лучше родителей?
Я пожала плечами, а Хром посмотрел по сторонам и спросил:
- Мне, наверное, всё-таки стоит прибраться, да? – и он многозначительно кивнул в сторону лестницы, где только что была Ванилька.
- Думаю, стоит…
- Хорошо, - он вздохнул, поднялся и тут же грохнулся навзничь, поскользнувшись на глянцевом листе бумаги. – Поистине сногсшибательные данные…
Я помогла ему встать на ноги и собрать бумаги, он сдержанно поблагодарил и ушёл наверх.

Я воспользовалась внезапно возникшей возможностью побыть в одиночестве перед отправкой на задание. Засунув куда подальше попытавшуюся возмутиться совесть, я плюхнулась на диван и попыталась отключить все мысли, но какое-то предчувствие неотвратимой беды быстро привело меня в рабочее состояние. Я вскочила с такой скоростью, что, придремавшая было совесть, всколыхнулась и принялась грызть меня с удвоенное силой.
В портальню я попала во время редкого перерыва, который Каин иногда устраивал для восстановления сил. Он сидел на диване сгорбившись, опустив голову и плечи, и было непонятно, спит он или бодрствует. Впрочем, это уже стало привычным. Каин или работал, или сидел вот так, погруженный в самого себя. Мне стало казаться, что Каин – одна из шестерёнок портала, настолько он потерял человеческий облик. Я вошла и попыталась привлечь его внимание, столкнув со стола, как бы ненароком, какую-то коробку, он даже глазом не моргнул.
- Привет, - как можно бодрее сказала я – Есть задания?
- Да, - коротко ответил он и пошёл к панели управления.
- Какое?
Но он молча открыл портал и замер в ожидании, когда я войду в зону отправки. Мне ничего не оставалось, как подчиниться его немому приказу. Прямо перед заходом я обернулась, ожидая увидеть хоть одну эмоцию на лице Каина. Но это был всё тот же пустой взгляд, пустое лицо и явно пустой желудок, он выглядел истощенным.
Я сделала ещё одну попытку поговорить с ним, возможно, обсудить проблемы, но я слишком хорошо знаю Каина. Он будет таким ещё минимум неделю. Надеюсь дольше это не затянется, в противном случае надо будет принимать какие-то меры. Когда-то он помог мне выбраться из глубин самоистязания. Может, стоит сейчас попробовать?
- Каин, - начала я, на что он грубо прервал мою попытку.
- Искра, я не хочу об этом говорить.
- Нет, ты меня послушаешь! – меня задела эта грубость и я завелась. – Я прекрасно понимаю, что у тебя всё плохо, но ты делаешь плохо и остальным! Ва Нил и Силиция к тебе подойти боятся, слово сказать не решаются, ходят по струнке, лишь бы ты в депрессию не впал. А Хром? Он твой отец, в конце концов! Он тоже страдает, а ты сидишь в портале и ничего не делаешь. Просто пойми…
- Не хочу, - тихо ответил Каин. – Я не хочу ничего понимать. Я никогда не был близок с мамой. Всегда считал её жестокой, даже злой в какой-то степени. И только сейчас я понял, насколько она была великой! Всё хорошее делала именно она. Все эти документы, книги, схемы, всё это появилось благодаря ей. Чистота в доме, интерьер, питание и отдых, всё это она. Она заботилась обо всех и каждом, даже о тех, кого недолюбливала. И вот только всё стало налаживаться, как…

Что-то скрипнуло, и Каин прервал разговор на полуслове, снова полностью погрузившись в проблемы портала. Приборы показывали перенапряжение и, хотя портал всё ещё работал, датчики стали зашкаливать, пришлось включить систему принудительного охлаждения и ждать, пока показатели не вернутся в норму.
- Я просто не хочу понимать. Мне нужно время…- продолжил Каин тихим голосом, и я заметила некоторое оживление в его глазах.
Это было приятным событием, и я решительно шагнула в портал, сопровождаемая подбадривающей улыбкой друга. Вот так-то лучше.

Я попала в странную комнату, украшенную всевозможными лентами, картинами и совершенно невообразимыми элементами декора. Седовласая пожилая дама, если только можно назвать седыми сине-серебристую копну волос, приветствовала меня ласковым взглядом абсолютно зеленых глаз. Видно было, что она ждёт уже долго, но тем не менее, ни коим образом не выдала своего недовольства. Этот вид существ был мне не знаком, и я не спешила покинуть платформу портала, чтобы иметь возможность вернуться без посторонней помощи.
Я внимательно рассматривала раскрашенный всеми цветами радуги пульт управления, все эти весёленькие думочки-подушечки на диване и казавшуюся такой приветливой хозяйку. Поправляя голубой меховой воротник на красном платье, она приподнялась с дивана и подошла поближе. Я заметила, что лицо покрыто слоем искусного макияжа, а небольшой участок оголившейся руки, между длинным рукавом платья и перчаткой появившийся на миг в тот момент, когда она поправляла прическу, подтвердил мои опасения. Кожа этой дамы была совершенно зеленого цвета. Меня всегда настораживали существа, скрывающие свой истинный облик.
- Здравствуй, дорогуша, - сказала она ласково, – А я уже заждалась, думала, что и этот портал просто так включился.
- Здравствуйте, - сказала я, пытаясь рассмотреть внезапно дрогнувшие длинные острые уши, тщательно скрытые под прической. – Вы нас вызывали?
- Да, дорогая, у нас проблемка. В паре сотен миль есть заброшенное здание. Там портал открылся и не закрывается! Среди наших специалистов не нашлось никого, что смог бы починить его.
- Так вам настройщик нужен, а я в порталах не разбираюсь…
- Нам охранник нужен, пока его не закроют, - жалобно попросила женщина. – А наша команда на заданиях, некого оставить. Вся надежда на вас.
- Да, конечно! – сказала я и только хотела спросить, как добраться до здания, как дама вскрикнула:
- Ах! Простите мои манеры, дорогуша! Мы не познакомились, а я уже взвалила на Вас столько дел! Меня зовут Архи, а Вас?
- Искра.
- Очень приятно, Искра! –Архи широко улыбнулась, оголяя два ряда зубов. – Подождите здесь, мой помощник Вас отвезёт.
Она вышла за дверь, тоже раскрашенную во все цвета радуги, а я с недоумением уставилась на выпавший из-под платья, волочащийся за ней длинный хвост.

Я спустилась с платформы портала и присела на диван. Неизвестно, сколько придётся ждать сопровождающего, а ноги, как говорится, не казённые.
И снова мысли от безделья. Честно говоря, я не понимаю, к чему все эти любезности? Я не помню большинства имён тех, с кем когда-то знакомилась. Может лучше отбросить все эти церемонии и просто выполнять работу? Но с другой стороны, эти пустые бесполезные разговоры помогают нам оставаться людьми в любо ситуации.

Дверь распахнулась и в комнату впорхнул мужчина в каком-то нелепом костюме и надетом набекрень цилиндре. Похоже, что он изо всех сил старался казаться человеком, но эти лихо закрученные пышные усы на безносом лице и сразу два монокля, непонятным образом держащиеся где-то в районе глаз, делали его похожим на маскарадного чудака.
- Доброго дня, меня зовут Грач. Буду рад быть Вашим провожатым.
- Очень приятно, - поклонилась я, преувеличенно пародируя его движения, и мы вышли на улицу.

Маленький городишко, похожий на тот, каким был мой город лет этак десять-двадцать назад, изо всех сил излучал дух старины. Всё казалось здесь не настоящим. И эти существа в одинаковой одежде, поразительно похожие друг на друга, молча торопились навстречу друг другу, как в театральной массовке. Мне уже приходилось сталкиваться с подобным, но в отличие от кукольных фарфоровых лиц Весельчаков с их непрерывно повторяющимся приветствием: "Добрый день", у пробегающих мимо были очень оживленные лица с искренними улыбками. Но они молчали. Или я просто их не слышала. Можно было активировать переводчик, но я не хотела раньше времени раскрывать все свои секреты. Грач молча подошёл к местному аналогу автомобиля и обернулся, гордо кивнув в сторону этого чуда местного автопрома.

Трёхметровый симбиоз автобуса и мотоцикла, шириной всего около метра, выглядел довольно забавно. Грач почтенно открыл дверь, приглашая занять одно из пассажирских мест, затем сел за руль, покрутил какие-то рычажки и, несколько раз нажав на клаксон, обернулся ко мне, как-бы спрашивая: «Ну что, готова к бешенным скоростям?» Я уже начала привыкать к этим безмолвным диалогам, улыбнулась в ответ и, крепко вцепившись в подлокотники, показала свою готовность. Вопреки ожиданиям, автомобиль плавно тронулся с места и медленно покатил по улицам. Я поняла, что дорога будет длинной.
Единственное развлечение в дороге, если рядом нет болтливых попутчиков, выглядывание в окно. Я с интересом наблюдала за особенностями общества, которое с одной стороны похожего на патриархальное государство, но в то же время использующего высокотехнологичные порталы, и, похоже, знающего о мульти вселенной. Тихая спокойная поездка, монотонно-повторяющиеся пейзажи за окном, словно я была на карусели, лёгкое покачивание и полная тишина убаюкивало лучше колыбельной.
Яркие краски утомляли, и я закрыла глаза, погрузившись в приятное черное пространство.
Во сне я увидела Еву. Она смотрела на меня глазами, полными страха, и что-то говорила, но её голос поглощала окружающая тишина. Я попыталась приблизиться к ней, но она грустно качнула головой, потупила взгляд и молча растворилась в пространстве.
- Искра? – взволнованный Грач тряс меня за плечо, и, судя по его взволнованному взгляду, довольно долго. – Мы прибыли.
- Да, да… - пробубнила я, протирая глаза. – Меня немного укачало.
Грач с видом галантного кавалера подал мне руку, и я царственно выбралась из машины. На этом церемонии закончились.

Потемневшие серые здания, напоминающие бетонные коробки типовых построек, возводимых на Земле где-то так в семидесятых-восьмидесятых годах двадцатого века, соединялись немыслимыми переходами и галереями на разных уровнях. Странно, что обитатели этих мест не выкрасили всё в радужные цвета. Многочисленные тёмные окна придавали этому архитектурному комплексу довольно мрачный вид, но Грач без тени сомнения вошел внутрь.
- Почему тут так темно? – спросила я, споткнувшись о какое-то невидимое препятствие.
- Так заброшка же. Тут нет линий проводов,-мгновенно ответил Грач.
- А как тогда работает портал?
Грач задумался, почесал бок своей когтистой лапой, и ответил:
- Портативная батарея, наверное. Я плохо разбираюсь во всех этих штуковинах.
Я хотела узнать подробности, но он втолкнул меня в очередной проход и все вопросы вылетели из головы.
Подобную модель портала я ещё не встречала. Он работал, как видимый разрыв. Такое чувство, будто кто-то просто проделал дыру в стене и видно другую комнату, но только это было в масштабе времени и пространства. Забавно, но с какой стороны я бы не попыталась заглянуть в разрыв, всегда видела один и тот же вид. Дыра будто поворачивалась по оси, оставляя угол просмотра неизменным, так что с этой стороны я не смогла рассмотреть подробности потустороннего разрыва.
- А почему портал… - попыталась подобрать слова, но не смогла ничего выдумать. – Такой?
- Почему он показывает одну проекцию? – переспросил Грач, уточняя, правильно ли он понял мой вопрос. – Так он, по сути, статичный. Стоит на одном месте. И когда ты пытаешься посмотреть за угол, ты просто изменяешь осевую проекцию, из-за чего наблюдается видовая константа.
Заумные слова сбили меня с толку, но суть я поняла.

Не имело никакого смысла продолжать эксперименты с просмотром, но я всё-таки ещё пару раз попыталась заглянуть в дыру сбоку. Да, со всех сторон вид был одинаковым, но что мне показалось странным: он как-то просвечивал сквозь портал. Не понятно. Если его видно через крепкий материальный портал, то почему не видно сквозь стены?
- Это наш пост, - сказал Грач. – Теперь нам надо сидеть и охранять портал.
- А что там с другой стороны? От чего охранять?
- Не знаю, команды на ту сторону не ходили, но порядок есть порядок. Сказали охранять, значит надо зачем-то.
Грач достал из стенного шкафа два раскладных стула, мы сели с двух сторон напротив портала и приготовились к возможным сюрпризам. Час, два, ничего не происходит. Похоже, блокировка портала стоит с противоположной стороны и охрана здесь не нужна. Зачем же они тогда просили о помощи? Что-то тут не так. Ноги затекли от сидения на неудобном стуле, и я решила немного размяться. Неподалеку от провала в стене я обнаружила два параллельных коридора с очень любопытным архитектурным решением, и заметила одну архитектурную странность: они были не идеально прямые. Коридоры шли волнистыми линиями, то выпирая из стены, то вдавливаясь обратно. Если идти по ним, возможно это не заметно, но с моего ракурса это было очевидным. Эта неровность была настолько необычна, что мне казалось, будто дом вообще не предназначался для людей.
- Ну как там? – спросил Грач, отвлекая меня от мыслей.
- Ты о чём?
- Ну, о войне. Как там, всё хорошо?
- Вполне, - оптимистично ответила я, а потом, отведя взгляд, тихо добавила – По сообщениям из "Работа для нас" сейчас бои идут.
- Ну, и как?
- Неизвестно. Сигнал не проходит.

Мне не хотелось обсуждать эту тему, но больше не о чем было говорить. «Вселенской защите» досталось меньше всех, как и остальным защитническим организациям. Разрушители миров первым делом напали на тех, кто занимался производством и распределением, экономическими и торговыми операциями и дипломатическими отношениями. Конечно, больше всего досталось «Металлу» - основному поставщику техники, и «Корпорации Мрака». Организации были полностью уничтожены, а оставшиеся в живых сотрудники помещены в резервации и используются как бесплатная рабочая сила. По сути дела – это рабство, но Разрушители прикрываются названием: «поселения для переселенцев с территорий военных действий». На территории уничтоженной «Корпорации мрака» сейчас действует главная база Разрушителей.

Тишину нарушил равномерный тихий стук, будто где-то ставят на пол тяжелые железные ящики. Я посмотрела на Грача, но он изо всех сил делал вид, что ничего не слышит.
- Ты слышишь? – спросила я тихо.
- Что? – переспросил он, оглядываясь по сторонам.
- Стук. Похоже на шаги.
- Тебе кажется! – отмахнулся он. – Когда долго сидишь в тишине, и не такое померещится.
Меня возмутила подобная беспечность, всё-таки мы - охрана. И по всем правилам, если твой напарник что-то слышит, ты должен сосредоточиться или хотя бы принять к сведению.
- Я пойду проверить, - сказала я, убедившись, что звук перемещается.
- Не думаю, что это хорошая идея, - Грач всем существом показывал своё нежелание двигаться с места. – У нас есть пост, мы не должны его покидать. Может, это какие-то другие охранники.
- Тут есть ещё объекты с охраной?
Грач явно не ожидал подобных расспросов от юной леди, его глаза забегали, выдавая истинное состояние, но внешне он старался сохранять полную невозмутимость.
- Мне сие неведомо, - слишком откровенно, чтобы это было правдой, ответил он. – Это находится в ведении начальства. Сюда Архи отправляет людей. А я - простой охранник.

Я почувствовала его внутреннее напряжение, и решила пойти проверить. Грач попытался сначала высмеять мою трусость, потом убедить, что всё это мне просто кажется, но увидев, что меня этим не удержать, демонстративно отвернулся и замолчал. Шаги прекратились, теперь мне было сложнее ориентироваться. Планировка этого места напоминала разметку в игре «крестики-нолики», помещения отделены друг от друга длинными коридорами, пересекающимися под прямым углом. Но нет ни одной ровной поверхности, стены как-бы плывут волнами. Удивительно, что снаружи здание совершенно ровное.

Холодная металлическая рука прижала меня к стене. Это был не удар, в именно захват и точный расчёт расстояния от стены по моему объёму. Так работают грузчики.
Робот-элипсоид сканировал меня красным фотонным глазом. Вырваться из цепких механических объятий было нереально, а лишние телодвижения могли только навредить, но я была готова атаковать, как только он ослабит хватку. Робот повёл себя совершенно неожиданно: начал дёргаться и показывать рукой, чтобы я молчала. На его мониторе вспыхнул сигнал «осторожно». Я кивнула в знак согласия, и робот отпустил меня.
- А ты ещё кто такой? – спросила я, но робот снова завибрировал и показал знак молчать.
Видимо у него был поврежден голосовой датчик, из его динамика раздавалось только легкое шипение. Робот жестом показал, чтобы я следовала за ним, но я не двинулась с места. Тогда он повернул кисть руки ладонью вверх и показал выгравированный на металле символ эмблемы "Спасения", организации, отвечающей за исследование всех уголков мультивселенной.
Я поверила и пошла вслед за роботом по бесконечно пересекающимся волнистым коридорам, переходя с уровня на уровень по неровным лестницам, исперщвленных какими-то сколами и вмятинами, и на особо извилистом спуске оступилась и едва не свалилась между пролетами.

Оказалось, что у этого небольшого снаружи здания было множество нулевых этажей, уходящих под землю на сотни метров.
Робот торопил меня, но лестница так виляла, что я физически не могла идти быстрее. На десятом переходу он остановился у гладкой стены. Вдруг, где-то на десятом пролёте, он остановился и вжался в стену, жестом показывая, что нужно затаиться.
Через мгновение в открытом дверном проеме появились две фигуры в черной военной форме, с автоматами наперевес и скрылись в каком-то закутке. Робот показал жестом, что дальше надо следовать очень быстро и очень осторожно, а я всё не могла вспомнить, где же я видела таких солдат.
Дальнейший спуск мы проделали с невероятной скоростью. С каждым пролётом лестница становилась более пологой и более удобной для передвижения.
Я заметила, что проёмы закрыты плотными герметичными дверями с кодовыми замками, а стены были покрыты слоем совсем свежей краски. Я осмотрелась по сторонам и вздрогнула. Это место показалось мне знакомым. Охранники в чёрной форме, внешний вид стен, планировка помещений… Точно, это лаборатории. Мороз пробежал по коже. Ещё живы были воспоминания о заточении в одной лаборатории, и эксперименты над моим существом, которые проводил Доктор.
Так значит, отсюда можно было выбраться, и вернуться обратно в организацию! Но только меня мучает вопрос, почему организация, которая похищает существ и предметы и ставит над ними бесчеловечные опыты, находится в непосредственной близости от отделения "Вселенской Защиты"?

Кусочки паззла складывались в нелицеприятную картинку. Робот остановился у одной из дверей и, прислушавшись, уверенно её распахнул. Коридоры, комнаты, всё было таким же, как и наверху, но теперь всё было значительно ровнее и прямее. Освещение в коридорах и комнатах было скудным, поэтому я сделала вывод, что этот этаж не используется. Местами было совсем темно, и единственным источником освещения был точечный фонарик на лбу робота. В одной из комнат мы нашли притаившуюся в углу испуганную девочку. Она всхлипывала во сне и крепко прижимала к себе стиснутые кулачки. Мы подошли ближе, и робот направил на неё луч света.
- Силя? – поразилась я. – Что случилось? Ты в порядке?
- Я да, - ответила она испугано, совсем не обрадовавшись тому, что увидела меня. – Ты ещё в норме? Они ничего не сделали?
- Кто они? О чём ты?
- Разрушители, - ответила Силиция, еле поднявшись на ноги. – Они захватили этот мир, теперь у них тут база.
Я впала в ступор. То есть всё это время я находилась в резиденции врага?
- Они заманивают людей, - сказала Силя, придерживаясь рукой за стену. – Вызывают сотрудников организаций, как бы на помощь, а потом сажают в камеры. Вот и этого, из "Спасения" поймали, только он смог сбежать.
Она кивнула в сторону робота, который неловко пикнул и замолчал.
- Но зачем им люди? – я всё ещё не сознавала происходящего.
- Они промывают им мозги, стирают память и меняют сознание. Заставляют думать, что они правы во всём, а мы нет. Не знаю, скольких они уже переделали, но речь идёт не о десятках, даже не о сотнях…
- Но как они поставляют сюда людей?
- Через портал наверху. Я послала робота, чтобы он разведал обстановку. Видимо, не зря.
- Но никто не проходил через портал. Да и сам он ведёт в какой-то лес.
- Это маскировка, - усмехнулась Силя. – И у Разрушителей безграничное число маскировочных сывороток. Все заводы под ними. Разрушители захватили «Великую Вселенскую Компанию», у нас теперь нет ресурсов.

Одна новость лучше другой. То есть мы сейчас находимся в логове врага, который тем временем захватывает миры? И этому нет конца.
- И что нам делать? – спросила я.
- Бежать не получится, они продумали здание так, чтобы любое существо устало на полпути к выходу.
Так вот почему всё здание такое кривое и неудобное. Все эти виляющие узкие коридоры, кривые лестницы, неровные проходы – это всё неспроста. И теперь мы в ловушке, в безвыходной ситуации.
- Я знала, что восстановление порталов было плохой идеей, - выдохнула я, на что Силя ответила.
- В организации, где всё держится на порталах по-другому невозможно.

Робот пошёл осмотреться, и мы оказались в полной темноте. Мы уселись на пол, я обняла девочку и, раздумывая над ситуацией, в которой мы оказались, нежно поглаживала её по волосам. Силя тихо засмеялась.
- Знаешь, я всегда хотела почувствовать себя маленькой. Но там, где я была раньше, мы появлялись на свет уже взрослыми, самостоятельными, с багажом необходимых знаний. С самого рождения нужно было принимать решения, выполнять на задания, совершенствовать знания по мульти вселенной. И однажды я узнала, что есть такие существа, как дети. И мне очень-очень захотелось хоть на миг почувствовать себя ребенком. И тут я встретила Ва Нил. Она сразу взяла надомной щефство, а потом и вовсе… удочерила. Теперь я просто хочу жить нормальной жизнью, как все дети.
- Так может уйти из организации? – спросила я в темноту. – Если тебе это в тягость, то не надо этого делать.
- Не могу, я обязана. Однажды я уже потеряла всё, второй раз я этого не допущу.

Мы ещё долго сидели в тишине и темноте. В какой-то миг мне даже показалось, что я выпала из мира и опять нахожусь в незавершённой реальности.
- Ты сообщила на базу? – спросила я.
- Да, Каин и Хром должны были уже всех оповестить. Скоро сюда прибудет отряд.

Одинокий луч свет заметался по коридору, сопровождающийся гулким тяжелым топотом. В комнату ворвался робот, замахал руками, делая сигналы спрятаться, и рухнул на пол, сраженный очередью из автомата. Мы быстро спрятались за выступом стены, но вспыхнувший яркий свет не дал нам ни малейшего шанса остаться незаметными.
- Вот они, - скрипучий голос пронзил пространство. – Держите их!
Все пути к отступлению были отрезаны. Глаза слезились от яркого света и от злобы бессилия. Меня скрутили под руки и поволокли куда-то по ярко освещенным бесконечным коридорам. Только не в камеру! Я не хочу!
Мне показалось, что освещение в здании было выключено специально, чтобы заманить меня в ловушку. Сейчас меня тащили куда-то вверх по всё тем же, становящимся всё круче, лестницам, но они были прекрасно освещены. Силиции нигде не было видно, надеюсь, ей удалось сбежать. Крепкие солдаты в чёрной форме очень быстро притащили меня обратно к порталу, возле которого стоял Грач.
- Искра, - он уже не скрывал своё истинное лицо. – Я же сказал, не убегай. Вот к чему приводят проблемы с кооперацией.
- Чтоб ты сдох, - процедила я сквозь зубы, но он только усмехнулся.
- А теперь мы поиграем в маленькую игру. Она называется: «Отзови войска». Ты сейчас берёшь свой браслет и пишешь, что наводка была ложная и никого не надо сюда звать. И даже не думай телепортироваться, все выходы находятся под нашей охраной.
- А если я снова сбегу, что ты мне сделаешь?! – наглела я, чтобы потянуть время.
- Убегай, - он показал на что-то, находящееся за моей спиной. – Но она умрёт.

Я оглянулась и увидела Силю, опутанную странными светящимися верёвками. Она пыталась вырваться, но в данном случае она была бессильна.
- И да, на раздумья тебе минута. Время пошло.
Я схватилась за браслет и начала печатать текст. Нет, я не собиралась отзывать команду, я писала точные координаты портала, отмеченные в базе данных браслета. Грач заметно нервничал, ему явно было не по себе, но он изо всех сил изображал из себя победителя. Рано радуешься…
Силиция от напряжения покраснела и покрылась липким потом. Было понятно, что эти путы причиняют боль. Грач с удовольствием наблюдал, как охранник подошел ближе и приставил дуло винтовки к её голове. Воспользовавшись тем, что Грач отвлекся, я быстро отправила сообщение и мгновенно принялась набивать новое, но уже просто чтобы потянуть время. Если связь есть, то письмо уже в центре. Значит, команда будет здесь через две минуты.
- Моё терпение не бесконечно, - прорычал Грач, и сделал знак охраннику.
Я с ужасом заметила. Как охранник медленно начал сгибать палец.
- Ещё пару минут, прошу! – взмолилась я, но Грач начал обратный отсчёт;
- Пять.
Пожалуйста, быстрее, ребята! Сейчас самое время ворваться в портал и начать громить всё и вся!
- Четыре.
Ну же, давайте! Где команда?!
- Три!
Они меня бросили? Они всех нас бросили? Или просто задерживаются?
- Два!
А может, их всех убили?
- Один!
- Всё!!! – крикнула я и нажала кнопку отправки сообщения. – Всё! Я отозвала команду… отпусти её, пожалуйста!
Грач ухмыльнулся, и щёлкнул пальцами.

Оглушительный выстрел лишил меня всякой надежды. Я закрыла глаза, чтобы не видеть, как по полу растекалась лужа крови, и как на ослепительно белой стене в одно мгновение расцвели сотни алых маков. Наивное лицо маленькой девочки исказила гримаса смерти. Я погрузилась в состояние шока, и даже не слышала канонаду выстрелов. Я очнулась, когда у портала появилась Ва Нил, окружённая нашими сотрудниками. Они пошли по коридорам с автоматами на перевес. Время от времени раздавались выстрелы. Это зачистка территории. Ванилька замерла на месте.
Её зрачки сузились, рот исказился в злобном оскале. Одним яростным прыжком она догнала Грача, повалила его на пол, вгрызлась ему в горло, и рыча, как зверь, принялась рвать его на части. Грач пытался закричать, но захлебнулся кровавым хрипом. Ва Нил вырвала из его груди сердце и высоко подняв его над головой вскрикнула: «Она же всего лишь маленькая девочка!» и изо всей силы бросила его на пол.
Маленький кусочек плоти беззащитно хлюпнул, выплескивая последние капли крови, несколько раз дернулся и затих.
Ванилька подняла свою названную доченьку на руки, отвела со лба липкие пряди смоляных волос и поцеловала в безжизненные глаза.
- Как же так… - из её глаз потекли слёзы, а чешуйки затряслись в ознобе. – Ты ушла без меня…
Ва Нил достала из внутреннего кармана батончик и сунула кусочек в рот бездыханной Силе. Ванилька аккуратно помогла переживать батончик уже обмякшей челюстью и пыталась протолкнуть внутрь.
- Просто надо вылечить… Надо вылечить… Её ещё можно…
Ва Нил нежно обняла Силицию и взвыла в припадке безумной агонии.
- Ву, - я попыталась её позвать, но она меня не слышала. – Она всё… отмучалась…
Ва Нил посмотрела на меня глазами, потерявшими разум. Кровь на губах смешалась со слезами и тонкими розовыми ручейками орошала лицо той, что совсем недавно была озорной девчонкой. Ва Нил нежно вытерла лицо Силиции и положила её на стол. Немыслимая судорога сводила мышцы, заставляя чешуйки издавать устрашающий треск, но в глазах читалось отчаяние и мольба о помощи. Я тихо подошла к ней и положила руку на плечо. Ванилька крепко обхватила меня и впилась когтями в спину. Это было очень больно, но я терпела, потому что чувствовала, что ей становится легче.
Битва продолжалась. Из портала десантировались всё новые и новые отряды. Похоже уже более тысячи воинов рассредоточились по периметру и вели бой уже за пределами комплекса. Я понимала, что Ва Нил в таком состоянии не может сражаться и искала повод, чтобы провести её к порталу, но она сама, взяв на руки Силю, вышла. Я последовала за ней.

Целью организации "Противоборство" была разработка оружия и его активное использование. И если во "Вселенской защите" используются более-менее радикальные меры, то в "Противоборстве" идёт политика активного военного вмешательства. Любую проблему они решают с помощью оружия и насилия. Это не всегда плохо, но "Противоборство" находится под огромным пакетом санкций и, фактически, является собственностью "Работы для нас". Они тоже "огнём и мечом" устраняют опасности, но делают это менее радикально. "Работа для нас" как полиция, а "Противоборство" - ОМОН. В настоящее время, на одной из основных военных баз идёт мобилизация. Тысячи новобранцев нога в ногу идут ровным строем в сторону портала. Я не сторонник развязывания войн и предпочитаю решать любые конфликты мирным путём, но сейчас я одобряю их действия и смотрю на них, как на героев. Они идут спасать мир ценой собственных жизней. В таких бойнях мало шансов выжить, особенно у тех, кто пришел первым. Врагом может оказаться любой, даже этот цветущий кактус на подоконнике, даже тот, кто плечом к плечу стоял с тобой в портале, попавший в зону искажения личности. Зачистка превращается в кровавое месиво, которое заканчивается только тогда, когда заканчиваются патроны. Тысячи тысяч воинов осознанно идут на смерть ради жизни других, ради нас. Эта битва войдёт в историю по количеству мобилизованных. Похоже, одними мобилизованными дело не обходится, среди выходящих из портала я заметила сотрудников из "Спасения" и "Вселенской защиты", которые тоже готовы идти в бой. Готова ли я? Наверное, нет.

Ва Нил шла уверенно, четко печатая шаг, как на параде, и от одного только вида окровавленного монстра, несущего в руках маленькую мёртвую девочку, люди сначала содрогались, но увидев боль и страдание в глазах Ванильки останавливались и склоняли головы в прощальной скорби.
Ванилька вошла в комнату с разукрашенным пультом, разноцветными подушечками на ярком диванчике, где совсем недавно меня встречала улыбчивая пожилая дама, откуда всё и началось. Сейчас здесь было пусто. Ва Нил постояла пару минут и сказала:
- Вызови Каина. Пусть откроет портал…
Я дала сигнал Каину и через минуту портал открылся.
Каин и Хром уже были в курсе произошедшего, но вид появившейся группы привёл их в шоковое состояние.
- Это… - Хром не мог говорить, и я просто кивнула, дала понять, что всё поняла.
- Господи, - сквозь зубы провыл Каин. – Теперь Силиция… Нелюди.
- Как так-то? – Хром всё ещё не мог принять случившееся. – Как же жаль… как жаль…
- Они не пройдут через портал? – спросила я Каина. – Там открытый проход.
- Не получится. «Противоборство» блокирует порталы после перехода. Ими нельзя воспользоваться со стороны базы.
- Хорошо, - успокоилась я, хоть ничего хорошего не случилось.

У себя в комнате, оставшись наедине с собой, я смогла расслабиться и дать волю чувствам. А это было крайне необходимо. Я не была готова к такому повороту событий, поэтому отправилась на задание в обычной одежде. Теперь платье было безнадежно испорчено. Эти кровавые следы, пятна краски и ржавчины отстирать невозможно. Я сняла платье и увидела рваные клочья на спине. Да, это конец. И только сейчас я поняла, что Сили действительно больше никогда не будет. Я подошла к зеркалу и трясущимися руками прикоснулась к появившейся седой прядке волос.
Мне не привыкать к грязи и поту, но седина – вот, что показывает весь ужас ситуации. Может, стоит уйти? Бросить и уйти? Как хотела Силя…
Струи горячей воды больно ударили по израненному телу, и смешиваясь с грязью потоками стекали вниз. Моё тело очищалась под жалящими хлыстами массажного душа, но я чувствовала себя по прежнему такой же грязной и окровавленной.
Я не смогла спасти Силю. Я не смогла спасти Еву. Сколько ещё дорогих людей уйдёт, и я не в силах буду ничего изменить? Давала клятву защищать весь мир, но я не думала, что это будет ценой жизни самых близких. Спасение ценой потери… это жестоко.

Прошло несколько томительных бесконечных часов, но Ва Нил не возвращалась. Я была уверена, что она точно не за покупками зашла. За городом клубился дым, оповещающий об окончании битвы. Это был большой погребальный костёр, в котором все равны: и те, кто нападал, и те, кто защищался.
Остаётся только ждать, пока аналитики в новостях оповестят, кто именно одержал победу. Лично мне кажется, что война - это не место для побед. В войне нет радости победы, есть только горесть потерь. Сколько сегодня принесено ей в жертву? Сотни, тысячи? И те немногие, которым удалось избежать смерти, вернулись обратно. Они будут называть себя героями - защитниками. Совсем недавно я тоже так считала, но разве тот, кто убил другого - герой? А ведь я и сама такая. Сколько жизней я погубила вольно или невольно? Никогда об этом не думала, и сейчас не буду об этом думать. Минутная слабость – вот что это. Надо прийти в себя и не раскисать. Только в глубине души спряталась мыслишка, что убийца не может осуждать убийцу.

Я спустилась в гостиную и попыталась немного прибраться. Тихо скрипнула дверь. Ванилька вошла и, ничего не говоря, поднялась наверх. Я с трудом погасила в себе внезапно появившееся желание пойти к ней и поговорить, вспомнив, как отреагировал Каин на мою попытку утешить его после смерти Евы. Хоть шрама не осталось, но нога до сих пор иногда побаливает. И я знаю, на что способна Ванилька в ярости. Совсем недавно на моих глазах она разорвала в клочья предателя Грача. И всё-таки я решилась. Ведь мы – подруги, а значит… не знаю, что это значит в подобной ситуации. Я просто постучалась и долго стояла в ожидании ответа. Я решилась открыть дверь и была поражена тем, что Ванильки там не оказалось. Спрятаться в комнате было невозможно, и… меня охватила паника. А что если она, воспользовавшись отсутствием Каина, вошла в портал? Я бросилась в портальню, но внезапно остановилась от звука, похожего на журчание ручейка, шелест листьев и тихое пение птиц, раздававшегося из комнаты Сили. Я тихо отворила дверь и увидела, как Ванилька, склонившись над пустой кроваткой пела колыбельную. Ту самую, которую так любила её доченька. В руках она держала фотографию, на которой они такие весёлые и счастливые скатываются с горки. Голос становился всё тише и тише.
- Ву? – сказала я, когда пение стихло, но она никак не отреагировала на моё появление.
Я подошла к кроватке и увидела, что Ванилька спит, склонив голову на подушку. Её лицо было печальным и умиротворенным, но временами его искажала гримаса ужаса, она вздрагивала и всхлипывала. Её мучали кошмары. Я тихо погладила её по чешуйчатой голове и, не знаю почему, запела: «Баю-баюшки-баю…» Гневные складки на лице разгладились, Ванилька с моей помощью заползла на кровать и свернулась калачиком. Я укрыла её маленьким одеялком и вышла из комнаты.
Фотографию в самодельной рамке я оставила рядом на тумбочке. Пусть они побудут немного рядом. Хоть во сне.

В гостиной на стене висела фотография годичной давности. Мы только недавно вернулись с Хромом из незавершенной реальности и у счастливого Каина возникла идея, сделать ретро-снимок. Обычный, на старинной фотобумаге, древним фотоаппаратом со вспышкой. Помню, как долго мы потом тёрли глаза от магниевой вспышки и махали руками, пытаясь поскорее разогнать облако дыма. Мы смеялись, как дети и весело подшучивали друг над другом. Мы были все вместе. Мы были счастливы. И от всего этого осталась только фотография…
С тех пор многое изменилось. Пришла беда, откуда не ждали. Мы смогли справиться с монстрами и чудовищами и потеряли близких в противоборстве с себе подобными. Люди стали причиной гибели Евы и Сили. Правду говорят, твой самый страшный враг – твой друг.
Погрузившись в размышления, я не заметила, как тихо подошел Каин. Он взял у меня из рук фотографию и повесил её на место. Его глаза были пусты и печальны, но я заметила, что что-то его волнует.
- Что за сообщение, ты мне прислала?
- Я действовала на автопилоте, просто старалась тянуть время до прихода команды.
- Нет, я про содержание… - он очень внимательно посмотрел мне прямо в глаза, и я поняла, что это для него очень важно.
- Да, я просто написала первое, что пришло в голову.
Он смотрел на меня не мигая, потом резко развернулся и быстро вышел из комнаты. Что-то показалось мне странным в этом взгляде, но я не сразу поняла. Точно! Слепой не может так смотреть, значит… Дрожащими руками я открыла переписку. Что же я там такого написала, что он так реагирует?

«Привет, Каин. Прости, что беспокою, просто мне нужно их отвлечь. А теперь слушай. Всю мою одежду отдай Ва Нил, она с ней сама распорядится. С мебелью и комнатой разберётесь сами. Деньги, если найдёте меня, распределите поровну, бижутерию продайте тоже. Я хочу сказать, что вы все для меня значите очень многое, вы мне, как семья. Я знаю, что это пустые слова, но всё-таки, я хочу, чтобы вы знали. Простите за все обиды, не держите зла. Прощайте». 


Рисунки автора

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Хотите вставить в комментарий картинку?
Используйте теги:
[im]ссылка на изображение[/im] - для вставки изображения в исходном размере
[im#]ссылка на изображение[/im] - изображение размещается по ширине страницы