пятница, 25 октября 2019 г.

Психологический детектив. "Возможно но только возможно"

Глава 14 
С этим нужно жить 
- Прощать убийцу – значит убивать. 
"Ромео и Джульетта" Уильям Шекспир 
Виктор Сергеевич возвращался домой уставший и голодный. Он вошёл в свой подъезд, добрался до входной двери, повернул ключ в замочной скважине и услышал незнакомый мужской голос и заливистый смех Ангелины Викторовны. Это слегка насторожило, но, подумав, что пришёл какой-то её знакомый или друг, Виктор Сергеевич неспешно разделся, вошёл в гостиную, откуда доносились голоса и замер в удивлении. На диване, с чашкой чая в руке, сидели его жена и Семён Семёнович и непринуждённо болтали. Ангелина Викторовна заметила мужа, подошла к нему и поцеловала в щёку.
- Привет, я тебя не заметила! Знакомься, это Семён Семёнович, мой старый знакомый. 
- Я думаю, мы уже знакомы, - без капли сомнения сказал психолог. 
- Правда? – удивилась Ангелина Викторовна. 
- Да, он сегодня был со мной на допросе, - подтвердил Виктор Сергеевич слова психолога. 
- Да? Я думала, что Вы психолог, а не следователь, - обратилась она к Семёну Семёновичу. 
- Так и есть, - психолог встал с дивана, подошёл к Виктору Сергеевичу и протянул руку. – Меня допрашивал Ваш супруг. 
Теперь и Ангелина Викторовна впала в ступор. Наступило напряжённое молчание, которое прервал Виктор Сергеевич. Он пожал руку психологу и сказал: 
- Ну ладно, что стоим? Может Вам что-нибудь принести? 
- Нет, спасибо, - вежливо улыбнулся психолог. 
Мужчины сели на диван, а Ангелина Викторовна переместилась на кресло. Молчание затянулось, Виктор Сергеевич пытался понять, что здесь делает психолог, а его супруга удивлялась, насколько тесен мир. Молчание нарушил тот, кто больше всех понимал происходящее: 
- Думаю, мне нужно объясниться, - начал Семён Семёнович. – Видите ли, Ангелина Викторовна, по какой-то неимоверной случайности, я и мои подопечные были впутаны в историю с преступлениями, происходящими в нашем городе. Надеюсь, расследование продвигается хорошо? 
Последнюю фразу он обратил к Виктору Сергеевичу, который, ещё не осознал происходящее, но ответил: 
- Да, хорошо, - и после короткой паузы добавил. – А как Вы познакомились с Ангелиной? 
Психолог внимательно посмотрел на Ангелину Викторовну. Она явно нервничала, что следователя очень тревожило. 
- Это довольно старая история, - увильнул от ответа Семён Семёнович. – Я все подробности уже не вспомню. Скажу так, Ангелина Викторовна была моей подопечной, когда была младше. 
- Правда? – удивился Виктор Сергеевич. – Она мне никогда об этом не рассказывала. 
- Просто это были не самые лучшие годы её жизни, - ответил психолог, бросив взгляд на Ангелину Викторовну. – Думаю, если она захочет, то сама расскажет Вам об этом. 
Виктор Сергеевич посмотрел на жену. Она сидела, съёжившись, будто боялась что-то. Первой мыслью было спросить, что с ней происходит, но в этот раз он решил подождать лучшего момента. 
- Хорошо, - ответил Виктор Сергеевич. – Тогда разговаривайте, а я пойду себе чаю налью. Вам принести? 
- Нет, - сказал психолог и улыбнулся. – Вы повторяетесь, Виктор Сергеевич. 
Следователь отправился на кухню, взял чайник и налил в чашку кипяток. И тут в его голове промелькнула мысль. Такое стечение обстоятельств могло сыграть Виктору Сергеевичу на руку. Он не верил, что Семён Семёнович никак не причастен к убийствам, потому вышел в коридор и направился к выходу. На вешалке висело пальто психолога. Следователь без капли сомнения начал рыться по карманам. Его поиски были не безуспешны. В неестественно большом внутреннем кармане пальто он обнаружил паспорт психолога, связку ключей, а также записную книжку. Ни денег, ни каких-либо признаков водительских прав он не нашёл, но это не значило, что их не существовало. Следователь быстро просмотрел паспорт, но не найдя в нём ничего интересного, положил обратно в пальто. Затем Виктор Сергеевич осмотрел ключи. Восемнадцать ключей, многие из которых были идентичными. Виктор Сергеевич не понимал, зачем психологу столько одинаковых ключей, но решил не задаваться этим вопросом. Записная книжка же вызывала у следователя наибольший интерес. В ней он нашёл множество фамилий и адресов. Большинство из них были зачёркнуты, что настораживало Виктора Сергеевича. В частности, его заинтересовало то, что было зачёркнуто имя Ларисы Завражной. Но потом он обратил внимание на другое зачёркнутое имя, "Ангелина Викторовна Ковалёва" - девичья вамилия его супруги. Это особо насторожило Виктора Сергеевича, до тех пор, пока он не увидел адрес, и понял, что это записи двадцатилетней давности. Из этого следователь сделал вывод, что это список клиентов психолога. В нём также значилось не зачёркнутое имя Татьяны Красновой. 
- Вить, ты там нормально? – встревоженно поинтересовалась Ангелина Викторовна, не выходя из гостиной. 
- Да-да, уже иду! – крикнул он в ответ, быстро засовывая книжку обратно в пальто. 
*** 
На улице было уже темно. Ребята собрали инструменты, и вышли на улицу. 
- Я считаю сегодняшнюю репетицию вполне удачной, - заключила Лия. – Мы завтра всех порвём! 
- Ещё бы! – подхватил Лёша. – Столько работали. Не могу дождаться завтрашнего концерта. 
- Кстати, Тань, - обратился к ней Олег. – Ты же идёшь с нами? Будешь в группе поддержки, так сказать. 
Таня хотела пойти, но, к сожалению, или к счастью, у неё завтра начиналась первая рабочая смена. 
- Нет, я не смогу, - ответила Таня. – Мне на работу надо. 
- Жаль, - выдохнул Олег. – Без тебя будет скучнее. Ну да ладно, работа важнее. 
- Так, - Илья остановился на месте. – А теперь давайте уточним… 
- Илюх, что опять то с тобой? – прервал его Лёша. – Ты сегодня сам не свой! 
- Да нервничает он, - усмехнулась Лия. – Это нормально. 
- Ничего я не нервничаю! – хмыкнул Илья и продолжил. – Всё же давайте опять. Завтра выдвигаемся в восемь, чтобы к девяти быть на месте. Затем будет два прогона, будем репетировать прямо на сцене. Наше выступление будет в пол одиннадцатого, я узнавал. И, пожалуйста, ничего не забудьте! 
- Да успокойся уже, - Лия явно не разделяла беспокойства Ильи. – Всё в порядке будет. Мы уже почти год к этому концерту готовимся, всё будет хорошо! 
- Надеюсь, - Илья развернулся и продолжил движение в сторону остановки. 
Ребята последовали за ним в тишине. Каждый думал о своём, держа мысли при себе. Таня же была счастлива. Просто так, без особой причины. Она шла в окружении друзей, чтобы выспаться в доме, чей хозяин её приютил из исключительно добрых побуждений, и пойти на работу, которую она получила с помощью Доктора, её надежды и опоры. Жизнь и вправду повернулась к ней лицом, с огромной улыбкой. 
- Автобус! – выкрикнул Олег. – Ладно, ребят, завтра увидимся! 
Он махнул рукой на прощание и побежал на остановку, к которой только что подошёл автобус. 
Олег уже уехал, когда ребята подошли к остановке, и Лёша сказал: 
- Мне в магазин надо, так что давайте, до завтра,- пожал руку Илье и пошёл в направлении магазина. 
- Долго не гуляй! – крикнула ему вдогонку Лия. 
Лёша обернулся, махнул рукой и пошёл дальше. Остановка была пустая. Илья долго оглядывался по сторонам, затем достал зажигалку и сигарету. Лия быстрым движением руки выхватила сигарету у него из руки и выкинула в помойку. 
- И к чему это было? – раздражённо спросил её Илья. 
- Тебе завтра петь, - спокойно ответила Лия. - Не порти лёгкие. 
Илья посмотрел на Лию, убрал пачку сигарет в карман и отвернулся. 
- Я тебя тоже люблю, - улыбнулась Лия. 
К остановке подошёл автобус. Илья повернулся к Тане и сказал: 
- Это наш, пошли. 
- Ну ладно, Тань, - Лия обняла её. – Давай, завтра увидимся. Держи за нас кулачки! 
Таня улыбнулась в ответ и пошла за Ильёй. 
***
Общий разговор не завязался, что не удивительно. Пока Ангелина Викторовна и психолог вели незамысловатую беседу, вспоминая прошлое и разбрасываясь шутками, Виктор Сергеевич сидел рядом с Семёном Семёновичем, изредка ухмыляясь. Он не мог вступить в непринужденную беседу с тем, кого совсем недавно подозревал в убийстве, хотя сейчас он не следователь, а психолог – не подозреваемый. Виктор Сергеевич мог вернуться к разговору об убийствах, но он видел, как рада видеть Семёна Семёновича его жена. Создавалось впечатление, будто они не виделись целую вечность, и, судя по всему, так оно и есть. 
- Что-то Вы притихли, Виктор Сергеевич, - заметил Семён Семёнович. – Вас что-то беспокоит? 
- Да нет, что Вы, - усмехнулся следователь. – Просто на работе устал. 
- Мне кажется, Вас что-то тревожит, - настаивал психолог. – Может, поделитесь с нами? 
Виктор Сергеевич не растерялся. Тем более, у него были вопросы, которые требовали ответа. 
- Вы ведь помните тот случай в церкви? – спросил он психолога. – Что это было? 
- А, это, - Семён Семёнович немного усмехнулся. – Вы ведь помните, что происходило лет десять назад? Массовые сокращения, увольнения, понижение зарплат. Тогда много людей пострадало. 
Виктор Сергеевич помнил это время. Тогда его грозились уволить с работы в угоду молодым специалистам, но, к счастью, всё обошлось. Ангелина Викторовна же отделалась проще, понижением зарплаты, но в тот ужасный период их жизни каждая копейка была на счету. 
- Так вот, - продолжал психолог. – Знаете, почему это произошло? Благодаря нашему уважаемому Игорю Николаевичу. Тогда он занимал должность губернатора. И вот когда к нему обратились с вопросом, почему это всё происходит, он ответил, что денег нет, всё потратили. И ладно, если бы на развитие города, ремонт жилых зон, нет! Вон, у нас в центре города здание под снос стоит. По сметам его уже давным-давно не существует, а в реальности вон, радует глаз, как бы не рухнуло. А знаете, на что деньги ушли? 
Психолог выдержал напряжённое молчание, будто ожидая, что ему зададут вопрос. Но что Виктор Сергеевич, что его супруга сидели молча. 
- Жена губернатора яхту захотела. И мало того, что деньги на это из бюджета выделили, так ещё любезная супруга Игоря Николаевича об этом всем хвасталась. Тогда я ждал, что народ поднимется, пойдёт против системы, а нет. Ну, я и сделал единственно верное решение, по моему мнению. Залез в архивы, вытряс документацию, и направил правильным людям. А дальше он уже сам сбежал, понял, что его или скинут, или убьют. Вот только уже прошло больше десятилетия, новое поколение взросло, а кто не подрос, того учат старики-маразматики. И вот именно они подобное и устраивают. Не понимают, идиоты, что сами себе могилу роют. 
- Да уж, - задумался Виктор Сергеевич. – Так это Вы весь тот ужас предотвратили? 
- Ну, я был не один. Просто не терплю, что у власти стоят такие ужасные люди. Ведь из-за них люди думают, что всё правительство плохое. А подобное поведение в общественных местах, когда фанатичная толпа врывается в церковь, настоящее богохульство. 
- А что насчёт того, что сделали Вы? – с лёгкой издёвкой спросил следователь. – Это не богохульство? 
- Это старая практика, я так уже делал. По сути, за это меня посадить нужно, но ради всеобщего блага я готов пойти на такие жертвы, - Семён Семёнович посмеялся. – Негоже в чужой монастырь ходить со своим уставом. 
- Я думал, что Вы психолог, а не политический деятель, - усмехнулся Виктор Сергеевич. 
- Так я и не лезу в политику. Это мой гражданский долг, выражать свою позицию. Тем более, если я могу помочь людям, я это сделаю. Но, к сожалению, не всегда получается. 
Ангелина Викторовна резко дёрнулась, будто хотела остановить психолога. Виктор Сергеевич заметил это, но, в который раз, решил не поднимать эту тему. 
- Благое дело делаете, Семён Семёнович. Вот ещё бы сказали мне, где преступника искать, цены бы Вам не было! 
Виктор Сергеевич засмеялся, ожидая, что психолог рассмеётся в ответ, но тот внимательно посмотрел на следователя и сказал: 
- А почему бы и нет? Скажите мне его характеристики, и я скажу, кто он. 
В комнате наступила тишина. Ангелина Викторовна встала с кресла, улыбнулась, и сказала: 
- Ладно, разговаривайте, я сейчас чай сделаю. 
Она поспешно удалилась на кухню, оставив следователя и психолога наедине. 
- Ну что, Виктор Сергеевич, - голос Семёна Семёновича немного изменился и стал более тихим и глубоким. – Принимаете моё предложение? 
- Допустим, - неоднозначно ответил следователь. – Что Вы именно хотите знать? 
Виктор Сергеевич прекрасно понимал, что подписывается на разглашение тайны, причём не кому-то нейтральному, а подозреваемому. Но что-то в облике психолога внушало ему спокойствие, будто он мог рассказать ему всё. 
- Как выбирает жертв, как и когда их убивает, какие следы оставляет. Всё в таком роде. 
Следователь глубоко вдохнул, огляделся по сторонам, будто проверял, чтобы его не подслушали, и рассказал всё, что знал. 
*** 
Таня уже готовилась ко сну. Илья сказал, что к завтрашнему дню нужно хорошо выспаться, поэтому они собрались лечь пораньше. Переодевшись и приготовив вещи на завтра, Таня направилась в ванную комнату. Она услышала музыку, доносящуюся из комнаты с инструментами, и решила проверить, что там происходит. Таня подошла к двери и слегка её приоткрыла. Илья сидел, перебирая струны акустической гитары. Он заметил Таню и спросил: 
- Почему ты не спишь? Уже поздно, тебе завтра рано вставать. 
- Я готовилась… - начала оправдываться Таня, но решила, что это бесполезно. – А ты почему не спишь? 
Илья замялся, сыграл ещё пару аккордов, и ответил: 
- Не могу уснуть. Мне надо практиковаться. 
Таня подошла к нему ближе. 
- Тебе надо поспать, - у неё на лице появилась улыбка. – У тебя всё получится. 
Илья остановился. Он отложил гитару в сторону и ответил: 
- Да, ты права. Просто я нервничаю, хочу, чтобы всё было идеально. 
- Всё будет хорошо, я уверена, - подбодрила его Таня. 
Она уже собиралась идти в свою комнату, но Илья её остановил. 
- Тань, давай поговорим. 
Девушка немного удивилась, всё это время, пока она здесь жила, они редко разговаривали. Они сели рядом и начали непринуждённую беседу о планах на завтра, но постепенно речь зашла о ребятах. Илья долго рассказывал, как он приходит в восторг от таланта Олега, как он удивляется искусству поэзии Лёши, как он восхищается прекрасным голосом Лии. Таню не удивили слова Ильи, всё же она думала точно так же, но этот разговор породил несколько вопросов. 
- А как вы встретились? – спросила девушка. 
Илья слегка замялся, но всё же решился рассказать: 
- Это было давно, уже не помню, сколько лет назад. У меня начались проблемы с отцом. Он всегда был требовательный, но тогда он стал надо мной издеваться. Наши разговоры всегда были на тему того, что я недостаточно хорош, что я ничего собой не представляю. Я попытался доказать ему, что он не прав, но что бы я не делал, этого было недостаточно. Я никогда не получал высшей награды, всегда был где-то там, в серединке. И это меня сломало. Я стал думать, что не достоин ничего, потому что у меня не получалось быть лучшим ни в чём, что бы я не делал. Мне было очень плохо, я стал закрываться от людей, перестал делать что-либо, потому что знал, что всё равно ничего не получится. А потом я встретил Лию. Она просто однажды подошла ко мне и предложила помощь. Мы легко сдружились, постоянно гуляли вместе, а потом я как-то узнал, что она очень хорошо поёт. Тогда я уже умел играть на многих инструментах, конечно, я думал, что плохо, но Лия сказала, что я прекрасно играю. И это пробудило во мне желание стать музыкантом. До этого я учился играть, чтобы доказать отцу, что смогу стать таким же, как и он, но ему всегда было этого мало. Если бы не Лия, я бы не стал тем, кто я сейчас. Потом она познакомила меня с Олегом и Лёшей. Они встретились на курсах у Доктора, и мы все вместе решили организовать группу. Мы даже пошли учиться в одно и то же место, чтобы не терять контакт друг с другом. Но теперь, я думаю, это уже не важно, потому что мы стали одним сплочённым коллективом, и вряд ли разойдёмся. И вот как-то так мы встретились. 
- Вы с Лией встречаетесь? – спросила Таня, немного смутившись своего вопроса. 
- Нет, нет, - нервно усмехнулся Илья, отведя взгляд куда-то в сторону. – Не скажу, что не пытались… Я люблю её, и она любит меня, но пары из нас не получится. Лие не нужны отношения, как и мне. Она хотела женского счастья, семьи, детей, но получить этого не сможет никогда. А я не хочу соединять свою судьбу с человеком, который будет от этого страдать. 
- Почему же? Вы очень хорошо друг с другом ладите, я думала, вы пара. 
- Вот так, - Илья криво улыбнулся. – Иногда простой симпатии недостаточно, чтобы быть счастливым. Но мы прекрасные друзья, могу сказать, даже лучшие. Я не представляю жизнь без неё и без Лёши с Олегом. 
- А они как встретились с Лией? 
Илья задумался, а потом сказал: 
- Лучше спроси их сама. Они смогут объяснить это гораздо лучше, чем я. 
Они ещё долго говорили ни о чём и обо всём. Таня чувствовала себя спокойно и свободно и совершенно не замечала времени. Они могли так болтать бесконечно, но в какой-то миг Таня почувствовала себя очень уставшей и заснула посреди разговора. 
*** 
- И именно поэтому Вы подозреваете меня? – спросил психолог, приподняв бровь. – Я Вас, конечно, понимаю, но не думал, что произвожу впечатление маньяка-убийцы. Возможно, это из-за причёски. 
- Поймите правильно, Семён Семёнович, - парировал Виктор Сергеевич. – Я не могу упускать ни одной версии. 
- Это достойно уважения, - психолог широко улыбнулся и продолжил. – Значит, у Вас есть записи камер, на которых видна машина? 
- Да. Сейчас все отделы полиции занимаются её отслеживанием. Как только узнаем, где она, сразу отправим группу захвата. Так что поимка преступника лишь вопрос времени. 
- Время зачастую очень субъективно, Виктор Сергеевич, - Семён Семёнович покачал головой. – Для вас времени для поимки – куча, а для кого-то это последние секунды жизни. 
Следователь прекрасно понимал, что каждая минута ожидания может оказаться роковой. Но что ему оставалось делать? Он хотел задать этот вопрос психологу, но тот, видимо, прочитал его по глазам. 
- Знаете, что я Вам посоветую, Виктор Сергеевич. Следите за Таней Красновой. Я уверен, что она не причастна к убийствам никаким образом, но уж очень много совпадений. 
- Вы думаете, что она может быть следующей жертвой? – спросил его следователь. 
- Надеюсь, нет. Но никто не может знать наверняка. Если я правильно понял его психологический портрет, он будет искать жертву из тех, кто был связан с расследованием. Это могут быть и я, и Вы, но Татьяна больше подходит, если ему нужно будет скрыть следы преступления. 
- Что Вы имеете ввиду? 
- Если Татьяна пропадёт и следствие не сможет найти доказательства её… исчезновения, то первой мыслью будет, что она сбежала. Это моментально повесит на неё ярлык убийцы и дальше дело пойдёт по ложному пути, путём её поисков. А если вы говорите, что маньяк следов не оставляет, то их и не будет, и расследование затянется на многие годы, если вообще будет раскрыто. А маньяк, скрываясь под личностью Татьяны, будет продолжать убивать. 
- Вы так говорите, будто уверены в своих словах, - Виктор Сергеевич отнёсся с сомнением к утверждению психолога. – Откуда Вы знаете, что всё будет именно так? 
- Я не знаю, - ответил Семён Семёнович. – Я лишь предполагаю. 
Следователь подумал, что зря рассказал всё психологу, потому что ничего кроме теорий он не получил, но решил не сдаваться и всё-таки прислушаться к совету. 
- Ну хорошо, спасибо за помощь, Семён Семёнович. 
- Всегда рад помочь, - психолог улыбнулся и продолжил. – Кстати, меня уже давно терзает один вопрос. 
Виктор Сергеевич был удивлён такому заявлению, но решил узнать, что это за вопрос. 
- Вы боитесь трупов? – Виктор Сергеевич не ожидал этих слов от психолога. 
- Кто Вам рассказал? 
- Ну, я сам понял. Тем более Ваша жена очень беспокоиться о Вашем состоянии. 
Виктор Сергеевич посмотрел в сторону кухни, куда ушла Ангелина Викторовна, заметил, что она в грустном одиночестве сидела за столом и пила чай и решил отложить разговор с ней на потом. 
- Да, у меня он уже давно. 
- Почему он появился? Вы знаете, – Семён Семёнович начал говорить профессиональным голосом психолога, пытаясь выпытать у следователя всё, что только можно. 
- Да, знаю, - Виктор Сергеевич решил не скрывать ничего, потому что не видел в этом смысла. – Ещё в начале своей карьеры я преследовал подозреваемого и застрелил его. Я был ещё молод, проявил некомпетентность. Подозреваемого объявили невиновным, а на мои грехи закрыли глаза. Но всё равно мне долгое время снился труп этого человека с дырой в груди. А потом я стал в каждом трупе видеть его, и думать, что это моя вина, что они уже мертвы. Сейчас я понимаю, что это не так, но страх остался. 
- А кто был тот человек, если не секрет? 
- Обвиняемый в деле об изнасиловании. Говорили, что он изнасиловал школьницу, но доказательств не нашли. Я испугал его оружием, вот он и пытался скрыться, а я его застрелил. Невиновного. 
Психолог, к удивлению следователя, улыбнулся. Виктор Сергеевич подумал, что безумец смеётся над ним, но Семён Семёнович сказал: 
- Знаете, я знаю, о чём вы говорите. Это было делом одной из моих подопечных. Её действительно изнасиловал этот мужчина, и она из-за этого страдала. Но потом, когда она узнала, что его застрелили, ей стало гораздо легче. И это был именно он, я поднимал архивы. Сын известного богача, который был уверен, что ему всё дозволено. Отцу позволили скрыть преступление сына взамен на то, чтобы следователь, который его застрелил, остался на месте. И теперь я знаю, кто это. 
- Звучит как глупая выдумка, - Виктор Сергеевич зло посмотрел на психолога. – Если Вы хотите дать мне шанс почувствовать себя невиновным, у Вас не получилось. 
Семён Семёнович поднялся с дивана и вышёл в коридор. Меньше чем через минуту он вернулся с уже знакомым Виктору Сергеевичу блокнотом. Быстро пролистнув страницы, он остановился на листке с пометкой "Васина Лия Александровна". На нём были выписаны различные ссылки на сайты и названия всевозможных документов. Выдрав его из блокнота, психолог вручил лист следователю. 
- Посмотрите на досуге, думаю, тут есть немало информации, которая докажет, что я прав. 
Виктор Сергеевич был удивлён такому поведению психолога, но принял его «подарок». 
- Спасибо, что хотите помочь мне, - начал следователь. – Но даже если он и был виновен, он должен был понести наказание в суде, а не от моих рук. 
- Это верная мысль, - подметил Семён Семёнович. – И Вам стоит её придерживаться. Но это не значит, что вы должны цепляться за прошлое. Это случилось, это прошло. Своим поступком вы сделали столько же плохого, сколько и хорошего. Делает ли это из Вас хорошего человека? Однозначно нет, но, может быть, Вам будет приятно знать, что из-за своей ошибки Вы стали для кого-то героем. 
Слова психолога его не убедили. Даже если это так, следователь будет жить с этим грузом, как бы сильно он не хотел от него избавиться, и какой-то клочок бумаги не сможет изменить его решения. Виктор Сергеевич аккуратно сложил листок и положил его в карман.

2 комментария:

  1. "- И именно поэтому Вы подозреваете меня? – спросил психолог, приподняв бровь. – Я Вас, конечно, понимаю, но не думал, что произвожу впечатление маньяка-убийцы. Возможно, это из-за причёски..." и тут пришла идея сменить имидж? Ванюша...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Маш, это не из-за этого. Просто спонтанное решение, о котором я не жалею. Правда стало слегка холоднее ))

      Удалить

Хотите вставить в комментарий картинку?
Используйте теги:
[im]ссылка на изображение[/im] - для вставки изображения в исходном размере
[im#]ссылка на изображение[/im] - изображение размещается по ширине страницы