пятница, 1 ноября 2019 г.

Психологический детектив. "Возможно но только возможно"

Глава 15
Или 
- "Единственный праздник, который всегда с нами, 
это бал-маскарад человеческого лицемерия" 
- Эдуард Севрус 
Таня проснулась ранним утром, потянулась и посмотрела на часы. Полпятого утра. Вроде бы ещё рано, но спать девушке больше не хотелось, поэтому она решила уже готовиться к выходу на работу. Она не сразу не сообразила, что находится в своей кровати, хотя чётко помнила, что заснула рядом с Ильёй в комнате с инструментами. Мысль, что Илья на руках принёс её в комнату и уложил спать, смутила, но было приятно, что за ней ухаживают. Поднявшись с постели Таня набросила халат, взяла свои вещи и вышла из комнаты. Было ещё темно, но она не стала включать свет, чтобы не разбудить Илью и, тихо пробравшись в ванную, приняла утренний душ. Слегка тёплая вода взбодрила девушку. После приятной процедуры она пошла на кухню, где был приготовлен завтрак. Таня чувствовала себя обязанной Илье, ведь он уже который день готовит еду для их обоих. Таня чётко решила, что обязательно приготовит ему что-нибудь невероятно вкусное, чтобы отплатить за доброту. 

Сегодня у Тани было на удивление хорошее настроение. Много лет она просыпалась по утрам в страхе перед тем, что же её ждёт, но сейчас она была абсолютно спокойна. Её не мог не радовать тот факт, что сегодня первый рабочий день в театре. Что она там будет делать? Тане было всё равно, лишь бы быть кому-то полезной. Впервые она почувствовала себя полноценной ячейкой общества, маленькой шестерёнкой в большом механизме жизни. Она чувствовала на себе груз ответственности, но в то же время и свободу. "Вот она, взрослая жизнь!" - подумала Таня. Она так вдохновилась этой мыслью, что решила приехать на работу пораньше. Всё-таки это её первый день. Она представила, как удивится начальница, когда увидит её так рано. Девушка быстро собралась, тихо заперла за собой дверь, и помчалась по улице навстречу новой жизни. 
Её шаг был лёгок, а мысли чисты. Никаких дурных мыслей, никаких тревог. Город только начинал просыпаться. Ранние птицы сонно распевались, а небо приукрасилось кучевыми облаками. Дул лёгкий ветерок, совсем не похожий на холодные ветры прошлых дней. Будто бы весь мир расцветал вместе с ней. К остановке подошёл пустой автобус. Таня с улыбкой оплатила проезд, на что ещё сонный водитель только фыркнул, но девушке было не до того. Она уселась на самое удобное место у окошка. 
- Доброе утро, мир, - тихо прошептала она себе под нос и улыбнулась. 
Улицы были пустынны, и лишь одна легковушка следовала за автобусом, как хвостик. Таня вышла на своей остановке и устремилась к театру. Служебная дверь была открыта, и она вошла без каких-либо препятствий. Внутри не было ни души, поэтому Таня сразу направилась в коморку начальницы. Доски скрипели под ногами, отзываясь во всех уголках просторного зала гулким эхом. За картонной дверью в своём импровизированном офисе сидела Виктория Александровна. Она выглядела так, будто не спала всю ночь. Одной рукой она держала себя за волосы так крепко, будто хотела вырвать их с корнем, а другой заполняла бумаги. Судя по горе листов рядом с ней, занималась она этим уже долго. 
- Виктория Александровна… - робко сказала Таня, не решаясь отрывать её от работы. 
Женщина резко подняла голову, чем слегка испугала Таню, посмотрела на часы и громко сказала: 
- Краснова, ты чего так рано? 
- Приехала пораньше, - чуть громче сказала Таня. – Вам помочь. 
- Это лучшая мысль, которая могла тебе прийти в голову, иди сюда, - она поманила Таню. 
Девушка нерешительно подошла к столу. Виктория Александровна жестом усадила её, поставила перед ней одну кипу бумажек и печать. 
- Видишь, как я делаю? – она ткнула печатью в штемпельную подушку и поставила штамп на лист. – Вот делай так со всеми бумагами в этой кипе. Я сейчас закончу ещё пару листков и ещё дам. 
Она вновь села за документацию, а Таня взяла в руку печать и начала расправляться с бумагами. Сначала она ставила их медленно и осторожно, чтобы она хорошо пропечаталась на листке, но со временем вошла во вкус и стала работать, как печатный станок. Уже через пару минут половина стопы была готова. К тому времени Виктория Александровна закончила с документами и откинулась на стуле. 
- Фух! – громко выдохнула она. – Ну наконец-то! С трёх утра с этими бумажками маюсь. 
Таня ничего не ответила, продолжая усердно работать. 
- А ты молодец, Краснова, - начальница улыбнулась. – Такими темпами закончишь всё минут через пять. Как раз время останется на подготовку сцены. 
- А к чему готовитесь? – спросила Таня, ставя очередную печать. 
- Вот представляешь, Танюха, вчера вечером позвонили и сказали, что у нас тут будут проводить слушанье. Что-то вроде конкурса. И вот ладно бы предупредили заранее, так нет же, за сутки до начала! Не люди, а черти! 
Таня немного приостановилась, чтобы подумать. А не тот ли это концерт, на который готовились ребята? Она решила узнать это позже, после того, как закончит с документацией. 
*** 
- Доброе утро, любимый, - Ангелина Викторовна поцеловала Виктора Сергеевича и встала с кровати. 
- Доброе утро, милая, - Виктор Сергеевич потянулся. – Хорошо спалось? 
- Хорошо, - улыбнулась она. – А тебе? 
- Тоже, - улыбнулся в ответ он. 
- Я пойду, завтрак приготовлю, - сказала Ангелина Викторовна, запахивая халатик. – Вставай, солнце. 
Она лёгкой походкой убежала на кухню, оставив Виктора Сергеевича наедине с его мыслями. Он так и не решился спросить, зачем она ходила к Доктору. Следователь понимал, что для неё это будет неприятным воспоминанием, как и говорил психолог, но он не мог оставаться в неведении. Всё-таки она, его жена, скрывала эту тайну много лет. Виктор Сергеевич оделся и пошёл на кухню. Там его ждала горячая яичница с кружкой кофе. Виктор Сергеевич сел за стол, а его жена устроилась напротив. Минуты тишины растянулись до неприличия, но Виктор Сергеевич не мог найти подходящий момент, чтобы задать вопрос, и наступит ли этот момент вообще? Он очень удивился и в то же время вздохнул с облегчением, когда Ангелина Викторовна начала тот самый разговор, который он никак не мог начать. 
- Я давно должна была тебе рассказать, что посещала психолога. 
Пауза. Виктор Сергеевич не знал, что добавить. Она всегда чувствовала, если следователя что-то тревожило, и сейчас не исключение. 
- Ангелина, в этом нет ничего такого… 
- Есть, - замялась она. – Я тебе не рассказывала это только потому, что не хотела вспоминать о тех временах. 
- Ты не обязана это делать, - оправдывался Виктор Сергеевич. – Если не хочешь вспоминать, не надо. 
- Я должна рассказать, - настояла она. – Мне нужно сбросить груз с души… 
И снова тишина. Виктор Сергеевич не стал спорить с женой. Ему самому было интересно узнать, а ещё важнее было для него эмоциональное состояние любимой. Поэтому он молча ждал, а потом и также молча слушал пока она говорила. 
- Это было ещё задолго до того, как мы встретились. Я тогда ходила в пятый класс. Однажды, когда я шла по улице, на меня напала толпа детей и жестоко избили. Мне пришлось очень долго оправляться после этого физически и морально. Я ходила к психологу до того момента, как познакомилась с тобой. Он доказал мне, что я могу доверять людям, не боясь того, что они меня могут унизить, избить, убить… - на лице Ангелины Викторовны появилась слеза. – И я поверила ему, и я доверилась тебе. И ты оказался самым лучшим человеком, которого я когда-либо встречала. Я полюбила тебя. Не сразу. После того, как только хорошо узнала. А не говорила я тебе об этом, потому что разговор с тобой был «заданием» от психолога. Я не хотела, чтобы ты думал, что я стала с тобой общаться только из-за того, что это было заданием… Я правда тебя люблю… 
К этому моменту Ангелина Викторовна расплакалась. Виктор Сергеевич, как хороший любящий муж, подошёл к ней, сел рядом и крепко обнял. Он нежно гладил её по голове и говорил: 
- И я тебя люблю, ангелочек. Больше всего на свете люблю. 
*** 
Виктория Александровна повела Таню за кулисы. Там девушка увидела большую панель со всевозможными кнопками, выключателями и рычажками. Таня была готова увидеть такое в заброшенной лаборатории в каком-нибудь фильме, но никак не за кулисами театра. 
- Так, Таня, - сказала Виктория Александровна. – Тебе задание на миллион. Сейчас спускаешь вниз софиты, протираешь их, а потом проверяешь на работоспособность. 
Начальница уже собралась уходить, но Таня остановила её одним простым вопросом: 
- Как? 
- Ах, да, - женщина взялась за голову и усмехнулась. – Ты же новенькая. Вон тот рычажок, его зажимаешь и держишь, пока софиты не опустятся. Ты поймёшь. Потом вручную протираешь, тряпки вон там лежат. 
Она махнула рукой в сторону и пошла в свою коморку. 
- Если что, я у себя. Без стука не входить, поняла? 
- Поняла, - ответила Таня и повернулась к панели. 
Девушка нажала на рычажок и услышала жуткое жужжание. Она моментально его отпустила, испугавшись звука. Медленно выглянув на сцену из-за кулисы, она посмотрела вверх и увидела, что софиты всё ещё на своём месте в целости и сохранности. Таня вернулась к панели и продолжила работы. Громкое жужжание и лязг металла эхом раздавались по залу, но Таня ждала, как ей и говорили. И вот в один момент всё прекратилось. Таня вышла на сцену и увидела огромную металлическую конструкцию, к которой были приварены софиты. Девушка взяла тряпку, но нигде не смогла найти ведро с водой. Затем, рассмотрев конструкцию внимательнее, она поняла, что на ней не так уж много пыли. Она быстро протёрла её тряпкой, сметая пыль и убирая паутину. Через минуту софиты были как новые. Всё-таки годы уборки по дому дали свои плоды, и теперь Таня справлялась с любой грязью в любых условиях. Тряпка была в плачевном состоянии, поэтому она всё же решила поискать воду. Девушка нашла ещё одну комнату, на которой было написано красной краской "Только для персонала". Таня, как гордый представитель этого самого персонала, вошла внутрь. Там как раз оказалась уборная со швабрами, тряпками и моющими средствами, а главное, с раковиной. Таня помыла тряпку, а затем подумала, что будет очень некомпетентно оставлять софиты без влажной уборки. Она нашла ведро, набрала туда воды, взяла ещё одну дополнительную тряпку и вернулась на сцену. Пять минут и всё блестело лучше прежнего. Таня не поленилась и вымыла всю конструкцию целиком, докуда она могла достать. Затем она вернулась за кулисы, чтобы поднять конструкцию обратно, но её окликнула Виктория Александровна. 
- Краснова! Ну как продвигается работа? – на полпути на сцену женщина впала в ступор. – Ну ничего себе… Такими чистыми я софиты не видела даже при покупке! А ты молодец, продолжай в том же духе. 
Таня улыбнулась. Ей было очень приятно, что её хвалят за труд. Хоть Виктория Александровна и показалась сначала грубой из-за своей манеры общения, но теперь Таня разглядела в ней понимающего и благодарного человека. Но работа только начиналась. 
- А как их включить? – спросила Таня. 
Начальница вздохнула то ли с расстройством, то ли с воодушевлением и ответила: 
- Ну, мне пока ничего делать не надо… Пойдём, всё покажу. 
*** 
- Привет, Федь, - сказал Виктор Сергеевич, входя в кабинет. 
На его удивление, напарника не было на месте. Виктор Сергеевич немного расстроился, потому что за последние дни ему никак не удавалось поговорить с ним один на один. У того всё время были какие-то дела, которыми он не делился с напарником. Поэтому сейчас следователь и не удивился, не обнаружив его на рабочем месте. Он достал телефон, чтобы позвонить Феде и спросить, где он, но его уже ждало сообщение: "Я задержусь". Следователь вздохнул. Он подумал, что Федя возможно когда-нибудь изменится и будет ответственно подходить к работе. Но, видимо, эт будет не скоро. 
Виктора Сергеевича ждал приятный сюрприз. Ему на почту прислали записи с видеокамер, а также примерный маршрут движения автомобиля преступника. Следователь внимательно просмотрел все данные и был разочарован. Ни лица маньяка, ни номеров автомобиля рассмотреть не удалось. Но из хороших новостей было то, что автомобиль уезжал за город, то есть теоретически можно будет поставить оцепление, особенно зная марку машины. Но даже здесь была ложка дёгтя. Автомобиль появлялся из ниоткуда в центре города и исчезал на трассе за городом. Виктор Сергеевич немедленно позвонил в участок, чтобы они осматривали все автомобили подходящей марки. Только он положил телефон, как сразу в кабинет зашёл запыхавшийся Федя. 
- Здоров, Вить, - он быстро скинул с себя куртку и пожал Виктору Сергеевичу руку. – Как дела? 
- Лучше некуда, в общем, мы вышли на маньяка, теперь осталось только ждать, когда его поймают. 
- Да? – удивился Федя. – Ну поздравляю! А кто он? 
- Это ещё не известно, - честно и немного с досадой ответил Виктор Сергеевич. – Но мы знаем маршрут его движения и примерно, где его искать. 
- Даже так… Ну хоть подозрения какие есть, кто это может быть? 
- Ну, - Виктор Сергеевич решил не раскрывать все карты насчёт разговора с психологом, поэтому просто сказал. – Есть у меня подозрения насчёт Красновой… 
- У меня, кстати, тоже, - добавил Федя, усаживаясь за своё рабочее место. – Не удивлюсь, если она наш клиент. 
Виктор Сергеевич подразумевал совсем другое, но он решил узнать, что же имел ввиду Федя. 
- И почему же? 
- А ты сам посуди. Сколько бы мы не искали улик, всегда где-то упоминалась Краснова. Даже если убийства не были связаны между собой. Тем более она сбежала от родителей по неизвестной причине, а о том, что она ходит к психологу, ты уже в курсе. Мне кажется, она убийца. 
Виктор Сергеевич снова задумался. Он никак не мог увидеть в Красновой того жуткого маньяка, убивающего ни в чём не повинных людей без каких-либо причин. Но следователь задумался, стоит ли доверять психологу? Откуда он может знать, что Краснова однозначно не убийца? В любом случае Виктор Сергеевич чётко принял решение, что с сегодняшнего вечера будет следить за Красновой, убийца она или нет. 
*** 
Время шло, зал становился чище. Виктория Александровна с большой улыбкой на лице сидела в зрительном зале и смотрела, как Таня мыла полы. 
- Знаешь, Краснова, - говорила она. – Если бы не ты, всем этим бы занималась я. А так я даже смогла отдохнуть. 
Пот тёк по Таниному лицу, пока она пыталась оттереть очередное грязное пятно. Она жутко устала, но была рада, что смогла помочь. К начальнице подошла её помощница, с которой Таня всё ещё не познакомилась, и передала какую-то бумажку. Виктория Александровна внимательно прочитала текст на листе и воскликнула: 
- Сколько?! То есть мы будем решать, кому отдать призовой фонд? Это же бешеные деньги! Кто вообще спонсирует этот концерт, и почему нет заявленного жюри?! 
Помощница только пожала плечами. Таня закончила мыть полы и подошла к Виктории Александровне, ожидая новое задание. Виктория Александровна, увидев Таню, резко улыбнулась и сказала: 
- Краснова, ты не знаешь, Доктор сегодня свободен? 
Таня покачала головой. Начальница без промедлений взяла телефон и набрала номер Доктора. 
- Алё, Сёмушка, - после небольшой паузы она продолжила. – Конечно надо, я бы тебе просто так не позвонила. В общем, мне нужна помощь, будешь жюри конкурса… Это не обсуждается, Семченко! Жду через пол часа. 
Она тяжко вздохнула, посмотрела на Таню и сказала: 
- Краснова, ты пока можешь отдохнуть, но будь готова к приёму участников, будешь провожать их за кулисы, когда я тебе скажу. 
Таня кивнула и улыбнулась. Она была рада, что Виктория Александровна позволяла ей делать такую ответственную работу, и тому, что она, наконец, может отдохнуть. Таня села в зрительный зал, обозревая свою работу. Сцена сияла от чистоты. Девушка широко улыбнулась и откинула голову на спинку кресла. Потолок театра был так высоко, что казался недосягаемым. Будто это даже не плотный бетон, а небо, затянутое тучами из стальных балок и всевозможных проводов. Вновь взглянув на сцену, она увидела пару мужчин, которые молча устанавливали оборудование. Несколько микрофонов, акустические гитары, пару динамиков и огромный рояль. 
- Раз, два, три, проверка звука, - сказал без эмоционально в микрофон один из них, и его голос громко раздался из динамика. 
Ту же процедуру он провёл и с другими микрофонами, пока его напарник перебирал струны на гитарах и тыкал пальцем по клавишам рояля. Таня была заинтересована всем этим процессом, неужели ей тоже придётся когда-нибудь так же бегать по сцене и следить за тем, чтобы всё работало? Но больше её интересовало, не загадили ли они только что вымытый пол. 
Внезапно кто-то положил Тане руку на плечо. Она испугалась и резко обернулась. Это была Лия. Таня хлопала глазами, будто не веря тому, что видит. 
- Привет, - радостно сказала Лия. – Ты что тут делаешь? 
- Работаю… - всё ещё приходя в себя ответила Таня. – А ты? 
- А у нас тут концерт! – усмехнулась Лия. – Какое совпадение! Мы приехали к месту, где должен был быть сбор, а нас отправили сюда. Я думала, мы опоздаем, а нет, приехали, ещё ничего не началось. 
- Доктор тоже сюда придёт. Он будет в жюри. 
Лия улыбнулась, будто этот факт её совсем не удивил, и продолжила: 
- В любом случае, мы с ребятами сейчас будем репетировать на улице, ты пойдёшь? 
Таня уже хотела согласиться, но вспомнила, что она на работе и не может просто так уйти. Поэтому она покачала головой, что Лию ни капли не расстроило. 
- Ну хорошо. Тогда удачной работы! 
Она обняла Таню и побежала на выход. Таня была очень рада увидеть Лию, тем более находиться с ней вместе в такой ответственный момент. Девушка очень переживала, что сможет не попасть на концерт к ребятам, поэтому была рада, что сможет увидеть его буквально из-за кулис. К Тане подошла Виктория Александровна. Она молча дала Тане лист бумаги и сказала: 
- Вот список участников конкурса. Их будет двадцать три, так что всё будет довольно легко. Твоя задача, когда я дам тебе сигнал, вывести конкурсантов за кулисы и приглашать их на сцену по списку. Поняла задачу? 
- Да, - уверенно сказала Таня. 
- Вот и замечательно! – начальница широко улыбнулась. – А теперь иди встречай пришедших и записывай, кто пришёл, а кто нет. 
Виктория Александровна ушла куда-то на сцену, а Таня внимательно просмотрела список. Ребята выступали под номером шестнадцать. 
*** 
Виктор Сергеевич раз за разом перечитывал бумаги. Всё оставалось таким же размытым, как и всегда. Семь человек, убиты максимально жестоким образом. Такое может сделать только человек с крайне нестабильной психикой. Может ли это сделать хрупкая девушка? Конечно может, в порыве ярости даже самый слабый человек может нанести тяжёлые увечья. Но что насчёт того, что преступник не оставляет улик? Он явно знает, что делает и как замести следы. Возможно, маньяк увлекался литературой по теме, и узнал все хитрости избавления от улик. Своих жертв он встречал лично, узнавал их ежедневную рутину, затем подкарауливал их в безлюдном месте и жестоко расправлялся. Но зачем? Что им движет? Животный инстинкт, побуждающий убивать невинных людей? Или эти люди не такие невинные, как следователю казалось? 
Из головы следователя не выходила одна мысль. Что, если Краснова не будет следующей жертвой? Что, если она – маньяк? По записи камеры было непонятно, кто именно убийца, мужчина или женщина. Всё, что известно, что у него есть машина без номеров, которая вполне могла быть угнанной. Виктор Сергеевич остановил себя. Сейчас спекуляции ему были ни к чему. Кем бы ни была Краснова в этой истории, после смены он устроит засаду. А на кого, покажет время. 
Из записей Феди он узнал, где Краснова проживала в данный момент. Что-то в этом его удивило. Возможно то, что Краснова жила в доме известного певца и музыканта, который сейчас должен быть на гастролях. Если у неё есть такие связи, то рассказы Доктора о бедной голодной девочке кажутся крайне надуманными. Его размышления прервал Федя. 
- Привет, Вить, - он зашёл в кабинет в хорошем настроении. – Как твои дела? 
- Привет. Дела неважно, не знаю, что делать с расследованием, я опять в тупике. 
- А что там такого непонятного? – спросил Федя. – По-моему всё предельно ясно. 
Виктор Сергеевич удивился этому заявлению. 
- И что же тебе ясно? – с искренним интересом спросил следователь. 
- Я практически уверен, что это Краснова, - Федя взял стул, поставил его прямо перед Виктором Сергеевичем и продолжил. – Сам посуди, почему ещё она могла скрываться от родителей? Так ещё она ходила к психологу, у неё явно крыша поехала, вот тебе и мотив! 
- По-моему всё слишком надумано, с твоей логикой это мог быть кто угодно. Почему именно Краснова, а не Семченко, например? 
Федя огляделся по сторонам и шёпотом, будто это очень страшный секрет, сказал: 
- А что если я тебе скажу, что она была лично знакома с одной из жертв? И прямо накануне убийства у них была сильная ссора? 
Для следователя это была не новость, но Федя действительно был прав. Столько времени он игнорировал этот факт и верил психологу на слово. Но к Феде он решил прислушаться, всё-таки это дело было их общим. 
- Если подумать, - замялся Виктор Сергеевич. – Ты прав. И что предлагаешь делать? 
- Завтра вызвать её на допрос, если она, конечно, ещё не сбежала. 
- А почему не сегодня? Мы вполне могли бы с этим разобраться сейчас. 
- Потому что я ещё не полностью в этом уверен, - усмехнулся Федя и почесал затылок. – Сегодня я хочу пробежаться по данным, которые у нас есть, а затем уже устраивать допрос. Я всё же хочу её посадить за всё, что она сделала. 
Виктора Сергеевича радовал энтузиазм коллеги, он очень редко видел, чтобы Федю так интересовало расследование. Поэтому он не стал спорить, но всё же решил направить мысли Феди в нужное русло. 
- Мы ещё не знаем, убийца ли она или нет. Поэтому не гони лошадей. 
- Да-да, что-то я увлёкся, - усмехнулся Федя. – Можно я посмотрю её файлы, если ты не против? 
- Конечно, - ответил следователь, передавая ему папку. 
Сегодня он однозначно будет следить за ней. 
*** 
Время летело, зал наполнялся людьми. Кто-то был наряжен в яркие костюмы, кто-то притащил странные музыкальные инструменты. Обстановка накалялась, все были в предвкушении выступления. Виктория Александровна дала команду готовиться к началу выступления. В первых рядах сидели она с Доктором, а выступающие собрались в зале с сопровождающими. Таня всегда была рядом с начальницей, готовясь к новым заданиям. 
- Сёмушка, ты хоть чуть-чуть в этом разбираешься? 
- Ты во мне сомневаешься? – усмехнулся Доктор. – Смотришь на выступление, потом пишешь, что о нём думаешь, и ставишь оценку. Ты ещё что-то хочешь узнать, или я тебе всё объяснил? 
Виктория Александровна саркастично улыбнулась, а затем повернулась к Тане. Она резко изменилась в лице и крайне серьёзно сказала: 
- Краснова, сейчас берёшь список и заводишь первую пятёрку выступающих за сцену. Вон там стоит микрофон, по нему объявишь, кто будет. Потом, когда они выступят, вызовешь следующую пятёрку. И так пока не закончатся, поняла? 
Таня одобрительно кивнула и лёгкой походкой вспорхнула на сцену. Она внимательно посмотрела на список участников, взяла в руки микрофон и замерла. Она посмотрела в зал. Десятки глаз смотрели на неё, не сводя взгляда. У Тани задрожали ноги, она не могла собраться, чтобы заговорить. Она боялась, что сейчас скажет что-то не так, облажается в свой первый рабочий день, покажет себя непрофессионально и её выкинут на улицу. Ей придётся искать другую работу, всё пойдёт наперекосяк… Таня посмотрела на Доктора. Его лицо было максимально спокойным, а глаза будто говорили, что у неё всё получится. Таня подумала, что, если что-то пойдёт не так, ей об этом скажут. Поэтому не надо волноваться. Вдох. Выдох. 
- Приглашаем на сцену… 
Таню поражали выступления. Они были яркие, активные, интригующие, завораживающие. Были и пышные бразильские танцы, и громкие мелодичные песни, и успокаивающая музыка. И каждое выступление сопровождалось редкими хлопками с разных сторон сцены. Но что удивило Таню, это насколько же всё было фальшиво. Красивые девушки в народных костюмах, которые визжали и улыбались на сцене, за кулисами были злые и постоянно друг на друга срывались, мечтая только уйти оттуда. Музыканты, так резво перебирающие струны на своих гитарах, уже договаривались, в каком баре пропьют выигранные деньги, а рыжеволосый певец так высокомерно хмыкнул на Таню, когда она позвала его на сцену, что она даже не хотела его выпускать из-за кулис. Но она была рада, что те, кто сидел в зале, понимали это и очень редко и жидко аплодировали. И вот он, тот номер, который Таня ждала больше всего, шестнадцатый. Пока на сцене танцевал хип-хоп мужчина с голым торсом, чем отвращал жюри и привлекал взгляды ансамбля девушек, Таня с улыбкой на лице общалась с ребятами за кулисами. 
- Очень надеюсь, что всё пройдёт хорошо, - неуверенно говорил Илья, явно трясущийся. 
- Да всё будет нормально, - успокаивал его Лёша. – Я, пока был перерыв, проверил инструменты, они даже лучше наших! Тем более у тебя своя гитара. 
- Действительно, - поддержал его Олег. – Мы справимся, тем более, Доктор в жюри. Чувствую, что это даст нам фору. 
Илья сразу нахмурился. Лия заметила это и сказала: 
- Вряд ли, я знаю Доктора. Он не будет ставить оценку выше той, какую мы заслуживаем. 
- Так даже лучше, - Илья сразу расслабился. – Я не хочу выигрывать только потому, что Доктор в жюри. Мы тут чтобы показать свою работу! 
Раздались аплодисменты, но не речи Ильи, а танцору на сцене, который демонстративно показывал бицепсы после своего выступления. И пока девушки из ансамбля активно хлопали в ладоши, Таня уверенно и радостно объявила в микрофон: 
- Номер шестнадцать, - она убрала микрофон. – Удачи, ребята. 
Подготовка к выступлению заняла меньше минуты. Лёша сел за рояль, Олег взял самую лучшую акустическую гитару, Илья достал свой верный инструмент, а Лия взяла в руки микрофон. И вот первая песня "Дай мне крылья". Лия сразу привлекла внимание зрителей своим певучим нежным голосом. Выступление было на высоте, Таня действительно была поражена, хоть и слышала эту песню уже не в первый раз. Лия закончила свой номер, и ребята без промедлений начали следующую песню, Илья взял микрофон, а Лия в прямом смысле пустилась в пляс. "Песня про зайцев" подняла на сцене настоящий ажиотаж. Песня Лии была размеренная, спокойная и даже грустная, песня Ильи вызывала желание плясать. Таня посмотрела на начальницу и Доктора. Виктория Александровна неудержимо постукивала пальцами по столу, а Доктор держался спокойно, но улыбка не сходила с его лица. 
Как только песня закончилась, Таня ожидала гром аплодисментов. Но была тишина. Абсолютная тишина, будто все исчезли. Таня удивлённо посмотрела в зал. Все смотрели на них пустыми злыми глазами. Единственное, чего хотели зрители, чтобы ребята ушли со сцены как можно быстрее и не тратили их время. Они просто ждали результатов конкурса. Кто-то уже пересчитывал ещё не выигранные деньги, кто-то ожидал лучей славы, а кто-то просто хотел вырваться отсюда и пойти в ближайший бар. Всем было плевать на ребят, кроме Тани. Поэтому она сделала единственно верную на её взгляд вещь. Она стала громко аплодировать. Хлопки эхом раздавались по сцене, но никто не подхватывал энтузиазма Тани. Девушка не прекращала, на неё косились с презрением и недовольством, но ей было абсолютно всё равно. Ребята посмотрели на неё. Илья довольно улыбнулся и вся компания поклонилась жюри.

4 комментария:

  1. Ваня, мне знакомо это волнение.
    И как бежишь первый раз на работу.
    И когда стоя на сцене видишь злобные глаза.
    И когда жизнь кардинально меняется.
    У Тани всё получается.
    Она молодец, нашла в себе силы посмотреть без страха в своё прошлое.
    А ведь только так можно от него избавиться.
    Но что-то меня настораживает.
    Есть же ещё маньяк.
    Что-то он притаился?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Всему своё время, не спеши.
      Всё будет так, как должно быть.

      Удалить
  2. история жены ВС потрясла меня. А почему бы и не она? жена следователя - никто ее не будет подозревать. Милая любящая жена по вечерам ходит с ножом и режет на куски тех,кто в детстве на нее напал или их ближайших родственников. Да? Да? ну ка??

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Маш, вот и я о том же.
      Но Ваня держит интригу.
      Даёт возможность сначала прочитать всем детектив, высказать свои предположения, а только потом он даст заключительную гоаву.
      Даже я её ещё не видела.
      Представляешь, какой вредный мальчик?

      Удалить

Хотите вставить в комментарий картинку?
Используйте теги:
[im]ссылка на изображение[/im] - для вставки изображения в исходном размере
[im#]ссылка на изображение[/im] - изображение размещается по ширине страницы