пятница, 10 февраля 2017 г.

Scintilla: Там, где начинается жизнь. Часть 6

Глава 5
Тестовый объект

Из личного дневника профессора (зачеркнуто).
Исследование №1/23
Дата: 165-431-75.14 Время: 65-83 
Сегодня утром доставлен новый объект для тестирования. Говорят, его поймали при неудачной попытке взлома пространства. Угрозы из себя объект не представляет, не проявляет никакой активности. В результате первичной проверки состояния организма, в крови объекта отмечено значительное повышение допустимой нормы адреналина, это может стать причиной искажения результатов эксперимента, повредить моей работе. Думаю, стоит дать объекту пару дней на восстановление стандартных свойств организма, а потом провести повторные исследования.

Дата: 165-431-75.15 Время: 02-79 
День второй после зачисления в базу. Объект отказывается принимать предлагаемую пищу. Я уверен, что это обычный эффект воздействия психики на организм объекта. Возможно, это просто страх перед неизвестным продуктом питания. В следующий раз стоит подобрать пищу из привычных для объекта органических соединений. Вторичный анализ показал, что уровень адреналина в крови стабилизирован, но биение сердца всё ещё не стабильно, что свидетельствует о нездоровом состоянии объекта.
Дата: 165-431-75.16 Время: 33-85 
День третий после зачисления в базу. Объект заговорил. Речь сопровождается активным выделением жидкости из зрительных органов. Необходимо устранить протечку во избежание обезвоженности объекта.
***
- Отпустите… пожалуйста… - плакала я, сидя на полу клетки - Прошу…
Я не ожидала ответа, потому что до сих пор со мной даже и не пытались общаться. Они молча просовывали миску с кормом через специальный лоток в двери. Они думают, что я буду есть их отраву, но я не настолько глупа.
- Объект номер двадцать три, - раздался шипящий механический голос из динамика, висящего на стене. – Аппаратура зафиксировала ваш голос. Вы умеете осознанно разговаривать?

Я вскочила на ноги и закричала прямо в динамик.
- Зачем вы меня держите?! Что я вам сделала?!
- Объект двадцать три, сохраняйте спокойствие. Вы находитесь в исследовательском центре, где числитесь как тестовый объект.
- Что… что вы хотите со мной сделать?
- Для начала, Вам полагается принять предложенную пищу для восстановления энергетического запаса организма. Если наши датчики зафиксируют этот факт, Вы будете переведены в постоянные условия содержания.
- Что вы мне подсунули? – спросила я, срываясь на крик.
- Дневную норму углеводов, жиров, липидов и минеральных веществ, необходимых для Вашего организма. Судя по нашим датчикам, Ваш организм сильно истощён. В таких случаях полагается питание сверх нормы.

Я не верила им, но голос звучал так убедительно, что я решилась съесть всё то, что мне дали. Сухой прямоугольный брусок, твердый, как камень, раскусить было невозможно. Но он таял во рту при соприкосновении со слюной. На вкус это напоминало бутерброд с мясом, но с неприятным запахом отрубей и подгнивших овощей. Предложенной таблеткой я чуть не подавилась, так как при попадании в рот из неё вылилось нечто, похожее на воду, но более густое и похожее на желе. Но, несмотря на отвратительный привкус и неприятные ощущения от приёма пищи, я почувствовала себя сытой и бодрой.
- Объект двадцать три, - снова прохрипел голос из динамика. – В результате визуального осмотра, на Вашем теле зафиксированы незначительные повреждения. Доставляют ли они Вам беспокойство?
Я посмотрела на руки и увидела множественные гематомы и царапины. Не помню, когда они появились. Похоже, меня слишком крепко держали за руки, когда тащили сюда. Но, по сравнению с ранами, нанесенными моей душе, это был пустяк, поэтому я решительно сказала:
- Нет!
Я не доверяла похитителям, двое суток продержавших меня в клетке, но предпочла скрывать это, сохранять спокойствие и подчиняться приказам. Это не трусость, это стратегия выживания.
- Вы приняли правильное решение, объект двадцать три. Мы можем переместить Вас в постоянные условия содержания. Пожалуйста, проследуйте в сопровождении сотрудников охраны к своей камере.

Клетка распахнулась и возле выхода появились две тёмные фигуры. Я вышла в коридор и попыталась внимательно рассмотреть своих охранников. Но они были поразительно похожими друг на друга. Одного роста, в одинаковых чёрных мешковатых одеждах, в бронежилетах, касках, надраенных до блеска чёрны солдатских ботинках. Их лица были полностью скрыты под чёрными вязаными маски и тёмными очками. Монументальные фигуры замерли в одинаковых позах, что создавало впечатление зеркального отражения. В руках они крепко сжимали оружие, очень похожее на охотничью двустволку, хранившуюся в гараже моего отца. Но я понимала, что это лишь внешнее сходство.
- Следуйте за мной, - сказал солдат грубоватым механическим голосом. Наверное, он был главный.

Мы шли по тесному коридору, выстроившись цепочкой. Тусклые лампочки, еле-еле выхватывали из полумрака клетки, похожие на ту, из которой меня только что вывели.
Поражала тишина. И это странное исчезающее эхо. Шаги солдат громким эхом отскакивали от стены и тут же исчезали. "Бум-бум!" и всё. Никаких затихающих отзвуков. Будто кто-то играл на африканском там-таме.
Коридор имел множество развилок, но из-за плохого освещения я не могла увидеть, что там находится. Солдаты шли, согласно приказа, по чётко назначенному пути, и не спускали с меня глаз. Мои попытки замедлить шаг и осмотреть очередной боковой коридор пресекались мгновенно.
И всё же я заметила других охранников в некоторых ответвлениях, и поняла, что это, возможно, важные охраняемые места. Но то, что кое-где их не было, вовсе не значит, что там путь свободен. Возможно они стоят где-то дальше, там, куда не достигает свет тусклых фонарей.

Распахнувшаяся автоматическая дверь открыла перед нами вход в другой, более широкий и более освещенный коридор. Я немного притормозила на пороге, и охранник, шедший позади меня, грубо подтолкнул меня. Я не решилась оглянуться, чтобы не получить очередной довольно ощутимый тычок в спину. Было странно, но чем дальше мы шли, тем грубее становились мои сопровождающие. Они не говорили ни слова, но отрывистыми жестами показывали мне своё недовольство. Множество дверей с табличками на всё том же непонятном языке, мимо которых мы проходили, казались муляжами. Не было ни одной зацепки, чтобы понять, как они открываются, ни щели, ни дверной ручки, ни замка, ничего! Возле одной такой двери мы остановились, но я так и не смогла понять, каким образом мы оказались внутри.

Я поняла, что это и есть "место моего постоянного пребывания", но никак не ожидала оказаться в обычной гостиной, с удобным диваном, телевизором, столом со стульями. У дальнего угла разместилась кухня со всевозможными ящичками, стояли холодильник, печь, раковина. На противоположной стене были две обычные двери, о назначении которых я не догадывалась.
Охранник, вошедший вместе со мной, приложил пальцы к переговорному устройству, расположенному в районе шеи и проскрипел:
- База, объект на месте, заносите в протокол.
- Принято, - раздался шипящий звук рации. - Двадцать один пятьдесят, постановка на учёт. Можете возвращаться.
- Принято, - ответил солдат, и исчез за дверью.

Наконец-то я осталась одна. Было ли мне страшно и тревожно? Нет. Я уже привыкла быстро адаптироваться к различным условиям перемещения, а эта гостиная показалась мне очень уютной. Первым делом я решила удовлетворить своё любопытство, что же там за двери? Это оказались туалет и ванная комната. Что ж, предусмотрительно. Похоже, здешние обитатели знакомы с элементарными правилами гигиены. Похвально. И всё же мне было немножко жутковато от окружающей тишины, поэтому я немножко похлопала дверями, покрутила водопроводные краны, убедилась, что там течёт обычная вода, хотя не отвечаю за полное соответствие химическому составу. В холодильнике оказались контейнеры с питательной субстанцией, которую мне уже предлагали в клетке. Это меня совсем не обрадовало. Я вздохнула и включила телевизор, но он показывал только помехи, а то, как пользоваться местным пультом я не смогла понять. Наугад потыкав некоторые кнопки, я хотела было выключить телевизор, но на полке обнаружила несколько видеокассет и дисков, и старый-престарый видюшник. Похоже, «встречающая сторона» позаботилась о том, чтобы мне не было скучно. Но рано обрадовалась. Хоть записи и были на русском языке, но смотреть войны, битвы и страдания мне вовсе не хотелось, а ничего другого не было.
***
Дата: 165-431-75.17 Время: 87-125 
В течение дня объект не предпринимал попыток побега. Однако, хотя и проявил массу любопытства, скрытого оборудования не нашёл. Незначительные повреждения, полученные при взятии анализа внешней ткани, при постановке на учёт, не принесли объекту неудобств. Внешний поведенческий анализ состояния двадцать третьего говорит о том, что его ментальное состояние значительно улучшилось при переводе в новые условия содержания. С этого момента (Третий день, 87-134) на объект накладываются следующие ОУС:
Первое, кормёжка объекта производится три раза в день, при условии, своевременного пополнения неограниченных запасов в холодильной камере. В случае наказания, кормёжка ограничивается до однократной.
Второе, определено необходимое время для отдыха объекта - девять часов по двадцатичетырёхчасовому суточному циклу. В остальное время приветствуется проведение экспериментов. Время отдыха выбирает сам объект, кроме случаев экстренного проведения рабочих экспериментов.
Третье, объекту категорически запрещено покидать комнату постоянного содержания без сопровождающих на протяжении тридцати дней в расчёте на привычный для объекта временной цикл. По истечении указанного времени третий пункт подлежит пересмотру.
Прямой доступ к объекту разрешается исследовательскому персоналу, персоналу охраны и медицинскому персоналу.
Персонал службы уборки, доставки и обеспечения системы комфорта, должен входить в помещение только в сопровождении сотрудника службы охраны. Контакт с другими объектами не допускается. Остальные пункты, такие как гигиена, замена техники и другое, описаны подробно в документе по содержанию гуманоидных форм жизни.
***
Я сидела на диване, слушала, как капает вода из не плотно завернутого крана и размышляла, зачем меня сюда поместили? Ко мне обращаются "объект", значит, имени моего они не знают, так же и того, кто я и зачем была в том месте, где они меня обнаружили. И, в конце концов, зачем они меня схватили? Для того, чтобы поместить в квартиру моей мечты и кормить странной пищевой субстанцией? Зачем я им нужна? Спокойнее, спокойнее… Надо восстановить события последних дней, чтобы понять причину, что-то произошло. Но что именно? Будто память высосали из головы.

Неожиданно входная дверь распахнулась совершенно обычным способом, и в комнату вошёл человек в лабораторном халате, чёрных штанах и чёрных ботинках. Он был настолько чист и опрятен, что мне показалось, будто и шнурки на ботинках у него накрахмалены и наглажены. Из-под ослепительно белой шляпы бурным водопадом струились совершенно не мужские волосы такой ослепительной красоты, что я даже позавидовала.
Мужчина, совершенно не обращая внимания ни на моё присутствие, ни на мой восторженно-завистливый невольный вздох, подошел к холодильнику, открыл его, и принялся внимательно рассматривать содержимое полок. Потом достал оттуда одну из пилюлек, одобрительно хмыкнул, и повернулся ко мне. Казалось, он только сейчас обнаружил моё присутствие. 
- Доброго дня, - немного растерянно, но твёрдо сказал он. - Двадцать третий, с Вами всё хорошо?
- Да, - ошалело ответила я. - А Вы кто?
Он снял черные очки и внимательно посмотрел на меня, как бы оценивая моё состояние. Странно. Несмотря на весь его внешний показной лоск, мне показалось, что он очень устал, если не сказать - вымотан. Поразительная бледность кожи, граничащая с бесцветностью, черные мешки под глазами, и сами глаза - карие с красными прожилками, всё это указывало на постоянный недосып, или так и должно быть?
- Я не представился? Приношу искренние извинения, меня зовут Марк Латимер, но можете меня звать просто Доктор. Я отвечаю за Ваше непосредственное содержание в нашем скромном заведении. Именно поэтому мне интересно, у Вас всё хорошо?
- Вроде… - я всё ещё пыталась понять, что происходит. – А можно вопрос?
- Вопросы общего характера разрешены, так что да, - он говорил излишне заумно, но меня это совсем не удивляло.
- Почему меня тут заперли?
- Заперли? – Доктор будто не понимал, о чём я говорю. – Мы Вас не запирали, двадцать третий. Мы просто поставили Вас на особые условия содержания, где Вам будут предоставлены все удобства, а по истечению месяца, возможно, разрешат свободное перемещение.
- А по какой причине я нахожусь здесь? – я попыталась как можно больше конкретизировать вопрос.
- Вы являетесь тестируемым объектом, - просто и без запинки ответил Доктор. - А остальное Вас абсолютно не должно беспокоить!
- А что на мне будут тестировать?
Доктор не ответил, поспешно вышел, громко хлопнув дверью. И я снова осталась один на один со своими тревогами.
***
Исследование №2/23
Дата: 165-431-75.18 Время: 05-43 
Тестируемый объект выражает нескрываемое желание покинуть условие содержания. Если раньше меня удовлетворяло ментальное состояние объекта, то теперь я уверен в необходимости переноса проведения опыта на более раннее время. Первичный анализ не выявил отклонений от нормы. Считаю возможным немедленное использование объекта.
Дата: 165-431-75.18 Время: 12-82 
День пятый после постановки на содержание. Объект ведёт себя весьма спокойно и не выражает желания сбежать. Думаю, это идеальный момент для начала эксперимента.
[13:42]: Объект покинул камеру содержания в сопровождении О-264 и О-81. При перемещении объекта никто не пострадал.
[13:50]: Объект помещен в комнату наблюдения.
[13:51]: Начало эксперимента.
***
Меня привели в странную, абсолютно белую комнату. Даже стоящий посреди комнаты стол со столовыми приборами и два стула около него были ослепительно белыми. Я даже подумала, что, появись сейчас профессор в этой комнате, то он полностью растворился бы в этой белизне. А черные ботинки с накрахмаленными шнурками топали бы сами собой по ослепительно белому полу. Мне показалось это смешным, я улыбнулась, подняла глаза вверх и заметила несколько камер, повернутых прямо на меня. Так-так. За мной следят?
- Объект номер двадцать три, - услышала я до боли знакомый голос из динамика. – Пожалуйста, поздоровайтесь с объектом двадцать три дробь два.
Я понятия не имела, о чём они говорили, оглянулась вокруг, и, не найдя никого в комнате, всё-таки решила не спорить и просто выполнила требование похитителей.
- Здравствуй, двадцать три дробь два, - я совершенно не понимала, почему всех в этом месте зовут по номерам.
Мне никто не ответил, хотя я было подумала, что тут могло было быть какое-нибудь невидимое существо. Но, похоже, в комнате кроме меня не было никого.
- Продолжайте диалог, - гаркнул динамик, что меня немного напугало.
- Как тебя зовут? – это первое, что пришло на ум.
Я очень хотела сделать общение с воображаемым собеседником как можно непринуждённее, чтобы это понравилось тем, кто следит за мной через эти камеры, чтобы они больше так не орали в динамик и не нервничали. Мне странно было обращаться по номеру, поэтому я придумала ему имя - Влад. Но даже это не помогло, фантазия иссякла на вопросах о погоде.
- Опишите объект двадцать три дробь два, - снова подтолкнул меня голос из динамика.
- У него короткие рыжие волосы и белая кожа, - начала я выдумывать образ в своей голове. – Одет он в синие джинсы и зелёную футболку.
Не знаю почему, но этот образ довольно позабавил меня. Влад выглядел как клоун, что было довольно весело. После этого из динамика снова раздался голос:
- Возьмите двадцать третьего дробь второго за руку.
Я без сомнений протянула руку вперёд и сделала вид, что жму руку Владу. И тут случилось что-то странное. Я почувствовала прикосновение человеческого тепла к ладони, и это меня до смерти перепугало.
***
[14:11]: Первое проявление объекта двадцать три дробь два со времени начала эксперимента. Датчики тепла заметили резкое повышение температуры в области, где должен был теоретически находиться тульпа. Объект двадцать три также заметил присутствие второго объекта. Продолжаем дальнейшее наблюдение.
[14:12]: Объект двадцать три требует закончить эксперимент.
[14:13]: Запрос удовлетворён. Конец эксперимента.
***
Прошел месяц, как меня поместили в эту комнату. То, что поначалу показалось мне таким уютным и комфортным, вызывает раздражение. Я не могу пользоваться всеми этими благами, пока он здесь. Влад постоянно говорит со мной, я постоянно слышу его шаги, я не могу уединиться, он постоянно следит за мной. Я не мылась уже неделю, потому что не могу избавиться от ощущения его взгляда. Вижу я его редко, но слышу буквально каждый день. Вот и сегодня он начал говорить:
- Даша, давай играть.
- Уйди, - я заткнула уши, чтобы не слышать его. – Ты не настоящий, тебя нет!
- Да ладно тебе, Даш! – его голос весело звучал в моей голове, добивая остатки разума. – Давай в ладушки сыграем! Даш, Даш, Даш, Даш!

Голова раскалывалась от этого постоянного голоса, и я ничего не могла поделать, кроме, как только выполнять все его требования. Я села на пол, и он устроился напротив. Началась одна из этих его любимых бесконечных, бессмысленных игр.
- Счёт ведёт часовой, тик-так-ток-тук, как увидишь ты его, слышишь сердца стук. Время медленно идёт, дин-дон-бим-бом, скоро быстренько придёт за тобою он.
Это была самая безобидная считалочка, которую он придумал за последнюю неделю. На этот раз никакой крови, кишок или чего похуже. Меня вообще удивляет, откуда в моём воображении берутся подобные слова? То, что это именно моё воображение я не сомневалось, но вот как он начал существовать отдельно от меня? И называет он себя уже не Влад, а тульпа, и я не знаю, что это значит. Я боюсь его с каждым днём всё больше и больше. Особенно с тех пор, как я стала не только слышать и ощущать его, но и иногда видеть. Я чувствовала его прикосновения, хотя понимала, что его нет на самом деле! И эти прикосновения стали восприниматься как должные, и я теперь общаюсь с ним как с другим человеком, всё реже ставя вопрос о его реальности.

В распахнувшуюся дверь ввалился доктор с неизменной папкой, из которой торчали какие-то не очень аккуратно уложенные листки бумаги. Я обрадовалась его появлению, ведь это был тот редкий случай за последний месяц, когда меня посещал реальный человек. Это вызвало у меня радостную улыбку, на которую доктор, как мне показалось, совершенно не обратил внимания.
- Мисс, - обратился он ко мне, как я и просила себя называть. – Мне нужно провести ещё тесты. Вы не возражаете?
- Нет, конечно, - ответила я, поднимаясь с пола. – Может, чаю?
Не дожидаясь ответа, я подошла к кухонному столу и наполнила две чашки вчерашним чаем. У меня не было времени готовить свежий напиток, так как я опасалась, что Влад снова начнёт болтать нечто невообразимое. Доктор подошёл ближе, сел на стул и отхлебнул маленький глоток.
- Благодарю. Но всё же вернёмся к тестам.
- А что будет? – поинтересовалась я.
- Ничего экстраординарного. Мне просто нужно проверить Ваше ментальное состояние на данный момент. Не возражаете, если разговор будет записан?
- Да нет, наверное…
Этот ответ снова привёл доктора в замешательство, от чего мне стало смешно. Но на этот раз он быстрее пришел в себя, положил на стол диктофон и начал запись.
***
Приложение 23/2.54
Опрашиваемый: объект номер двадцать три.
Опрашивающий: доктор [Засекречено].
Начало протокола.
Доктор: "Итак, объект двадцать три…"
Объект №23: "Я же просила называть себя [Стёрто]"
Д-р: "Это для протокола. Двадцать третий, чувствовали ли Вы себя не комфортно последний месяц?"
23: "Нет" - объект закусывает губу, чем выдаёт своё состояние."
Д-р: "Есть ли у Вас пожелания и предложения для улучшения Ваших условий содержания?"
23: "Да, у меня кран плохо держится, надо починить…" - объект совершает непроизвольные движения глазами.
Зафиксировано повышение температуры воздуха в районе проведения опроса. Появилось явное ощущение объекта двадцать три дробь два.
***
Я во все глаза смотрела на Влада, появившегося у доктора за спиной. Он склонился над ним и, указывая обеими руками на шею повторял:
- Убей, убей, убей, убей…
Он уставился мне прямо в глаза, широко улыбался, приглашая совершить убийство доктора. Не знаю, почему я сдержалась и не предупредила доктора об опасности, может потому, что уже привыкла к подобным выходкам Влада, а может и потому, что и сама почувствовала непреодолимое желание убить.
Я медленно поднесла чашку с холодным чаем к губам, сделала маленький глоток и поняла, что вот именно сейчас я готова к тому, чтобы этой красивой белоснежной чашкой изо всей силы ударить профессора прямо по голове. И после того, как она разлетится на мелкие осколки, собрать их все до мельчайшего кусочка и воткнуть ему в шею, глаза… И я наконец-то увижу, какого цвета у него кровь.
Где-то глубоко в подсознании меня ещё пугала эта мысль, но я уже не была только собой. Какое-то первобытное чувство овладело мною и напрочь стёрло все мысли и желания, кроме "Убей… убей…"
Я сжала покрепче чашку и приготовилась к нападению, но доктор меня опередил. Он резким выбросом руки отбросил Влада в дальний угол комнаты. Это привело меня в чувство, и я поняла, что чем Влад ближе, тем безвольнее становлюсь я. Доктор совершенно спокойно произнёс:
- Для протокола. Опрос прерван по причине прихода объекта двадцать три дробь два.
Он выключил диктофон, и после этого дал волю эмоциям:
- Эх, как же тебе не повезло! Уже могла бы свободно ходить по лаборатории, а теперь застряла в камере надолго.
- Стой! – попыталась остановить его я. – Может, снова попробуем? В этот раз я точно всё отвечу!
Доктор остановился у самой двери и, не оборачиваясь, сказал:
- Успокойся, выпей чай… Он поможет.
***
Исследование №3/23
Дата: 165-431-80.20 Время: 73-58 
Наблюдение за объектом на протяжении пяти месяцев дало невероятные результаты! Мои первоначальные расчёты были не верны, но именно они помогли раскрыть реальную сущность искусственной души, а именно, природу тульпы. Его душа отличается от стандартных и не испытывает множество базовых эмоций, а главная его цель - завладеть телом носителя. Тульпа изначально не является самостоятельным живым существом, но неразрывно связано с любым разумным существом. Если существо-носитель не начнёт представлять его отдельным человеком, он не проявляет большой активности, а выполняет роль внутренней совести. Честно говоря, я действительно поражён! Сам факт существования ещё одной души в теле многое объясняет, в частности природу шизофрении, над которой я работал два года назад. Я опять превратил документ в страницу ежедневника! Опять переписывать…
***
- Объект двадцать три, - они починили динамик, который мы с Владом вчера так удачно вывели из строя? – Подойдите к сотруднику и дайте ему возможность зафиксировать скобы.
В ставшей уже привычной комнате для испытаний они установили странный стул с ремнями. Меня уже ничто не могло испугать, и я даже не пыталась представить, что будет дальше. Я слишком устала. Мне хотелось, наконец-то, избавиться от всего этого, но самостоятельно я это сделать не могла. Не из-за трусости. Просто не могла. Надоедливый Влад изматывал меня, но в то же время не давал совершить то, к чему была бы готова, если бы осталась наедине с собой.
Я села на стул, и ассистент доктора, в таком же ослепительно белом лабораторном халате и хирургической маске, очень учтиво поклонившись в безмолвном приветствии, крепко зафиксировал ремнями руки, ноги и голову. Затем он достал из специального контейнера фиксаторы век, которые не позволяют даже инстинктивно моргать и закрывать глаза. Я вздохнула, установка фиксаторов - это очень неприятно и больно, но только в первый момент, потом перестаёшь их замечать, разве что, когда от долгого «не моргания» пересыхают глаза. Но это случается редко. Обычно за этим чётко следят и время от времени сбрызгивают глаза искусственной слезой.

Я перестала бояться процедур благодаря доктору. Он не врал, как обычные врачи в больницах, что "это совсем не больно". Док честно предупреждал о возможных неприятных ощущениях и побочных эффектах. Конечно, было не очень приятно услышать, что сейчас будет очень больно, или возможно исчезнет ощущение чего-то, или то, что мне предстоит переживать адские боли, весь день, но я уважала доктора за честность и старалась помочь ему, фиксируя все ощущения.
Он всегда давал мне время на моральную подготовку, и даже во время самых садистских экспериментов мне удавалось избегать приступов панической атаки. Единственное, что я ему не прощу, так это шрам на левой ноге, когда он чихнул со скальпелем в руке. Этот крохотный, но очень заметный шрам останется на всю жизнь. Доктор с тех пор пытается задобрить меня чаем, и я не держу на него зла. Он не специально.

- Объект двадцать три, Вы готовы?
- Готова, - ответила я, слегка покривив душой. Как можно быть готовым неизвестно к чему?
Ассистент подкатил стойку со странным прибором, вид которого насторожил меня. Это было похоже на многоствольный пулемёт с подсоединенными к нему трубками, проводами и световыми датчиками. Я была уверена, что это не оружие, потому что доктор отменил все исследования с применением оружия. И всё-таки это было очень похоже на оружие. Оружие. Тревога. Тревога. Доктор, я вижу оружие! Доктор, я осознаю опасность!
Колюще-режущие предметы в виде скальпелей, ножей, ножниц были исключены из списка оружия, и я уже привыкла к их применению во время испытаний, хотя всякий раз они наносили какой-то вред моему внешнему виду - волос на мне осталось очень и очень мало.
Ассистент поправил фиксатор головы так, что моё лицо оказалось на уровне прибора, посмотрел мне в глаза, то ли с сожалением, то ли с сочувствием, направил "дуло" прямо мне в глаза и вышел из комнаты. Я осталась совсем одна. Этот мимолетный взгляд, брошенный ассистентом, встревожил меня ни на шутку. Обычно ассистент – это совершенно без эмоциональное существо, которое просто выполняет предписанные доктором подготовительные работы.
- Двадцать третий, - голос доктора тревожно подрагивал. – Смотрите в зрительный аппарат, и прошу, чтобы не случилось, не пытайтесь отводить глаза или моргать. От этого зависит длительность эксперимента.
Спасибо док, ты всегда честен, постараюсь, чтобы эксперимент закончился как можно скорее. Я уставилась прямо в "дуло" зажужжавшего прибора и тут же была ослеплена ярчайшим лучом света. Исчезло ощущение реальности и мне показалось, что я иду по бесконечному коридору. Не знаю, почему мне казалось, что там нет конца, я просто так чувствовала. Но мне непременно хотелось дойти именно до конца, и я шла, не останавливаясь на отдых, но внезапно что-то длинное и скользкое, похожее не гигантский язык, схватило меня за ногу и потащило назад. Я почувствовала, сильнейшую боль и… очнулась. Я думала, что всё закончилось, но, глаза почему-то не открывались. Я изо всех сил пыталась раскрыть веки, а когда прикоснулась в ним руками, поняла, что просто ослепла. Я сделала несколько безуспешных попыток встать, но тело неимоверно ныло.
- Уже встаёшь? – раздался голос доктора рядом со мной. – Думаю тебе ещё рано. У тебя не восстановились двигательные функции.
- Почему я ничего не вижу? – спросила я в пустоту.
- Это побочный эффект. Лично я не ожидал его появления, но это вполне нормально. Зрение вернётся в течение дня, я знаю.
- Что произошло?
- Эксперимент прошёл удачно, если ты про это, - спокойно сказал доктор. – Все необходимые данные получены. Мы немного не рассчитали особенности твоего организма, что и вызвало неполадки. Но в целом всё хорошо. Ты - молодец.
***
Выписка из аудио файла наблюдательной комнаты.
(Доктор [Засекречено] отдёргивает руку от пульта.)
Д-р: Я не могу, Вы понимаете, объект это не перенесёт!
У: Продолжайте эксперимент, а то…
(Агент охраны 43 целится в доктора (скрыто) из [Скрыто])
Д-р: Хорошо… (говорит в микрофон) Двадцать третий, смотрите на зрительный аппарат, и прошу, не моргайте…
(Из камеры испытания доносятся крики)
Д-р: Нет, нет, нет! Всё неправильно!!! Остановите, остановите!!!
У: Остановите эксперимент.
(Исследование прервано, доктор уносит объект №23 в медицинский пункт.)
***
- Ты готова? Снимаем повязки, - голос доктора звучал чуть более радостно, чем всегда.
В глаза ударил яркий свет, и я невольно прищурилась. Я была в комнате с белёными стенами и кроватями-каталками, которые используют в больницах. Я не была напугана или удивлена, потому что док был рядом, а это значит, что всё будет в порядке.
- Ну как? – он был немного взволнован, что было для доктора не характерно. – Ты видишь?
Я осмотрелась по сторонам, поморгала глазами и с уверенностью ответила:
- Да, - и только тогда я заметила его.
Влад стоял в дверях. Если раньше только я его видела, то есть ощущала, то теперь это был абсолютно материальный человек. Я реально видела его целиком, во всех подробностях. Таким, каким я его представила во время первого эксперимента. Рыжего, в нелепых клоунских одеждах, будто он и в самом деле был реальным. Видимо, у меня было слишком испуганное лицо, потому что доктор тоже обернулся.
- Двадцать три дробь два, ты тоже тут? – сказал он весело и, повернувшись ко мне, поинтересовался – Ты его чётко видишь, да?
Я просто кивнула, не в силах вымолвить ни слова. Доктор встал, подошёл туда, где стоял мой недавний кошмар и поводил перед ним рукой. Влад немного отстранился, когда док попытался коснуться его. Доктор загадочно улыбнулся и сказал мне:
- Тебе нужно побыть тут ещё немного, пока окончательно не восстановишься. Попробуй поспать. Так время пролетит быстрее.
Он выключил свет и вышел, провожаемый презрительным взглядом Влада. Я встревожилась, как, интересно, я смогу поспать, когда Это осталось здесь, наедине со мной, да ещё в виде реального существа? Словно почувствовав мой страх, он посмотрел на меня так, что у меня душа ушла в пятки, а сердце чуть не выпрыгнуло из груди. В темноте его глаза светились ярко красным огнём, а улыбка отблескивала неестественно белым цветом. Он стал медленно приближаться ко мне. Я пронзительно закричала, сорвавшись на хрип. На глаза нахлынули слёзы, и я не видела, что произошло дальше.
Внезапно включился свет, я услышала тихие шаги и почувствовала тёплую руку у себя на голове.
- Не бойся, - я услышала голос доктора. – Я не дам тебя в обиду. Спи.
Свет погас, и доктор попытался убрать руку, но я крепко схватила его за кисть. Его шершавые ладони были по-отцовски тёплые. Доктор не пытался вырваться, но и не ответил на моё пожатие. Он просто сидел рядом. Я видела его силуэт во тьме, и мне не было страшно. Рядом с ним я чувствовала себя спокойнее.
***
Запись из дневника доктора [Засекречено].
Сегодня образец двадцать три не смог заснуть. Мне пришлось находиться рядом с ним, и я сделал удивительное наблюдение. Объект поёт во сне в странном диапазоне. Не похоже, чтобы это был её родной язык, а звуки чем-то напоминают кваканье лягушек и шипение змей. Двадцать три дробь два, как видимо, не может пока воздействовать на её сны. Не знаю почему, но я не могу относиться к ней просто как к испытуемому объекту. Я даже уточнил пол. Может, я не до конца понимаю, что эта вещь просто тестовый объект? Нужно посвятить больше времени курсам по этике.
***
Сегодня свершилось то, чего я так долго ждала. Влад молит меня о пощаде, но я уже устала от этого мерзкого существа. Пока механики устанавливали аппаратуру, я с доктором решила сыграть в шахматы. Он показал себя серьёзным соперником, выиграв три партии подряд. Но всё это время он молчал, то ли полностью сосредоточившись на игре, то ли по ещё какой-то причине.
- Док? – я решила прервать молчание.
Доктор хмыкнул и посмотрел на меня.
- Это ведь будет последний эксперимент, да?
- Конечно, двадцать три, - ответил док, съедая очередную мою фигуру. - А почему ты спрашиваешь?
- Это значит, что меня потом освободят?
Рука доктора предательски дрогнула, выдав его волнение, но он смог справиться с эмоциями.
- Будет инициирован протокол Семнадцать, - таинственно ответил доктор.
- А что это? - поинтересовалась я.
- Тебе не положено это знать.
Доктор попытался грубым голосом пресечь все мои дальнейшие расспросы, но я знала, что на самом деле он больше не мог быть злым.
- Ты ведь не хочешь этого делать, - говорила я. - Ты слишком добрый, чтобы мучить людей.
- С чего ты это взяла?
- Ты ни разу не причинял мне боль, постоянно помогал…
- Знаешь, почему ты образец номер двадцать три, - ухмыльнулся доктор и съел моего коня.
Я промолчала, подвинув ладью на три клеточки вперёд. Доктор, быстрым движением руки смахнул её с доски, поставил коня, потирая руки в предчувствии скорой победы, разоткровенничался:
- До тебя было много объектов, много экспериментов, много неудач… Каждое исследование смертельно опасно и многие не выдерживали и половины. Тебе просто повезло. Только помни, этот эксперимент я не проводил ещё ни разу.
Доктор передвинул ещё одну фигуру, тихо сказал: "Мат", и пошёл в комнату для исследований.

Слова дока о том, что он ни разу не проводил этот эксперимент, насторожили меня. Моя уверенность в благополучном завершении пропала. А что, если эксперимент пройдёт неудачно? Что, если я умру? Так ли необходимо подвергать меня опасности после всего, что я вынесла? После всего, что было между нами? Голова опустела. Я не знала, что сейчас хорошо, а что плохо, что правда, что ложь. Но помог мне тот, на кого я рассчитывала меньше всего.
- Наивная дрянь, - голос Влада немного шипел. – Насколько надо быть тупой, чтобы считать своего похитителя добрым. Я знал, что ты чёртова мазохистка, но, чтобы настолько, чтобы считать убийцу своим другом. Мне даже жаль тебя, почти…
Он приблизился к моему лицу и широко улыбнулся.
- Ты даже не помнишь своих друзей, да? Как зовут то чудовище, чью песню ты поёшь по ночам? И где твой маленький ночной кошмар, что так любит этого монстра? Кто твои ангелы-хранители, что не уберегли тебя от опасности? Ты точно не помнишь, потому что пропила свой мозг. Вкусный чаёк, да? Такой знакомый вкус, да?! – Влад сорвался на крик. – Я даже не буду спрашивать, помнишь ли ты своё имя…
- Конечно помню! – мне не понравился его тон, и я решила поставить его на место. – Даша.
- Мда… - сказал он, махнув головой. – Это имя ты потеряла после того, как прыгнула с моста. Если ты это ещё помнишь…

И я вспомнила. Вспомнила каждый день, который провела с моими настоящими друзьями. Ва Нил, Силиция, Ева, Каин, как я могла о них забыть? Как случилось так, что я ни разу не вспомнила о них с того самого момента, как только сюда попала! Мне промыли мозг?
- Бинго! – будто прочитав мои мысли, крикнул Влад. – А теперь ты находишься в шаге от смерти и тебе все эти воспоминания ни к чему. Ты бесполезный кусок дерьма…
- Спасибо, - ответила я с улыбкой, что отбило у Влада всякое желание терзать меня и дальше.
- Вау, ты реально сломалась… Ты хоть понимаешь меня?
- Я теперь знаю, что могу сделать, - всё ещё улыбалась я. – Я могу уйти…
Влад посмотрел на меня с удивлением, а потом улыбнулся и сказал:
- Какая же ты тупая…- и растворился в воздухе.

В комнату вошёл доктор, грубо схватил меня за руку и потащил в комнату для испытаний, усадил на уже знакомый мне стул с ремнями, туго завязал меня и надел на голову странную металлическую шапку.
- И только попробуй мне помешать… - пригрозил он и вышел за дверь.
Мне хотелось верить, что эта странная жестокость была показная, но то, что он провёл все подготовительные работы самостоятельно, без помощи ассистентов, заставили меня сильно усомниться в моих предположениях.

Эксперимент начался без всякого предупреждения. Док не сказал ни слова о том, что я возможно буду ощущать. И я поняла почему. Он и сам не знал, чем это кончится. И этот прощальный взгляд слезящихся глаз…
Я увидела стоящего рядом со мной Влада. Он стонал, но не мог сделать ни шагу. Я почувствовала жуткую головную боль, отдававшую неимоверным звоном в ушах. Но я не могла полностью погрузиться в свои ощущения – меня поразило то, что случилось с Владом. Он не сводил с меня глаз, его вены вздулись до предела, и казалось, сейчас лопнут от напряжения. И он делал то, чего раньше себе не позволял. Он плакал. Звон в моей голове превратился в рёв реактивного двигателя, потом перешел сверхзвуковой свист, я крепко закрыла глаза от боли. И всё внезапно прекратилось так же, как и началось.
Влад тоже исчез. Совсем. Я даже не чувствовала его присутствия. В комнату влетел радостный доктор.
- Получилось! – он схватился за голову. – У меня получилось!
Он безумно смеялся, отвязывая меня, и это было очень странным. Столько эмоций одновременно я не видела никогда. Не говоря ни слова, доктор, потащил меня куда-то по бесконечным коридорам и, что меня очень удивило, на этот раз без охраны. Он привёл меня в какой-то офис, со множеством столов, заваленных кучами бумаг.
- Поздравляю, поздравляю! – радостно говорил он мне, впервые за всё время, пожимая руку. – Ты первая, кто прошла все испытания! Теперь осталось только заполнить форму протокола семнадцать, и ты будешь свободна.
Он протянул мне лист бумаги, исписанный всё теми же странными символами, и ручку. Я внимательно посмотрела на него, выхватила из рук стопку бумаг и сказала:
- Я уже свободна, - они так и не сняли мой наручный портал.
Я мгновенно перенеслась в комнату основного портала в этом мире. Толстый слой пыли покрывал всё вокруг, но аппаратура работала. Я не стала особо вникать в настройки, и так было понятно, что здесь никого не было. Внезапно я почувствовала, как же я устала, поэтому просто повернула ключ отправления и, едва не потеряв сознание, крепко сжимая добытые листки, рухнула в раскрывшийся портал.

Я оказалась на холодном песке, увидела приближающихся людей и закрыла глаза.
- Что случилось, - сказал один из них. – Мы не закрыли портал?
- Так это же… - я почувствовала, как кто-то прикоснулся к моему лицу, изучая его. – Искра! Быстро возвращаемся, задание подождёт…
Я открыла глаза, улыбнулась и просто уснула.
***
Протокол №17
Утилизация используемых объектов
1) Утилизация неорганических объектов производится в правом крыле зоны в комнате, оборудованной высокотемпературной печью. Избавление от объектов любыми другими способами должно быть оговорено с высшим управлением.
2) Утилизация органических объектов производится в том же месте, где и неорганических.
Примечание. Живые объекты подлежат предварительной обработке до доведения состояния неживых объектов, а затем по стандартной схеме. Избавления от объектов любыми другими способами должно быть оговорено с высшим управлением.
3) Утилизация сотрудников производится по принципу избавления от живых органических объектов. Разрешена только при смерти сотрудника или по приказу высшего управления.
***
Каин дочитал последний документ и посмотрел на меня. В его глазах была пустота, но от него веяло сочувствием и печалью. Я лежала на родной кровати и смотрела на него. Не знаю, у кого глаза были более мёртвыми, у него или у меня.
- Мне, - с трудом подбирая слова сказал Каин. – Очень жаль. Я даже не мог подумать, что тебя…
- Молчи, - ответила я и отвернулась.
- Искра, - он попытался меня растормошить. – Ты весь день ничего не ела и не пила. Тебе нужно питаться…
- Я сыта, - мне совсем не хотелось с ним разговаривать.
- Не закрывайся от нас, - сказал Каин. – То, что тебя похитили, было совершенной случайностью. Клянусь, мы разослали поисковые отряды во все уголки мульти вселенной! И нашли ведь…
Я молчала, уткнувшись в стену, но Каин сделал ещё одну попытку вывести меня из депрессии.
- Тут это… Силиция и Ва Нил стали семьёй… Ванилька удочерила…
Он отошёл к двери и, не смотря на все запреты, закурил.
- Искра… Идём. Надо поесть.
Всего лишь второй раз, когда я видела его таким беспомощным. И это убедило меня лучше всяких доводов и уговоров. Я сползла с кровати и отправилась на кухню. Каин быстро потушил сигарету и побежал за мной.
Я села на стул и уткнулась глазами в никуда. Какая-то мысль не давала покоя, но я никак не могла понять, что это… Каин поставил на стол тарелку с бутербродами и налил чай в чашку. Я посмотрела на тарелку и вздрогнула, вспомнив питательную смесь, со вкусом колбасы, которой питалась последние полгода. Потом откусила немного настоящего хлеба и запила чаем.
- Лучше? – спросил Каин, продолжая глупо улыбаться.
Я кивнула, отпила ещё глоток, и ещё, и ещё… Этот вкус я не перепутаю ни с чем. Такой знакомый и такой неизвестный, будто забытый, вкус ласкал мои вкусовые рецепторы.
- Каин, - сказала я, взяв чашку. – А откуда у нас этот чай?
Каин заметно побледнел...

Рисунки автора

Другие главы повести можно прочитать здесь

6 комментариев:

  1. Ваня, как хорошо, что Искра всё вспомнила! И так интересно, ведь она могла в любой момент вернуться, если бы помнила, что браслет с портом у неё на руке? Вот уж, наверное, Каин и Ева волновались... Хорошо, что Искре вернулась память.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Память очень непредсказуема. Иногда она исчезает, но потом, неожиданно всё вспоминается. Главное, надо не прекращать её "пополнять", даже если кажется, что не запоминается. Проверено лично.

      Удалить
  2. Вань, а ты не пробовал отправить что- то из написанного в издательство? Ведь здОрово у тебя получается! Вдруг издадут?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Здравствуйте, Анна Владимировна. Без спонсора не обойдёшься. Издают "за денежку". А издательства не берутся работать с неизвестными авторами. Если бы найти того, кто смог порекомендовать мои работы...

      Удалить
    2. Эх, у меня никого из знакомых нет в этой области. А если какой кусочек послать, вдруг понравится, вдруг свяжутся с тобой? Ведь и такое бывает. Не у всех же писателей, которые сейчас на слуху, есть знакомые или "денежка"

      Удалить
    3. Здравствуйте, Анна Владимировна! Я пытался посылать рассказы, но ответов нет. Предлагали публикацию в интернет-ресурсах каких-то неизвестных людей, но я не хочу. Хочется, чтобы по-настоящему. Поэтому пока просто собираю материал, и пользуюсь "эксклюзивным правом" публикации себя у себя :)

      Удалить

Хотите вставить в комментарий картинку?
Используйте теги:
[im]ссылка на изображение[/im] - для вставки изображения в исходном размере
[im#]ссылка на изображение[/im] - изображение размещается по ширине страницы