понедельник, 24 июля 2017 г.

Scintilla. Книга 2. Портрет художника

Глава 5(11)
В тихом омуте
Лёшка ушел пока я спала. Тихо, незаметно, стараясь меня не разбудить. Что это - забота обо мне, или что-то другое? В окно светило яркое солнце и больно слепило. Наверное, поэтому у меня щиплет в глазах… Да кому я вру! Мне просто обидно, что он ушел вот так, крадучись, словно и не шептал мне вчера на ухо тихое признание. Какая-бы ни была я, непобедимый супергерой, прежде всего я – женщина. И мне очень хотелось проснуться сегодня утром от легкого поцелуя и таких банальных слов "Доброе утро, любимая…"

Скрипнув зубами, грубо утерла навернувшиеся слёзы, оделась и решительно затопала по заскрипевшим на все лады ступенькам. "Ага! Скрипите, трещите, весь дом разбудите! Пусть все знают – я иду!" - эти мысли топтались в меня в голове, вбивая куда-то в далёкую память розовые сопли, любовь, нежность, поцелуи, объятия, всё то, что мешает быть настоящим бойцом.
Я спустилась в столовую, где было достаточно шумно и суетливо. Яна одновременно успокаивала Майю и уговаривала быстрее двигать ложкой и глотать полезную кашу. Майя изо всех сил сопротивлялась, а Аня тихо посмеивалась, глядя, как та пытается вырваться на свободу, и с явным наслаждением пила кофе.
Помню, в детстве я тоже не любила есть по утрам. Не знаю почему, но мне было намного интереснее перебирать игрушки, бегать с друзьями во дворе, рисовать, лепить из пластилина, собирать пазлы. И так обидно было тратить драгоценное время. Но родители постоянно загоняли меня на кухню, усаживали за стол и впихивали еду.
Знакомая картина? Став взрослее, я поняла, насколько правы были мои родители. Если утром не позавтракать - весь день будешь сонный и разбитый, а тогда уже будет не до игрушек.

- Что ты смеёшься? – рыкнула Яна на Аню. – Лучше помоги мне!
- Прости, ничего не могу поделать, - отмахнулась Аня с коварной улыбкой. – Эту милую мордашку мне не одолеть!
Майя рассмеялась, а Яна с завидным упорством пыталась утихомирить не в меру расшалившуюся дочурку. Увидев меня, Аня приветливо улыбнулась.
- А вот и наша соня! Как спалось?
- А то ты не слышала, – съязвила Яна. – Сегодня, кажется, было землетрясение! Ну что, как тебе?
- Да я… - я смутилась, но Яна махнула рукой и снова принялась за кормление.
- Успокойся ты наконец! – срывалась на крик строгая мамаша.
Майя лишь звонко похохатывала и уворачивалась от ложки, наполненной ненавистным пюре.
- Майя, - я посмотрела девочке прямо в глаза. – А ты хочешь стать такой же сильной, как мама?
- Да – ответила Майя, перестав баловаться.
- Тогда ешь. И вырастешь такой же сильной, как мама и папа.
- Правда? – восхищённо воскликнула девочка и вцепилась в ложку.
Через пару минут тарелка была пуста. Майя издала победный клич, выпила стакан молока и, обретя долгожданную свободу, ринулась к своим игрушкам.
Яна и Аня уставились на меня широко открытыми глазами. Каин говорил, что каким-то непостижимым образом я могу заставлять людей выполнять мои просьбы, и вот сейчас это случилось снова.
- Как тебе это удалось? – спросила Яна, хлопая длинными ресницами.
- Я просто очень убедительный человек, - попыталась отшутиться, но, похоже, они этого не поняли.
Яна бросила тревожный взгляд на Аню и выбежала из комнаты. Я, по-хозяйски, налила себе чашку чая и села напротив улыбающейся Ани, немного расстроенной, но просто сияющей дружелюбием.

- Слушай, Даш, - тихо начала Аня, ковыряясь ложкой в полупустой кофейной чашке. – Я хотела промолчать, но не могу. Ты не подумай, я не собираюсь тебя осуждать или как-то оценивать твои поступки, но… держись от Лёши подальше.
На мгновение в её глазах появились ярке искорки, почти как у Лизы, и взгляд стал злым, пронзающим, будто хотела меня испепелить. А ведь мы только что обменивались очень милыми улыбками, и мне казалось, что между нами уже не может быть ничего подобного. Оказывается, я рано расслабилась.
- Я не пугаю тебя, нет, - Аня опустила глаза и принялась рассматривать девственно-белоснежную скатерть. – Просто, знаешь… Лёша не тот человек, с которым тебе стоит общаться. Ты очень многое о нём не знаешь.
- Что, например, – перебила я её несколько раздраженно.
У меня тоже есть предел терпению. И если она думает, что я несчастная овечка и готова терпеть её перепады настроения, то она глубоко ошибается.
- К примеру, ты же не знаешь, что он не совсем… не полностью здоров… Нет, физически он потрясающе силён и вынослив, но не ментально. Он обладает способностью менять всё, что видит, и… потихоньку сходит с ума. Он знает свою власть над миром. Ему постоянно хочется чего-то нового, неизведанного, запретного… Я знаю его силы… Мне страшно, что он может сделать с тобой.
- А он с кем-то что-то делал? – насторожилась я, но Аня только глубоко вздохнула.
- Знаешь, - продолжила она после небольшой паузы. – Я ведь тоже тогда влюбилась в него. Когда увидела. Он показался мне таким смелым, готовым на всё, ради друзей, добрым и отважным… Однажды я увидела, как он подобрал на обочине какую-то девушку. Обычную потеряшку, которая очень хотела домой. Он привёз её куда-то то ли в лес, то ли в парк. Лёша…
Она задумалась, и её лицо стало каким-то отрешенным, будто она находилась в гипнотическом трансе. Я не знала, что с ней происходит, и не могла понять, почему она внезапно замолчала. Что же такого сделал Алёша, что об этом даже говорить нельзя.
- А знаешь, что самое страшное? – встрепенулась Аня и усмехнулась. – Он стёр её. Да, просто так взял и уничтожил, будто никогда её и не было. После этого я с ним долго не могла разговаривать, но потом поняла. Сложно жить с даром, который сравним с проклятием, поэтому я схитрила… Мне пришлось насильно заставить его ограничить себя. Теперь он может влиять на пространство в ограниченном диапазоне. Всего метр. Поэтому, лучше не приближайся к нему.

Аня не перестаёт меня удивлять. Сознавшись в том, что фактически лишила Лешу уникальной способности, она остаётся такой спокойной и, как ей кажется, убедительной? Но как, черт возьми, она это проделала? Пытала? Сломала мозг? Что?
- Теперь ты понимаешь… - сказала она, оглядываясь по сторонам. – Я сделала это, чтобы защитить его… А страдаешь теперь ты. Мне очень жаль. Только не говори об этом никому. Лёша ничего не помнит. Я заставила его забыть. Он не сможет преодолеть барьер ни при каких условиях. Это всё сделано во благо…
- Как тебе это удалось? – я была взбешена, но старалась держать себя в руках.
Аня ничего не ответила. Похоже, она заблокировала свои воспоминания, потому что мне так и не удалось её разговорить, вызвать на откровенность. Нависла желатиновая тишина. В этом доме у каждого есть свои секреты. Удивительно, как они уживаются в этом небольшом, изолированном от внешнего мира пространстве, в соседних комнатах, да ещё и едят за одним столом. Может, они просто не знают, что можно жить по-другому?
- А знаешь что, - Аня так резко вскочила, что я вздрогнула. – Я помогу тебе! Да, если не я, то никто!

Она цепко схватила меня за руку и потащила на улицу. Квартал за кварталом она тащила меня по городу, не произнося ни слова. Редкие прохожие оглядывались нам вслед и провожали удивленными взглядами. Возле парка Аня приостановилась. Как бы собираясь с духом, а потом решительно потащила меня по тенистым аллеям. Этот парк мне хорошо знаком, но вот что-то я не помню этой площади с очень странной скульптурой: лестница, уходящая в небо. У подножия лестницы в долгом поцелуе замерла влюбленная пара. Сначала мне показалось, что это часть скульптурной композиции, но потом они оторвались от этого увлекательного занятия, посмотрели по сторонам, засмеялись и, обнявшись, затерялись среди таких же безумно влюблённых молодых созданий. Ещё минуту назад казавшийся совершенно безлюдным парк наполнился людской жизнью. Старушки, сидя на лавочках, бросали хлебные крошки голубям, а их неугомонные внуки бегали среди вспархивающих птиц и безудержно хохотали, когда птица задевала кого-нибудь крылом. Важные мужчины в строгих костюмах разных цветов сосредоточенно шествовали, сжимая в руках портфели и небольшие чемоданчики. Было так суетно, и в то же время спокойно, что хотелось сесть на лавочку и просто смотреть по сторонам.
- Он должен быть где-то здесь, - Аня дернула меня за руку. - Я чувствую это.
- Кто? – не поняла я, всё ещё находясь под воздействием окружающего умиротворения.
- Вчера мы с Толиком долго о тебе разговаривали. Тебе не икалось? Помнишь, что сказала ясновидящая? Пророчество, "не для тебя предназначенное". Я знаю, кого она имела ввиду. Он находится одновременно, везде и со всем связан. Только есть одна проблема. Самому его не найти. Он невидимым для окружающих, и сам решает, когда показаться. Но можно его привлечь, заинтересовать, короче, нужно вляпаться в историю. Нам однажды это удалось, а теперь ты попробуй. Он явно заинтересуется таким человеком, как ты.
- А кто он? – мне было странно, что Аня так много говорит о нём, даже не обозначая его сущность. А ведь она видела его.
- Имени его никто не знает. Наверное, даже он забыл. А фамилия известная – Семченко. Но что-то мне подсказывает, что это псевдоним. В "Спасении" он классифицирован как "Человек в белой шляпе" - опасный объект, способный изменять реальность. И он, насколько я знаю, жесток, но может помочь, если сам этого захочет. Остаётся только ждать…
Что-то мне всё это не очень нравится. Пару дней назад я ознакомилась с некоторыми архивными личными делами членов группы "Спасение". Этот Семченко мне совершенно не понравился. Сотни отмеченных нарушений условий содержания, немотивированные убийства существ, неконтролируемое многократное изменение реальности. Я кажется знаю, кому достаётся премия "злодей года"!
- Откуда ты знаешь, что он здесь?
- Я не знаю, - сказала Аня. – Я просто предполагаю. Но его стоит выманить на живца. Знать бы только, как…
- Да как вы смеете тут сидеть?! – недовольно пропищала девушка, лет примерно шестнадцати, явно нарывающаяся на конфликт.
Я знала, что одиночка никогда не идёт на открытый конфликт, скорее всего где-то рядом её компания выжидает момент, чтобы ввязаться в драку.
- Вы что-то хотели? – улыбнулась Аня, пытаясь погасить нарастающий конфликт.
- Вы что, совсем озверели?! Ты хоть знаешь, чьё это место?! – всё больше распалялась юная особа.
- Нет, - стараясь казаться простодушной и наивной ответила Аня.
- А лучше бы знать! Это наше место! Сейчас ребята подойдут, они вам так накостыляют!
- Не стоит так кричать, Жанна, - Аня сменила тон на более жесткий. – Ты же помнишь, что тебе говорил отец об этих парнях, "от них можно ждать только одного - дымом задохнуться". Так что не стоит тебе ждать их здесь. И подумай о своём сыне.
- Каком сыне? – одними губами прошептала девчонка и на её довольно симпатичном личике появилось выражение страха.
- А ты давно проверялась? Советую, - Аня, казалось, решила добить её своим откровением.
Девушка отшатнулась, словно её ударили, попятилась, споткнулась о бордюр и шлепнулась на клумбу. Ей было больно и страшно. Опираясь на землю, она сжала кулаки и хотела броситься на Аню, но почему-то передумала, поднесла к глазам кулаки с зажатыми в них комьями земли и голубыми незабудками, разжала ладони, посмотрела, как падают растоптанные цветы, всхлипнула, быстро вскочила и бросилась прочь. Аня проводила её взглядом взбесившейся кобры, потом довольно улыбнулась и сказала:
- Это точно должно было его привлечь. Но, думаю, надо закрепить эффект. Можешь сделать что-нибудь такое… Ну… Из ряда вон?
- Я попробую… - ответила я, мысленно прокручивая все свои возможности.
Сделать что-то из ряда вон выходящее… легко сказать.

Многие годы меня учили быть незаметной, сливаться с окружением, не высовываться, не привлекать у себе внимания, действовать четко, решительно, но, как можно менее заметно. Это давалось мне относительно легко, потому что и в обычной жизни я была скромной тихоней. Не из тех тихонь, которые кокетничают показной скромностью, в надежде на долгие уговоры, а потом как… такое отчебучат! Меня же любые просьбы вводили в полный ступор. И вот сейчас мне предстоит в присутствии десятков обычных посетителей парка показать нечто… Я покопалась в памяти и вспомнила, как мы с Ванилькой занимались по классу балета. Я находила в этом эстетическое удовольствие, а Ванилька считала балет – огромным плюсом к отработке некоторых приемов боевых искусств. Но когда танцуешь для себя, чувствуешь, как уходит напряжение и появляется душевное спокойствие и умиротворение. Совершенно другое дело – сделать это на публике. И я решилась.
Неловкость и смущение исчезли после первых пары пируэтов. Мне уже не мешало это ужасное платье. Все заботы и заморочки исчезли, и в голове возникла потрясающая музыка, ворвалась в кровь, растеклась по артериям и наполнила моё сердце. А потом снова «раз, два, три…» с каждым сокращением сердечной мышцы новыми волнами переполнила меня, выхлестнулась и окатила мощным водопадом собравшихся вокруг зрителей.
И вот я уже не в парке, а на сцене потрясающего театра. Мощный симфонический оркестр ощетинился скрипками, заныл золотыми трубами, и «раз, два, три…» размеренной барабанной суетой бил прямо в цель, в каждое сердце. Я носилась по сцене, падала, взлетала, вращалась с немыслимой скоростью, отдавая всю себя им - тем, кого я даже не знаю, возможно никогда больше не увижу. Финальный аккорд и я замерла высоко, победно вскинув руки. Ослепительно белое расшитое стразами платье, пуанты, и вся эта окружающая театральная мишура, возникшая из ниоткуда говорила только об одном: он клюнул! Это он, так называемый Семченко, заинтересовавшись моим неординарным поступком подыграл мне... а может просто решил оставить себе эстетическое удовольствие. Ведь он непредсказуем.
Гром аплодисментов сменился жидкими хлопками и одиноким одобрительно-насмешливым: "Ну, тётка даёт!"

Я снова в парке, в своём отвратном оранжевом платье, будто Золушка после полуночи. Я оглянулась по сторонам и увидела одиноко стоящего человека, насмешливо качающего головой. Доктор?
- Браво, - он медленно приблизился ко мне, пару раз хлопнул в ладоши. – Я почти прослезился.
- Это ты… - вот уж кого я не ожидала увидеть. – Ты – Семченко?
- А разве не очевидно? – он приветливо развёл руками и улыбнулся. – Я знаю о тебе всё. Я - единственный человек, который не подчиняется твоим желаниям. Я могу полностью контролировать тебя, и делаю это уже достаточно долго, чтобы закончить начатое. И как ты думаешь, откуда появился твой любимый чай?
- Но ведь тебя считают одним из заключенных камер "Спасения"! – воскликнула я. – Как ты можешь быть доктором в свободной организации?
- А кто сказал, что это невозможно? – ответил он вопросом на вопрос. – Всё это довольно просто, если уметь здраво рассуждать. "Спасение" не может меня удержать, я легко могу уйти в иную реальность. Вот они набегались за мной! Много я им неприятностей доставил. Столько грандиозных планов сорвал! Приятно вспомнить… Поэтому мне в конце концов предложили стать внештатным сотрудником, дали свободу, а взамен – контроль за моими действиями. Относительный контроль. Как ты понимаешь, есть милые шалости, о которых знать… лучше не знать.
- Но зачем это тебе? По чьим указаниям ты ставил на мне эксперименты?
- Единственное, что я ценю в этом мире - свободу. Не свою, я достаточно свободен, но есть другие, которые тоже достойны быть свободными. Но их держат взаперти только потому, что они другие. Каждый имеет право на свободу! Твой воображаемый друг не исключение. Кстати, можешь мной гордиться, теперь это полноценное свободное существо, не зависящее ни от кого.
- Но нельзя же всех освободить… - сказала я, вдумавшись в его слова. – Ведь есть…
- "…опасные существа", - доктор грубо прервал меня и сказал те же самые слова, которые вертелись у меня на языке. – Но сейчас тебе-то что непонятно? Ты же знаешь о существовании множества вселенных, о многообразии организмов и форм жизни. Есть много мест, где нет ничего. Так почему бы не заселить их этими опасными для нас существами и дать им возможность спокойно существовать? В любом случае, это хорошая альтернатива полной изоляции.
Никогда не думала, что бывает так много тишины. Тишайшей тишины. Даже когда я была в незавершенной реальности был звук. Единственное что там было – звук. А сейчас не было звука. Я не слышала даже биения собственного сердца, хотя ощущала, что оно колотится неравномерно, словно спринтер, преодолевая короткую дистанцию с барьерами.
- Ты поможешь мне вернуться в организацию?
- Так, так, так… - Доктор кривлялся и мне было очень неприятно видеть эти клоунские ужимки на его лице. – Девочка не может убежать? Без браслетика девочка бессильна?
Он протянул руку, и я увидела у него на ладони мой браслет. Я узнала бы его из миллиона, я сама выбирала для него оправу из гарнского бостиха, и эти царапины от алмазного спрута, и эта клавиатура с потертыми от частого употребления кнопочками. Моё сердце затрепетало, я протянула руку, но он быстро сжал кулак и развеял образовавшуюся пыль по воздуху. Такая близкая свобода оказалась очередным мыльным пузырём.
- Я лично знаком с дьяволом, - сказал Доктор с ноткой превосходства. – И научился у него некоторым приёмам. Например, составлять договора. И у меня есть при себе экземплярчик. Рискнёшь?
- Чего ты хочешь? – я еле себя сдерживала, но ему это нравилось.
- Для начала, ты должна закончить то, что тебе однажды почти удалось. Да-да. Я имею в виду нашего общего друга, который заточён в картине. Она очень голодна, хватит ей страдать… мне это пока не нужно.
- Почему же ты сам не освободишь её?
- Видишь ли, Искра, - Доктор сел на внезапно появившийся стул. – И у меня, увы, есть лимит. К тому же сейчас не могу – это изменит ход истории, а мне просто не терпится посмотреть на финал. Да и как бы не завершилась эта история, он уже близок к появлению.
- О ком ты говоришь? – мысли путались, я не могла его понять.
- То есть, ты даже чуть-чуть не догадалась? – он скривил недовольную мину. – То есть тебя не настораживает вся абсурдность данной ситуации?! Ты, единственная из всех людей на Земле, становишься членом межвселенской организации, затем возвращаешься через самый близкий портал в то же место и теряешь все свои сбережения. Потом тебя находит никто иной, как твой близкий друг, который умер, но чудом воскрес, потому что он тот ещё супермен! И он оказывается осведомлённым обо всех странностях в мире, включая меня, но по какой-то причине, ни он, ни трое всевидящих, не видят ни одного портала, как и сотрудников организаций, которые могут помочь. И в итоге всё сводится к тому, что ты встречаешь того, кто тебе прекрасно знаком, под иной личиной, резко поменявшим своё амплуа злодея на героя... Честно говоря, ты меня удивила, а меня удивить сложно. Не замечаешь, как с каждой новой сказанной фразой всё становится более и более странным?
Я молчала. В какой-то степени, он был прав. Ведь столько совпадений…поверить просто невозможно! Одно, два, три, это ещё возможно. Но столько счастливых и взаимодополняющих совпадений, которые вытекают одно из другого…
- А объяснить это очень просто, - он продолжил, как настоящий искуситель. – Нас всех к чему-то готовят. И тебя, и Алексея, и меня… Грядёт нечто большее, чем просто очередная хорошая история очередного хорошего человека с очередным хорошим финалом. И что-то подсказывает мне, что это будет нечто одно для всех, и, возможно, не совсем хорошее. И вот что-то мне подсказывает, если ты освободишь из картины эту девушку, то история пойдёт по-другому, и мы больше никогда не пересечёмся, и не будет большого финала, и ты сможешь жить среди семьи, а не на этой богом забытой планете…
Заманчивое предложение, но я плохо понимала, о чём он говорил. Но что бы это ни было, я приняла решение:
- Я согласна.
- Отлично! – он расплылся в улыбке. - Теперь осталась самая малость. Проще некуда. Вернись в галерею, найди картину, и достань её оттуда.
- А ты точно мне поможешь?
- Конечно помогу, я же не чудовище! – он посмотрел мне прямо в глаза, и я почувствовала, как внезапно лопнула тишина.
Гул голосов, весёлая музыка, потренькивание бубенцов на пробегающей мимо пони и тихий шорох сорвавшегося с дерева листа. Аня робко коснулась моего локтя:
- Эй, ты здесь?
Я очнулась. Аня пристально смотрела мне в глаза, как бы что-то высматривая там, в глубине моего сознания. Я постаралась как можно дольше не моргать, чтобы не сбить её с мысли.
- Ну! – не выдержала Аня.
- Что? – не сразу поняла я.
- Ну, что он сделал?
- Да ничего особенного, - буркнула я, пытаясь уйти от ответа. Я надеялась, что она сама обо всём догадается, но, видно, у меня в голове было пусто.
- Как это? Он же всегда что-то делает…
- Он предложил заключить договор, - эти слова очень огорчили Аню. – Мне надо достать монстра из картины, а взамен я попаду домой.
- И ты согласилась? – она очень рассчитывала услышать "нет", но я была честна.
- Да.
Аня пошатнулась, сделала очень глубокий вдох, схватилась за голову и очень долгий выдох. Потом долго, с выражением "ты дура?" смотрела на меня и, наконец, отвернулась. А что я должна была сделать? Если всё, что говорил Доктор - правда, то это мой единственный шанс. Если правильно всё просчитать, то демона из картины сразу загребут ученые из "Спасения". Худшее, что может произойти - смерть пары-тройки не известных мне людей. Результат – я дома. Стоит рискнуть. Ничего страшного! Нет, это страшно, я распоряжаюсь чужими жизнями так легко, как это могут делать только маньяки-убийцы или великие полководцы. Всё зависит от масштаба.
- Тогда, что ж… - Аня прервала мои мысли. – Будем вытаскивать! Есть предложения?
- Без идей…
- Тогда это первое, с чего начнём, с поиска идей.
Она поднялась с лавочки и замерла в ожидании, пока я соизволю последовать за ней. Мне было приятно, что хоть кто-то держит меня за человека, а не за хвост.
- Знаю я одно место, - прошептала Аня. – Там можно будет найти что-нибудь интересное.
- И где это?
- В книжном за углом, пошли.
Это шутка такая? Я рассчитывала на нечто другое… Может, в какой-нибудь старой библиотеке, заброшенном подземелье, домике ведьмы, но уж точно не в книжном магазине! Судя по всему, Аня не шутила.
Мы действительно пришли в магазин, где продавались различные печатные издания, канцтовары и детские книжки. Внутри было полно народу, и я немного смутилась, что, им всем здесь нужно? Было так тесно, что я еле протискивалась вслед за Аней. Похоже она здесь отлично ориентировалась.
- Вот, смотри! – протянула она мне несколько книг, и продолжила копаться среди множества брошюр.
Я посмотрела на то, что она выбирает и удивилась, насколько разнообразным был ассортимент. Она сгребала с полок всё из раздела "псевдонаук". Монстрология, эзотерика, уфология, магический справочник и… учебник по физике. Последняя книга, как бы это ни показалось странным, удивила меня больше всего. Лично я больше полагалась бы на "сборник заклинаний" или "сатанизм для чайников", но искать что-то в самой обычной науке... Хотя, всему, с чем я раньше сталкивалась, вполне можно было дать научное объяснение. Или почти всему. Люди во всех мирах называют чудом то, что не могут объяснить или не хотят объяснять, даже если это сто раз сделали другие люди.
- И зачем это? – недоверчиво спросила я.
- Попробуем поискать что-нибудь о существах, заключенных в картины. Может, где-то есть упоминание об освобождении.
- В книгах с выдумками?
- Даш, ты же знаешь про программу, - улыбнулась Аня. – Людей заставляют думать о некоторых вещах, что это невозможно, но готовят к неожиданностям. Поэтому мы знаем, что от оборотней спасает серебро, а от призраков – соль. А вот про вызовы я не знаю… Может, где-то и упомянули.
Это было глупо, но довольно логично. Ведь людям и правда внушают то, что странностей, не объяснимых законами природы, не бывает, но ведь нужно научить их от этих странностей спасаться! Вот и появляются различные мистическо-фантастические истории, через которых происходит подсознательное обучение, как себя вести в случае контакта со странностями. И, возможно, эти книги написаны с учетом исследований «Спасения», но в такой форме, что человек, прочитавший это, захочет поделиться с другими, но расскажет об этом, как о некоей странности. И тот, и другие, которые услышали, в случае нападения настоящих странностей смогут защититься, но если об этом кому-нибудь расскажут, то их поднимут на смех. Но, они то знают, что есть правда… может, это и сработает.
Внезапно, я почувствовала резкую боль, будто кто-то меня ударил палкой прямо по позвоночнику. Я оглянулась и увидела мальчишку с деревянным мечом в руках. Он радостно хохотал и показывал на меня пальцем. Увидев моё возмущение, он нахмурился и с размаху ударил меня по колену. Я даже подскочила, не столько от боли, сколько от его наглости! Я выхватила меч у него из рук, и мальчишка тут же заорал благим матом, и из его глаз потекли целые реки слёз. Я никогда не видела, чтобы в человеке было так много естественной влаги. На этот рёв, с грацией носорога прибежала женщина и огромным носовым платком принялась вытирать слёзы маленькому крестоносцу. Только я хотела пожалеть испугавшегося малыша, как женщина, видимо мать, налетела на меня со своими претензиями?
- Ты что, тварь, делаешь?! Какого чёрта ты моего ребёнка обижаешь?!
- Он ударил меня, - я попыталась оправдаться, но безуспешно.
- И что?! Это же ребёнок! Сразу надо отбирать игрушку?!– малыш мгновенно перестал плакать и с ехидным любопытством наблюдал, как мама расправляется с незнакомой тёткой. - Дай сюда!
Она с силой дернула мой деревянный трофей, но тренировки в организации научили меня удерживать оружие в руках любой ценой. Не ожидая сопротивления с моей стороны, она на миг опешила, но тут же продолжила с удвоенной энергией:
- Ах ты, скотина! Обидела ребёнка, а он оборонялся! Да как таких, как ты, земля носит?! Люди добрые!!! Глядите на неё! Мало того, что детей обижает, ещё и книги крадёт!
Я была готова к подобной реакции ненормальной мамаши, но Аня такого терпеть не стала. Она встала между нами, посмотрела на орущую женщину слегка прищурив глаза. И, поняв, что та не собирается успокаиваться схватила её за глотку. Мальчик пытался вцепиться Аню, но она просто стряхнула его на пол, не обращая внимания на лживые слёзы.
- Послушай меня, - Аня улыбалась, но глаза пылали ненавистью. – Не думаю, что тебе стоит разговаривать в таком тоне с человеком, от которого напрямую зависит твоя жизнь. Хотя, кому я это говорю! У тебя нет жизни!
- Пусти меня, мразь! – женщина попыталась вырваться, но у Ани стальная хватка.
- Ты по малолетке наркоманила по подъездам, продавала себя за дозу, пока не залетела. Муж тебя ненавидит. Терпит из-за ребёнка. А пацанчик не его то совсем. Что с тобой будет, если он узнает? Ты, бревно гнилое, вали отсюда. У тебя был шанс жить. Теперь его нет. Недолго тебе осталось!
Она разжала руки, и женщина рухнула на пол рядом с сыном, с интересом наблюдающим эту картину. Ему было весело.
- Сумасшедшая! – крикнула женщина, подхватила весело хохочущего мальчишку на руки и, расталкивая покупателей, бросилась вон из магазина.
Посетители магазина, невольные свидетели произошедшего, молча потянулись к выходу, а продавцы замерли, словно в оцепенении. Аня сохраняла полное спокойствие, а меня эта ситуация шокировала. Самый добрый человек из всех, кого я когда-либо видела, только что подверг две жизни опасности, полностью уничтожив их морально.
Невозмутимая Аня подошла к шокированному продавцу, самостоятельно пробила на кассе книжки, положила деньги на прилавок, схватила меня за руку и вывела из магазина.
- Что это было? – я тоже не скоро оправилась от шока.
- Думаю, ты знаешь. Люди – отвратительные существа, запрограммированные на самоуничтожение. Войны, загрязнение окружающей среды, бездумное истребление природных запасов – это лишь малый список пороков. Для того, чтобы противостоять ужасному человеку нужно стать ещё ужаснее, - она на миг замолчала, улыбнулась и продолжила. - Но ведь надо во всём находить хорошую сторону! И я нашла. Ты даже не представляешь себе, насколько лучше я сделала ей и её семье. Она в будущем станет их больше любить и проживёт долго и счастливо. Я знаю, ведь я не вижу.
- Но нельзя же так просто оскорблять людей! – воскликнула я. – Тем более, ты её чуть не придушила!
- Кто сказал, что нельзя? – Аня улыбнулась чуть шире. – К своей цели я готова идти по головам, хоть живым, хоть мёртвым. Она – помеха, я – решение.
- Это неправильно! В конце концов, ты же не маньяк!
- Откуда ты знаешь? – Аня загадочно улыбнулась и широко раскрыла глаза.
Я застыла на месте, глядя в спину удаляющейся Ане. Что произошло с моим миром? С каких пор мой родной мир стал таким странным?! Что изменилось, пока меня не было?! Люди бросаются друг на друга с готовностью перегрызть друг другу горло, насилие стало считаться нормой жизни, появилось так много маниакальных личностей… Что случилось с моим домом?
Аня летящей походкой взлетела по ступенькам и скрылась за дверью. Похоже, я была не права, когда решила, что она держит меня за человека… Я колебалась, стоит ли входить в дом. Меня там ничего не держало, никто не ждал, кроме, разве что, давнего друга детства, который оказался пострашнее многих чудовищ. Ещё в доме есть хорошие люди, Лиза, мечтавшая меня спалить заживо, и Толик, возненавидевший меня только за то, что я существую. И ещё есть Яна и Макс, с которыми за всё это время не перекинулась и парой слов! А Майя… Чего ждать от ребёнка. Хотя, есть то, что заставило меня открыть дверь. Книги, которые взяла Аня…
Дверь в столовую была приоткрыта и оттуда доносились оживленные голоса. Похоже, вся семья в сборе. Внешне всё выглядело очень даже мило, но мне почему-то вовсе не хотелось входить туда, мне показалось, что одним только своим присутствием я нарушу эту идиллию. Аня, Яна, Лиза, Толик, Максим, Майя и Лёша обедали и вели приятный непринужденный разговор. Время от времени раздавался сдавленный шепот, а потом вспыхивал громкий весёлый беззаботный смех. У меня закололо в сердце от одной только мысли, что возможно у меня такого больше не будет никогда. Я хотела спрятаться в комнате, или вовсе уйти из дома, чтобы никогда не видеть этого всеобщего единения, где я была лишней.
- Ну что, пора и честь знать! – еле оправившись от очередного приступа смеха сказал Максим. – Я на боковую, вы тут долго не засиживайтесь.
- Спокойной ночи, папочка! – крикнула Мая, радостно подпрыгнув на стуле.
- И тебе спокойной ночи, радость моя, - он наклонился и поцеловал дочку в лоб.
Это было так мило, но меня озадачило то, что он отправился спать раньше всех. Даже Майя ещё бодрствует, что заставило его отправиться в постель ещё засветло?
Я задумалась и не успела спрятаться, когда Максим вышел из столовой. Он удивленно приподнял левую бровь, слегка отстранился, пропуская меня в комнату, но, поняв, что я не собираюсь входить, плотно закрыл дверь, и мы остались один на один.
- Добрый вечер, - спокойным приглушенным голосом поприветствовал меня Максим.
Он взял меня за локоть и отвел в сторонку. Я поняла, что ему есть что мне сказать, а может он что-то хочет спросить.
– Мы, вроде как, с тобой ещё не разговаривали по душам. – он предложил мне присесть, а сам ходил от стены к стене, словно совершая послеобеденный променад. – Я хочу немного пояснить ситуацию. Я Максим, как ты и сама поняла, неофициальный лидер группы. Мне Аня сказала, что напугала тебя, но ты не воспринимай её всерьёз. То, что она наплела про Лёшу и себя – всего лишь выдумка. Просто она не умеет шутить, понимаешь… Человек, который видит только плохое, скоро к этому привыкает и говорит об этом, как о чём-то обычном, так что не удивляйся. А насчёт недавнего случая в магазине… Это просто нервный срыв. Ну, тебе лучше не знать, через что мы прошли. То, что сегодня произошло – это не жестокость, как могло тебе показаться, это было сделано только из лучших побуждений. Надеюсь, ты со временем поймёшь.
Я не разделяла его мнения, но решила промолчать, не возражать, а может мне просто нравилось слушать этот глубокий, не терпящий возражений голос. Сила Максима чувствовалась не только в хорошо развитом физическом теле, но и в умении убеждать. Его хочется слушать и слушать, что бы он ни говорил, а бездонные голубые глаза проникающие в глубину души, не оставляют оппоненту шансов на возражение. Он подошел к лестнице и, как бы прощаясь, сказал:
- Будь уверена, как только мы найдём выход из ситуации, сразу поможем. Ты обязательно вернёшься домой.
Я только качнула головой и смотрела вслед удаляющейся атлетической фигуре. Характерный хлопок двери привёл меня в чувство. Вроде, всё в порядке, но что-то не давало мне покоя. Хорошо было бы, если бы всё, что говорила Аня действительно оказалось шуткой, но что он имел ввиду, когда говорил "лучше не знать, через что мы прошли"?
Мысли внезапно кончились. Я поняла, что безумно устала.
В комнате на кровати я увидела аккуратные стопочки книг. Похоже, это Аня позаботилась, чтобы мне было чем заняться, а то вчерашняя ночь ей явно не понравилась. А может всё дело в этом? Я вздохнула и принялась медленно перелистывать брошюрки, особо не надеясь найти хоть маленький намёк на возникшие вопросы.
Как много тут разной белиберды, но есть и довольно любопытные статейки. Вот рецепт зелья, которое в организации используют вместо лекарства. А это весьма любопытно: "призыв потусторонних сущностей", по сути, это то же самое, что и открытие портала своими руками, но увы, только в пределах этого мира и в радиусе ста километров. Это мне не поможет. Дальше уже знакомые статьи, объясняющие возможность существования монстров, фактически, элементарная теория эволюции. Я уже начала засыпать, когда в руках оказалась совсем тоненькая книжонка. Широко зевая, я хотела уже отбросить её подальше, но что-то заставило меня перелистнуть страничку. Я поняла. что нашла то, что искала. Небольшая заметка про демонов, заточённых в предметах. Пробежав глазами по строчкам о цукумогами и зеркальных духах, я наткнулась на абзац "Как только демон поселяется в фотографии, картине или другом предмете, символизирующем мир, он становится его королём. Единственный способ выманить демона из предмета, это подкормить его. Важно то, что демона может вызывать только тот, кто его заточил".
Это дало ответ на многие вопросы. Во-первых, стало ясно, что я не смогу самостоятельно вытащить девушку из картины. Во-вторых, надо искать автора. Как там его зовут? Помню только фамилию Д’Арк. В-третьих, накормить её может только этот пресловутый художник. Это объясняет, почему, вместо того, чтобы съесть меня на месте, она решила договориться, хотя очень была голодна. И как давно её не кормили? Старые вопросы разрешались, но возникали новые.
И тут мой взгляд наткнулся на тёмный ящик, одиноко пылившийся в углу комнаты. Да это же компьютер – самое удивительное изобретение человечества, хранилище всевозможной информации, на нём можно создавать картины, музыку, текст, видео, а с подключением в сеть Интернет обладатель железной машины вообще становится всемогущим. Но сколько себя помню, раньше использовала его только для просмотра картинок с котиками и прослушивания поп-музыки. А с появлением браслета я полностью отказалась от компьютера. Браслет заменил всё. А музыки и кино и в телевизоре вполне хватало.

Странно, но, когда я лишилась браслета, и в голове вертелось "я потеряла связь с внешним миром. Где найти информацию", то совершенно не подумала об этом примитивном устройстве... Включив процессор, я уставилась в монитор. Прекрасно. Выход в интернет есть. Забиваю в поисковик запрос. Есть! Но тут я услышала скрип открывающейся двери и тихий голос: "К тебе можно?". Это Лёша. Если он надеется на продолжение вчерашнего. то это очень как не вовремя.
- Да, конечно… - сказала я, судорожно подбирая выражения, как бы его культурнее послать.
- Я хотел извиниться, что сбежал… - промямлил он. – Просто поступил срочный вызов и мы с Максом отправились устранять аномалию. Я не хотел тебя будить. Просто это… ну…
- Я понимаю, - мне очень хотелось, чтобы он поскорее ушел, потому что совершенно не была настроена на очередной романтический вечер. Меня ждала работа.
- И ещё, о вчерашнем… - Лёша с трудом подбирал слова. - Я, как бы, не хотел. В смысле, хотел, но не в том смысле. Я имею ввиду, что это была ошибка. Но не в том. что...
- Лёша, - прервала я его неловкие потуги оправдаться. – Я всё прекрасно понимаю, я не должна была вести себя так. Всё это было одной большой ошибкой, но мы можем оставаться друзьями.
- Спасибо, что поняла, - выдохнул он и уставился с пол.
Ну что за человек. Сказал, что хотел, и иди по своим делам! Но нет же, сидит с таким видом, словно это я ему от ворот поворот дала. Ну, супергений, покопайся в моих мыслях. прочти моё главное желание и успокойся! Я просто хочу остаться одна, чтобы спокойно поработать. Мне нужно просто посмотреть результаты поиска, найти то, что подсказало бы мне дальнейшие действия. Но при Лёше я этого сделать не могу. Он обязательно заинтересуется и предложит помощь, будет высказывать свои предположения... А я привыкла работать одна. Почему он не может просто уйти?
- Ты что-нибудь нашла? – спросил он немного тревожно, а может надеялся, что я попрошу о помощи.
- Нет, - твердо отрубила я.
- Может, тебе всё-таки помочь?
- Я сама.
- Хорошо…
Он резко вскочил и вышел, пытаясь сохранять спокойствие, но я чувствовала его напряжение. Он что, считает себя чем-то мне обязанным? Как же просто дать волю чувствам, расслабиться, совершить ошибку,  и как сложно вернуть всё на круги своя. Но. честно говоря, мне тоже непросто забыть вчерашний вечер. Мне раньше помогал чай, но теперь его нет. В животе как-то заныло, заурчало... Ну ничего себе! А ведь я сегодня не ела весь день.
Эти мысли отвлекли меня от важного дела. Ну что Лёша за человек, ушел, а мешает. Я взяла себя в руки и настроилась на работу. С экрана монитора красовалось знакомое лицо художника Пьера Д’арка. И информация. Так. Рисует в стилях реализм, сюрреализм и постмодернизм, то есть всё, что связано с историей мульти вселенной.
Так. Прекрасно. Есть каталог его картин. Я с упоением рассматривала знакомые пейзажи подземного города Земли, бескрайние поля А-23-м, и сотни портретов людей, глаза которых, даже в отцифрованном варианте, кажутся живыми. Если бы я не знала, как он пишет свои картины, то была бы удивлена такой метаморфозой. Больше сотни портретов вобрали в себя жизни сотен людей. Интересно, а сколько краски в одном человеке? Хватает только на одну картину, или остаётся ещё про запас? А для пейзажей он покупал краски, или уничтожал вселенные? Человек, который может уничтожить реальность, перенеся её на полотно, становится настолько могущественным, что возникает мысль о непобедимости. И как странно человек выбирает свой путь. Он мог стать вором, криминальным авторитетом, но почему-то стал художником. Что это - мечта детства или же глупая сентиментальность? И как ему удалось создать такого "подходящего питомца"? Или он где-то её нашёл? Много вопросов, а ответ... вот, перед глазами!
Статья из желтой прессы. Так-так, а наш гений то не такой уж и белый и пушистый! Ему дважды предъявлялось обвинение в похищении людей, но оба раза он был оправдан из-за недостатка улик. Конечно, кто же в реальной жизни поверит, что он просто выкачивал из людей краску. Попросту - обесцвечивал. Интересно, а куда деваются пустые сущности? Похоже, всё сходится, это именно тот человек, которого я ищу. Узнать бы, где он сейчас. Руки мои опустились, и не только в переносном смысле. Дата смерти – двенадцатое марта две тысячи двадцать девятого года. Это полностью выбило меня из колеи. Хотелось выть от отчаяния. Хронометр на экране компьютера показывал дату "десятое июля того же года". Уже пять месяцев, как он мертв. Без него её не вытащить. Я не выполню договор и не вернусь домой. Всё, хватит! Я сыта по горло этим миром, этими людьми, этой жизнью. Я встала, вышла из дома и пошла в сторону моста.
Ветра не было, но по водной глади прокатывалась лёгкая рябь. Может это те самые пустые сущности пытаются обозначить своё существование... вода манила меня, приглашала в свои объятия, как старого друга, и волны нашептывали "Ишшшскра, идишшш, я тутшш..." Резкое громкое хлюпанье где-то под мостом привело меня в чувства. Прости, речка, даже не знаю, как ты называешься, но познакомимся как-нибудь в другой раз. Я слишком многое приобрела, чтобы потерять вновь. И пока есть хоть маленький шанс, я его не упущу! От горизонта медленно отпочковалась луна, и залюбовалась своим отражением. Две луны. Это так близко... Где-то истошно завыл пёс, и мне захотелось вступить с ним в унисон.
- Люди! Слушайте люди! – отчаянный крик и толпа, внезапно образовавшаяся вокруг чего-то вернули меня в действительность. – Пророки врали нам!
Это было интересно и я поспешила к ним. В центре толпы стоял мужчина в обносках, с грязными волосами, торчащими ёжиком. Он крепко сжимал в руках какую-то книгу и вещал:
- Конец света близок!  Всё то, во что вы верили сгинет без следа! Так покайтесь богу нашему единому, дабы миновала вас кара небесная, отправленная лжебогами! Уверуйте!
Очередной сумасшедший, ничего интересного. Вот только книга... Он держал не Библию, не Сатанистские верования, а учебник по физике.
Мир и вправду стал странным…


Рисунки автора
Книга 1. "Scintilla - там, где начинается жизнь"

2 комментария:

  1. Ваня, здравствуй!
    Начала читать... Интересно и несколько необычно читать от имени женщины, ведь я знаю, что автор ты!
    И... мне показалось, что фразы для женщины коротковаты, как-то слишком лаконичны, нет?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Здравствуйте, Лилия Павловна! Изначально (в первой части) Искра было более многословна. Сейчас она более собрана, лаконична, не выпячивает своё женское начало на первое место. Искра - боец. Но ничто человеческое ей не чуждо. И всё же в предыдущей главе она "дала слабинку".

      Удалить

Хотите вставить в комментарий картинку?
Используйте теги:
[im]ссылка на изображение[/im] - для вставки изображения в исходном размере
[im#]ссылка на изображение[/im] - изображение размещается по ширине страницы