понедельник, 17 июля 2017 г.

Scintilla. Книга 2. Портрет художника


Глава 4 (10)
Засекреченные мысли

Проснулась я от странного ощущения: мне внезапно захотелось сделать хорошую разминку. Это было не просто желание потратить массу энергии, а дерзкая попытка вернуться к тому, что недавно было обыденным и естественным, когда мой каждый день начинался с силовой разминки. Обычно Ванильке приходилось очень постараться, чтобы вытащить меня на тренировку, а теперь, когда я уже столько времени вела пассивный образ жизни, мне захотелось хоть немного размяться, вспомнить боевые навыки, пробежать пару десятков километров.Впервые в жизни я сама вскочила с кровати и сделала разминку первого уровня.
Конечно, эти дёрганья не шли ни в какое сравнение с тренировкой Ва Нил, но мне стало намного легче, будто удалось выплеснуть скопившийся сгусток негативной энергии. Пора завязывать с этими девчоночьими нюнями и возвращаться в привычный ритм.Мне очень не хватало удобной практичной одежды, и, хотя я никогда не была модницей, с чувством легкой брезгливости взяла в руки то единственное оранжевое платье, которое успела просто возненавидеть. Почему из всех возможных вариантов развития событий мне досталось это отвратительное нечто цвета "вырви-глаз"?
Скомкав платье, я бросила его не пол, несколько раз пнула ногами и… вздохнув грустно-грустно, надела его, расправила рюшечки-воланчики, навесила на лицо приветливую улыбку, вышла из комнаты.
Осторожно, чтобы не дать понять, что уже не сплю, я прикрыла дверь, и крадучись прошла по коридору в направлении гостиной. Хорошо, что спальня Лёши и гостиная находились на одном этаже, потому что сейчас я ещё не готова к очередной попытке в одиночестве пройтись по лестнице. На этаже были ещё две запертые двери. Осторожно подёргав ручку одной из дверей, я обнаружила, что она открывается. Какие тайны могут скрываться за ней? Может, там скопище страшных монстров или опасных предметов? От жильцов этого странного дома всего можно ожидать, ведь в своих спальнях они держат опасные артефакты и секретные документы…

Хм…За первой дверью оказалась ванная с туалетом. М-да… Очень опасно и удивительно. Хотелось, конечно принять ванну, расслабиться после тренировки, но у меня не было ни полотенца, ни зубной щётки, поэтому я просто почистила зубы пальцем и немного поплескала себе в лицо холодной водой. Гигиену необходимо соблюдать, хоть и таким полудиким способом.
Из-за второй двери раздавался громкий храп. Оказалось, это спальня Яны и Макса. Я бы никогда не смогла уснуть под такие рулады, издаваемые Максом, но Яна, нежно прикорнув у него на плече, выглядела счастливой. Правду говорят, любовь всё стерпит, даже этот звуковой барьер. Эта комната была единственной более-менее похожей именно на спальню. Видимо, сюда, кроме них, никто не входил. Это было очень уютное семейное гнёздышко влюблённых, хотя на полу были разбросаны детские игрушки и книжки, однако детской кроватки здесь не было.
Мне очень захотелось узнать, где же проводит свои ночи Майя, поэтому, вздохнув, решительно спустилась с лестницы. Удивительно, но ни одна ступенька не скрипнула. Может она тоже спит?
Рядом с комнатой Толика оказалась детская, со множеством огромных плюшевых игрушек, ярких книжек, и огромным замком принцессы, с настоящей королевской кроватью, в которой лежала Мая, мирно посапывая носом. Вся в отца.
Прикрыв дверь, я направилась к следующей. Как я поняла, это была спальня Лизы и Ани. Странная комната. С одной стороны, прекрасная кровать под радужным шелковым балдахином, с ярком постельным бельём, с другой – совершенно аскетичная койка с обгорелыми концами простыни. Меня заинтересовало множество свечей в подсвечниках и канделябрах, керосиновых ламп и настоящий очаг посреди комнаты. В комнате никого не было. Меня удивило, куда это они могли отправиться на рассвете? Но голоса, раздавшиеся за последней дверью, расставили всё по местам. Подслушивать нехорошо, но это моя работа. Тем более, невежливо прерывать людей посреди разговора.
- Да зачем он её вообще притащил? – голос Лизы был раздраженным, если не сказать злобным. – Я всё понимаю, старая любовь! Но вот это как раз и слишком подозрительно.
- Не будь такой букой, - пыталась сохранить спокойствие Аня. – Лёша же сказал, что она поможет нам избавиться от картинного демона. На-всег-да! Тем более, Дашка вполне милая девушка. Думаю, что вы подружитесь!
- Ты что, правда не понимаешь? – Лиза, казалось, плевалась яростью и ненавистью. – Ты не видишь насколько это подозрительно? Друг детства, который умер давным-давно, появился удачном месте в удачное время, и чёрт знает откуда! – она немного продышалась и продолжила более спокойно. - Я не имею права судить Лёшу, но эту я судить могу! Ты не находишь, что это очередная проекция демона, которая вырвалась наружу и теперь пытается влиться в доверие!
- Лиза, - голос Ани стал немного твёрже и настойчивее. – Я прекрасно понимаю, что это очень странно. Но пора оставить эту тему. Ты просто устала. Ты много времени работаешь на пределе возможностей. Тебе стоит немного отдохнуть. Может, чаю?
У меня ёкнуло сердце. Это всё было так знакомо, так похоже на предложение Евы. Она тоже любит угощать чаем нуждающегося в защите и успокоении. Наверное, мне стоило обнаружить своё присутствие, но я не могла удержаться, чтобы ещё хоть немного подслушать откровенный разговор.
- Нет, не стоит, - мягче ответила Лиза. – Просто, понимаешь… У меня есть одна проблемка насчёт Толика.
- Я слушаю, - сказала Аня.
Раздался тихий скрип, как будто кто-то встал со стула, но я не услышала шагов по комнате. Возможно я ошиблась.
- Он стал каким-то молчаливым с того момента, как… ну, ты помнишь? – взволнованно произнесла Лиза.
- Когда ты ему призналась?
- Да.
Долгая пауза показалась мне бесконечной. Просто голоса исчезли, будто кто-то выключил ретранслятор. Полнейшая тишина. Вообще ни звука. Я даже засомневалась, а есть ли кто в комнате.
- И что? – голос Ани раздался совсем рядом, и я непроизвольно вздрогнула.
Вдруг она сейчас распахнёт дверь и увидит, как я подслушиваю. Я металась между двумя желаниями: тихонько убежать или открыть дверь, но всё так же тихо стояла за дверью. Будь что будет.
- Мне кажется, что это всё из-за меня. Он ведь это должен был знать с того самого момента, как мы снова встретились. Может, он просто решил, что это не серьёзно, что со временем всё пройдёт?
- Что бы он ни думал, ты не должна себя корить! Если он сказал, что хочет видеть в тебе только друга, то почему бы не сделать так как он хочет?
- Потому что! – воскликнула Лиза и замолчала на некоторое время, как бы не решаясь произнести следующие слова. – Мне кажется, я снова влюбилась…
- Не верю! – громко и как-то очень быстро перебила её Аня.
- Тоже мне, Станиславский! – рассмеялась Лиза, и продолжила уже более спокойным голосом. - Просто тогда, когда он набросился на этих хулиганов, что-то во мне сломалось. Он вполне мог бы не лезть в эту бессмысленную драку, ведь он знал, что я легко могу их разодрать в клочья. Но он полез в драку, будто забыл о моей силе. И я почувствовала себя обычной слабой девчонкой, которую надо защищать, даже немного повизгивала от страха, когда Толику отвесили хороших тумаков. Мне показалось, что это ему доставило удовольствие.
- Да, большое удовольствие – получить тумаков ни за что, - перебила её Аня. – Мне кажется, что ты не очень объективна.
- Кто бы говорил, - хмыкнула Лиза, но Аня, казалось, не обратила на это внимание и продолжила:
- Может, он просто решил стать более сентиментальным? Перестать гнобить людей, и стать обычным парнем? Вот он и стал помогать без причин. Может, он поступает так со всеми?
- Есть ещё одна вещь, - голос Лизы перешел почти на шепот. – Макс как-то вскользь упомянул, что видел, как Толик разглядывал мою фотографию. А потом зачем-то уточнил, что у Толика в этот момент были пустые глаза и совершенно отрешенный вид, будто не понимал где он находится. Это очень странно. Почему он молчит? Он же всё знает, значит, может сказать мне о своих чувствах без страха. Но его что-то удерживает. Но что?
- А ты не думала, что он просто тебя не любит? – Аня была удивительно безжалостна. – Лучшее, что ты можешь сделать, это просто перестать думать о нём. Ты ведь чувствуешь, что как девушка ты ему не нужна.
- Знаю, знаю, - с долей надежды сказала Лиза. – Но вдруг? Вдруг мне всё это не кажется и…
- Забудь, подруга. Я знаю тебя лучше, чем кого-либо в этом доме. Просто иди дальше, не оглядываясь назад.
- Ты права, - сдалась Лиза. – Мне просто надо отпустить… Может, чай мне поможет…
- Это совсем другой разговор! – радостно воскликнула Аня.
Я услышала приближающиеся шаги и быстро отскочила к лестнице, сделав вид, что с опаской спускаюсь вниз. Аня знала, что я боюсь этой лестницы, поэтому, встретившись со мной взглядом, ободряюще подмигнула, но что-то меня насторожило. Может она знала, что я подслушивала… и тем не менее, ни словом об этом не обмолвилась.
- Уже проснулась? – с привычной дружелюбной улыбкой поприветствовала меня Аня.
- Да, доброе утро, - ответила я, делая вид, что только что проснулась.
- Пойдём выпьем с нами чашечку ароматного утреннего чая. Знаешь, мы по утрам привыкли пить чай, – тараторила Аня без запинки, и я понимала, что она всё знает. - А Лиза расскажет тебе, чем вы сегодня будете заниматься.
- Лиза тоже проснулась? – изобразила я удивление, чтобы скрыть неловкость ситуации. А может она и не догадывается?
- Да. Так что иди, поболтай с ней. Уверена, вы подружитесь!
Эту фразу я слышала уже не в первый раз, но все мои попытки хотя бы найти общий язык с Лизой не увенчались успехом. Похоже, понравиться Лизе не так-то просто. Я попытаюсь ещё раз, хотя уверенности в том, что можно понравиться человеку, который тебя невзлюбил с первого взгляда – затея изначально провальная. Но я упорная.

Человеколюбие сродни страху. Страх остаться в одиночестве среди множества людей. Страх быть не услышанным, не понятым, не замеченным в мире, среди неизвестных лиц и бесконечного гула голосов.
Зайдя в комнату, я застала Лизу за очень необычным занятием. В правой руке она держала чайник, а левая рука, под чайником, пылала ярким огнём. Первым моим желанием было броситься на помощь и затушить горящую руку, но Лиза выглядела на удивление спокойной. Через мгновение я услышала протяжный свист и поняла, что это вскипела вода в чайнике.
- Что смотришь? – грубовато сказала она.
- Да так, - ответила я и отвернулась.
Похоже, разговор снова не задался. Пока Лиза наливала в чашку кипяток и насыпала кофе, я с хмурым видом разглядывала обои и шкафчики.
- Будешь кофе?
- Я больше чай люблю, - буркнула я, делая вид, что меня очень интересует затейливый рисунок на обоях.
Лиза отреагировала довольно странно.
- Да на что вам всем сдался этот чай! Вот кофе – это нормальный напиток. Он и бодрит, и сил прибавляет, и на вкус лучше, - потом немного помолчала и добавила. - Чай – это баловство для детей.
- У каждого своей вкус. – произнесла я довольно банальную фразу и, не глядя на Лизу, добавила. - Каждый ищет то, чего ему не хватает.
Почувствовав что-то неладное, я обернулась. Я уже и забыла, что выражение «глаза горят» может иметь и прямое значение. Сейчас глаза горели у Лизы, но только не от искреннего чувства восторга, а просто полыхали огнём. Но странно, этот огонь не обжигал волосы на лице. Наверное, у неё какая-то генетическая мутация, и волосы огнеупорные…
- Так, а теперь перейдём к делу, - прервал мои размышления трескучий, как угли костра, голос. – Никто из нас не знает, кто ты и какова твоя цель. Это нарушение. Мы никогда не допускаем чужаков. Но Лёше ты зачем-то нужна. Возможно у тебя действительно проблемы с памятью. Скрытое сканирование твоего мозга результата не дало. Поэтому сегодня я любыми силами выколупаю из тебя воспоминания. Лучше не сопротивляйся. Ты полностью под моим контролем. Будешь сопротивляться – я тебя испепелю на медленном адском огне. И никто тебе не поможет.
Многообещающее начало. С такой чрезмерной теплотой ко мне ещё никто не относился! Страсти накалялись, но меня бил озноб.
- Советую поесть. Впереди долгий день.
Не глядя, она достала из белого холодильника пластиковый лоток, пару минут подержала в руках и поставила передо мной восхитительно ароматные горячие макароны. Как она догадалась, что моя любимая еда? В то, что это простое совпадение я не поверю, потому что это было именно то, от чего я никогда не в силах отказаться.
- Очень вкусно, - улыбнулась я, уплетая макароны за обе щеки.
- Это Аня приготовила…
Она отвернулась к окну и надолго замолчала. Я сытно поела и не отказалась бы ещё от чашечки чая. Но Лиза молчала. Что-то мне подсказывает, что с ней будет очень непросто. Она очень быстро воспламеняется и долго остывает. Хотя перегрев мне не грозит - от её «теплых слов» у меня мороз по коже. Когда мне становится страшно, я всегда пытаюсь отшучиваться. Это побочный эффект, возникший в результате недолгого общения с Шутом. Все убеждены, что он зануда и дурно на всех влияет, а я, если быть честной, скучаю по нему… И по Пеплу с его детской наивностью и целеустремлённостью… и по Силе и Ванильке… и мне очень не хватает Каина и Евы. Да и вообще, мне просто необходимо увидеть хоть одно знакомое лицо, иначе я просто сойду с ума! И как бы Лёша не пытался напомнить мне о счастливом детстве, он – взрослый, чужой, не тот мальчишка, которого я боготворила. 

Я постепенно успокаивалась, но Лиза, напротив, всё больше и больше распалялась, даже на кончиках пальцев у неё появились огоньки. Ну что-ж, противостоять огню можно только… Я взяла со стола грязную посуду, подошла к мойке и повернула кран с холодной водой до упора. Лиза вздрогнула, возможно ожидая какой-нибудь моей нелепой выходки, но я спокойно вымыла посуду и подошла обратно к столу. Это её немного успокоило, и она перестала искрить, как бенгальский огонь.
- Прости, в последние дни я излишне нервная. Понимаешь, я не могу поверить, что это всё совпадение. Как-то всё слишком… Леша раз в неделю ходит в ту злосчастную галерею, пытается найти хоть какую-то зацепку. И вдруг появляешься ты. Именно в то время, именно в том месте. И именно ты – та самая его детская первая привязанность, единственная подруга, о которой он столько грезил… Я не могу это осознать!
- Я могу пояснить, если хочешь, - тихо сказала я, но Лиза вздрогнула, как от громкого крика. – Видишь ли, если следовать теории вероятности, то можно вполне предположить, что существует множество вариантов развития одного и того же события. Каждый из них может произойти. Но где гарантия, что выбор делается только единожды? Возможно событие повторяется вновь и вновь, порождая безграничное множество миров, в которых и идёт продолжение различных возможных результатов. И, видимо, это и есть вселенная, где я чудом оказываюсь там же, где мой друг детства, которого я не видела много лет, который в этой реальности, где мы сейчас находимся, не умер, как считала я. И я, тоже, оказалась жива. Хотя Лёша был уверен, что я покончила собой. Да что Лёша! Ты и сама можешь прочитать газетную заметку у Толика в комнате. Там, на стенде. Я видела! – голос сорвался, я почувствовала, что начинаю терять самообладание. "Так, Искра, спокойнее!" - В эту реальность попала другая Я – странный человек из отряда супергероев. Поверь, мне не менее интересно, почему так произошло.
- Знаешь… - Лиза оценивающе посмотрела на меня. – Я тебе поверю. Только откуда ты знаешь, чем занимается Лёша?
Я развела руками. Не буду же объяснять прописные истины, что из случайно оброненных слов, подслушанных разговоров, собственных рассуждений и предположений. Да. Похоже одно из них верно. Лёша, а возможно и вся команда, изучает возможности мульти вселенной. А это уже любопытно. Возможно, Лёша сможет создать такую реальность, или хотя бы какой-то разрыв, чтобы перенести меня обратно в организацию? Нет, я не уверена, а значит всё это пока это на уровне утопии.
- Добрый вечер, - поприветствовал нас хмурый Толик и направился к холодильнику.
- Сейчас утро, - поправила его Лиза, и получила в ответ угрюмый и злой взгляд не выспавшегося человека.
- Едем к ясновидящему, - сказал он, доставая из холодильника еду. – Собирайтесь.
- Может поешь чего-то горячего? – предложила Лиза.
Я поняла, что ей очень хотелось сделать для Толика приятное, хотя бы разогреть еду, но Толик не обратил внимание на её предложение, быстро, почти не жуя, умял миску холодного салата.
- Готовы? Идём.

Хорошо, что я утром привела себя в порядок, потому как он, не обращая на нас внимания, ринулся к выходу. Лиза, без лишних слов, тут же двинулась следом, видно это у них не первый такой совместный поход. Я еле поспевала за ними, хотя вроде они особо и не спешили. Похоже снова разворачивается временной дисбаланс. Не хотелось бы именно сейчас сбиться с ритма.
Толик сел за руль, и машина резко стартовала с места. Люблю такие авто, заводящиеся с пол-оборота. С виду старенькая и неприглядная, а на самом деле…
- А зачем нам к ясновидящему? – стараясь казаться наивной, полюбопытствовала я.
- Видишь ли… - осторожно начала Лиза, но Толик её грубо перебил:
- Я не могу видеть твою жизнь. Что очень странно. Будто в один момент ты просто исчезла и, как ни в чём не бывало, появилась много лет спустя. Ты не хочешь быть откровенной. Мы сами найдём ответ на этот вопрос.
- Я же рассказала, - я попыталась оправдаться, хотя понимала, что Толик видит эту ложь. – Я прыгнула с моста, разбилась. Долго была в коме. Когда очнулась, узнала, что меня все считают умершей. В моей квартире теперь живут чужие люди. Работы у меня нет. Перебиваюсь случайными заработками…
- Может кто-то и поверил бы в этот бред, - жестко перебил меня Толик. И что у него за дурацкая привычка – не давать женщинам договорить! – Если бы были доказательства. А их у тебя нет. Сейчас мы узнаем правду, чего бы это ни стоило.
Фраза: "Узнаем правду, чего бы это ни стоило" насторожила, особенно тон, которым это было сказано. Лиза как-то съежилась на сидении. Даже непривычно было видеть её такой подавленной. За кого она так переживает: за Толика, за меня, или за себя. А может, просто боится встречи с ясновидящей? Вопросов как всегда много, а ответа ни одного. Такой беспомощной я себя не чувствовала даже в незавершенной реальности…. Неужели все эти супергерои так бессильны, что приходится обращаться к третьим лицам. И что же это за ясновидящий, который сможет узнать обо мне всё? Интересно, знает ли он, как мне отсюда выбраться? Забавно, я уже не говорю "вернуться". Когда-то я хотела вернуться сюда, потому что на миг мне показалось… но теперь точно знаю, что это точно не тот мир, в котором мне хотелось бы остаться. Мне тесно в родной вселенной, тесно в пределах одной планеты, для меня это тюрьма. Мне непременно надо выбраться.

На выезде из города Толик остановил машину. Давно я не видела подобных построек. "Оригинальное смешение стилей девятнадцатого и двадцатого веков" - было моей первой мыслью, когда я увидела панельные пятиэтажки в вперемешку с деревянными подслеповатыми избушками, наполовину вросшими в землю. Если бы не относительно современная трасса с дорожной разметкой, пролегающая по главной улице, я бы подумала, что попала, как минимум, в полувековое прошлое.
Лёша быстрыми шагами пошёл по тропинке, заросшей травой. Лиза бросилась за ним чуть-ли не вприпрыжку, и, поскользнувшись, едва не упала. Я внимательно посмотрела под ноги. Да, похоже, давно тут не ступала нога человека. Я посмотрела вслед удаляющимся спутникам и возмутилась. Им совершенно не было до меня никакого дела. А вдруг я сбегу? Они даже ни разу не оглянулись, неужели так уверены, что я иду за ними? А что, если вернуться в машину, которую Толик и не подумал закрыть, и скрыться от всех этих странных людей с их тайнами, недомолвками и угрозами. Конечно, я не боялась, что Лиза действительно меня испепелит, а Толик... Мда, как иронично, они называются "Спасением", а ведут себя, как… они, похоже, ненавидят организацию.
Пока я медленно тащилась по этой тропинке, пытаясь здраво размышлять, Толик и Лиза скрылись за разросшимися деревьями, и догнала я их только возле ничем неприметной избушки, такой же, как десятки других, приземистой, с маленькими мутными окошками. Мне даже показалось, что они затянуты бычьим пузырём, как в средние века.
Увидев, что я приближаюсь, Толик и Лиза, не дожидаясь меня, вошли внутрь. Меня не пригласили, и я немного поколебалась, прежде чем войти следом за ними.
Первым удивлением было наличие до боли знакомого амулета, висевшего прямо над входной дверью. Интересно, как в этом богом забытом месте мог оказаться этот предмет из символики Рахманов, древней расы, отвергавшей любые технологии и материальные блага ради поиска смысла жизни и новых знаний. И это меня насторожило, если не сказать больше. Шестиконечная звезда - идеальная душа, и шесть составляющих, заключённых в кольцо - идеальное тело. Полное обозначение - существо, превосходящее всех и вся. В религии Рахманов, это существо определялось как фактический дьявол. Увидев этот амулет перед дверью, я задумалась, стоит ли входить.
- Чего застыла? – приказным тоном, но с лёгким оттенком опасения, сказала Лиза. – Пошли, ещё ты нас задерживать будешь.
Она почти втолкнула меня внутрь, но я остановилась поближе к дверям и осторожно принялась озираться по сторонам. Всё здесь было очень странным, неправильным. Хотя на первый взгляд, всё вроде бы в порядке, но этот цветочный горшок с цветком, но без земли… мусорное ведро, засунутое внутрь мусорного пакета... настенный шкафчик, стоящий на полу. Это можно было бы оправдать авторским дизайном, но, о каком дизайне может идти речь в разваливающейся избушке. Возможно, есть какая-то причина именно в этом хаотическом нагромождении несуразиц. Может, это просто декорации, подчеркивающие необычность занятий хозяина этого дома? Лиза с Толиком, похоже, были здесь не в первый раз, и совершенно не обращали внимания на странности. Из кособокой двери вышла милого вида старушка и не очень приветливо обратилась к Толику:
- Чего тебе снова?
- Нужна твоя помощь, - очень почтительно ответил он. – Вот объект. Нужно его прочитать.
Он кивнул в мою сторону, и старуха подошла ко мне, внимательно осмотрела с ног до головы, и, уставившись своим странным неживым взглядом мне прямо в глаза, прохрипела:
- Мне нужно поговорить с ней наедине, уходите.
Толик и Лиза быстро удалились, а бабушка вцепилась в меня холодными костлявыми руками и с невероятной силой толкнула.
Я не сделала ни шагу, но оказалась в другой, не менее странной, комнате. Деревянный стол был, как и положено, посередине комнаты, но стулья были повернуты к нему спинками.
Старушка вернула их в правильное положение и медленно уселась на один из стульев.
- Ну что, деточка, - она говорила ровно, без каких-либо эмоций. – Не знаю, чего хотят от тебя эти люди, но я могу рассказать о тебе всё, что тебе интересно.
- Они хотят знать обо мне… - я задумалась, стоит ли откровенничать с незнакомым человеком, но, если она действительно всё обо мне знает, кривить душой не стоит. – Расскажите мне мою жизнь, пожалуйста.
- Хорошо, милая, расскажу я тебе, - улыбнулась старушка, и её глаза прояснились изумрудно-зеленым цветом. – Начну с того, что было. Рождённая в кровавую луну, когда мир был близок к разрушению, но не так далёк от спасения, издала ты свой первый крик. Росла ты под покровом забвения, о тебе никто не знал, и никто не говорил, пока вокруг тебя происходили странные вещи, которые не очень понятны даже мне. И спасена ты была ещё до того, как понадобилась тебе помощь, ведь есть пророчество на тебе. Иным предназначенное, но на тебя указывающее. Раздвоилась ветвь времени, когда потеряла ты близких своих по своей вине, но не по своей воле. И раскрылась ты для взора всевышнего, когда покинул тебя ангел, данный от рождения, но пришли к тебе два падших. И появилась у тебя истинная семья, где сестра страшнее ночного кошмара, племянница - дух возмездия, брат - бескрылый червь времени и пространства, а мать – покровительница и помощница. Нет ни одного места, где бы о тебе не слышали. Тебя восхваляют, тебя презирают, тебя уважают, тебя боятся, тебя любят, тебя ненавидят. Но по глупости ты сама себя обрекла на изгнание. Это не конец, но ты на полпути к нему. Сейчас ты в состоянии, которое настоящим назвать сложно. Заложник совпадений, застрявший в чуждом мире, всего лишь игрушка в руках кукловода, и не сможешь ты уйти, пока он не наиграется. Но настоящее быстро проходит, а будущее твоё туманно. Ты вернёшься в свою семью, но не вся семья вернётся к тебе. Жизнь твоя будет счастливой для тебя, но ты познаешь много страданий. Предначертания пророков являются правдой, и все твои старания прослужат во благо. И жить ты будешь счастливо и умрёшь счастливой. А что будет после мне знать не дано, да и не стоит этого знать…

Мне рассказывали, что провидцы говорят загадками, и никто не предсказывает будущее с точностью до секунды, чтобы не разрушить временную структуру. И моя загадка, хоть и была вполне разрешима, никакой новой информации я не узнала. Однако у меня появился вопрос:
- А почему Вы мне так доверяете?
- Видишь ли, деточка, - начала бабуля более тёплым голосом. – Я уже стара, мне от силы лет пять осталось. Многое я видала, многое нет, но знаю я, кто ты и как ты обрела новое имя. Такие люди, как ты, заслуживают если не похвалы, то уважения точно. Ведь если бы не "Вселенская защита", то меня бы не было. Поэтому, считай это знаком благодарности за всё, что ты сделала для вселенных.
Вот это поворот! Похоже, старушка из наших. Я была польщена и напугана одновременно. Конечно приятно, что твой труд так высоко ценят, но то, что она читает меня, как раскрытую книгу, заставляет меня бояться. Ведь по сути, она знает всё об организации, все операции, всех сотрудников… Но она так ничего не рассказала про моё будущее, кроме счастливой жизни и смерти. Не значит ли это, что я скоро умру? Почему в этом мире всё настолько непонятное и страшное?
- Если есть у тебя ещё вопросы, - старушке явно не понравилась моя задумчивость, и она нахмурилась. – То задавай. А коле нет, тогда я пойду к твоим охранникам.
- Есть, есть, - очнулась я, вспомнив свой главный вопрос. – Где находится выход? Как мне вернуться домой?
- Выход там, где вход. Найти его легко, но ключ есть только у того, кто дверь эту ставил. Ты знаешь его, не зная о нём, но не бойся, искать его не надо. Он сам тебя найдёт. А теперь, иди…
Я медленно направилась к выходу, но бабушка окликнула меня:
- Искра, подожди. Есть у меня к тебе просьба.
Она тяжело поднялась со стула, подошла ко мне и, глядя прямо в глаза начинающим мутнеть взглядом сказала:
- Встретишь ты человека, непохожего на других людей. Лежит на нём проклятие, которое он благословляет как дар. Спроси у него: сорвал ли он поводок, - она замолчала, видимо, дожидаясь вопроса, а потом продолжила. – Ладно, иди с богом.
Лиза и Толик стояли за дверью словно в некотором оцепенении, молча уставившись в пол. Старуха пригласила их в комнату и закрыла дверь. Повисла тишина.


Странное ощущение. Я не в первый раз общалась с предсказателем, но в этот раз что-то было не так. Сейчас сотни существ осознанно владеют подобным даром, тысячи – лишь подозревают его наличие в себе. А ведь раньше предсказателей были миллионы. И именно их в средние века преследовала инквизиция, обвинив в пособничестве дьяволу. Ведьм, как их называли, сжигали на костре. И даже не только тех, кто действительно владел даром предсказывания, а и тех, кто ещё не вполне осознал свои особенности. Не уверена, что это была спланированная акция откуда-то свыше. Скорее действительно, толпа бездарей захотела укрепить свою власть.
Сейчас люди перестали видеть будущее, потому, что не верят в это. Даже самый одаренный провидец, в сотый раз получив подтверждение о наличии у себя необычных способностей, считает это обычным счастливым случаем, простым везением.
Можно сказать, что компания, которую проводит организация – некий прообраз средневековой инквизиции, только более гуманный. Человечество доросло уже до такого уровня, что верит любому бреду, произнесенному с высокой трибуны титулованными особами. Порой достаточно пары-тройки высокопоставленных персон, утверждающих, что мистика – это выдумка, и подтвердить это несколькими сфабрикованными примерами.
Всех инакомыслящих объявить сумасбродами, а особо настойчивых – изолировать от общества. И вот результат: тех, кто продолжает заявлять о существовании странностей считают неадекватными и просто смеются в лицо. Жестоко, согласна, но это единственное разумное решение, которое не дало ожидаемых результатов.
Была предпринята попытка отвлечь людей от мистики. Тысячи специалистов организации отправились в экспедиции по реальностям и вселенным, делились технологиями, рассказывали истории и привлекали к работе в организации, но возникла проблема. Главная проблема людей – это сами люди. Не знаю, что ими движет, может, зависть, корысть, внутренняя злоба. Но каждый раз, новые технологии первым делом внедрялись в военной промышленности, что привело к самому страшному событию – Межвселенской войне. Бесчисленное количество вселенных было уничтожено, и это повлекло за собой цепную реакцию, грозившую уничтожить всё.
Было принято произвести полный перезапуск мульти вселенной. Звучит странно, но, это было сделано так, что никто не узнал о произошедшем. Сведения об организациях и других вселенных были законспирированы, и всё это ради того, чтобы не повторить прежних ошибок.
Спрятать иголку в стоге сена возможно, но всегда найдётся магнит, с помощью которого её можно отыскать. И самые упорные и настойчивые, наделенные особым даром предвидения, находят лазейки. Скрывать от людей существование организации становится всё сложнее. Именно поэтому некоторые пророки, не готовые к совместной работе с организацией, исчезают, причём, если мы используем политику ментального воздействия, то другие организации не брезгуют пользоваться более радикальными методами.

Когда-то я знала одного немного странного пророка. Этот человек, полностью отрицающий все правила личной гигиены, долго и нудно рассказывал о себе и о своей жизни. Он знал всё, поэтому его жизнь была полностью лишена сюрпризов и неожиданностей. Ему элементарно было не интересно. Ему сложно выслушивать других людей, ведь он намного лучше их самих знает всё о происходящем, часто беспричинно прерывает собеседника на каком-нибудь личном аспекте, неожиданно делает такие предположения, что слушатели пугаются. А ему томительно ждать чего-либо, потому что он знает, будущее, и хочет, чтобы это быстрее наступило. И ему страшно от того, что он знает, что и когда произойдёт, когда появятся дикие монстры, когда наступит его последний день. Мне запомнились его слова: "Когда тебе даётся самая могущественная сила в мире, ты теряешь что-то равноценное".
Вот и я воспользовалась этой самой могущественной силой, попыталась вернуться в родной дом, а получилось, что окончательно потеряла. И ничто больше не связывает меня с этим миром, как возможность здесь умереть. Какая она будет, моя смерть. Будут ли рядом мои близкие. Казалось, я уже давно привыкла к подобным мыслям. Однажды это со мной уже произошло, а потом ещё сколько раз была на грани. Я не боюсь смерти, по крайней мере, я не боюсь всё потерять, а тем, кому нечего терять всегда храбры и сильны. Я лгу… Мне есть что терять. У меня есть семья, дом, привычные вещи, планета, вселенная… Если это всё исчезнет, что станет со мной? Я боюсь, что в следующий раз, когда это произойдёт, со мной рядом не окажется того, кто даёт ещё один шанс. В один прекрасный день всё просто закончится, все мои путешествия, все испытания будут напрасны. От этих мыслей некоторые сходят с ума … Но я привыкла. Каин…

Я так задумалась, что сразу не заметила, как Толик и Лиза тихо прошмыгнули мимо меня. И только услышав стук двери поняла, что нахожусь в доме одна. Оставаться здесь больше не имело смысла, хозяйка со мной уже попрощалась, поэтому я тихо захлопнула старенькую дверь и отправилась на поиски моих спутников. Лизу и Толика я догнала, когда они уже садились в машину. Удивительные люди, они, похоже, даже забыли обо мне, и я едва успела вскочить в машину, как Толик резко стартовал и на огромной скорости понёсся вперёд.
- Знаете, это очень невежливо! – не выдержала я и сорвалась на крик. – Мало того, что вы меня в грош не ставите, так ещё и кидаете на каждом шагу! Разберитесь уж. Я вам нужна, или…
- А мы тебе не нужны? – перебил Толик спокойным голосом, и я замолчала.
А Лиза, повернувшись ко мне, спокойно объяснила ситуацию.
- Ты прости, если что не так. Просто мы все на взводе. Макс информировал, что сейчас в этом районе запеленгован сатанист-убийца. Вот мы и спешим к тому месту. Появилась возможность его обнаружить. Возможно – устранить.
- Это очень опасно? – спросила я, а Лиза отвернулась и только зажгла на ладони огонь.
И снова тишина. Я уже стала уставать от этого периодически наступающего молчания. Что заставляет их в внезапно практически остолбевать? Я понимаю, они сейчас сосредоточены на выполнении опасного задания, но кроме них здесь нахожусь и я. Хоть бы музыку включили, было бы не так тоскливо.
Посреди трассы Толик остановил машину и бросил взгляд на Лизу. Она кивнула. Снова, не обращая на меня никакого внимания, они быстро выскочили из машины и понеслись в лес. Мне стало совсем тоскливо. Вокруг непроходимая чаща, никакого признака человеческого присутствия и только лёгкий туман, да кваканье лягушек, раздающееся из придорожной канавы, вернули меня в реальность.
Что я сижу? Мои товарищи отправились на выполнение опасного задания. В том, что это действительно опасно – я не сомневалась. Мне уже приходилось иметь дело с маньяками-сатанистами, причём не только человеческой сущности, поэтому я решительно вышла из машины и отправилась в лес, в том направлении, куда пошли Толик и Лиза. Сейчас не важно, что этот мой поступок может рассекретить меня, главное, я понимаю, что сейчас они нуждаются в моей помощи.

Среди кустов я заметила яркое пятно и, осторожно раздвигая ветки, как можно тише, подобралась ближе. Молодая девушка, с выражением предсмертного ужаса на лице, лежала на небольшой полянке, а совсем рядом с ней, прислонившись к дереву, замер мужчина. Я быстро оценила ситуацию. Девушка, похоже, мертва. Окровавленный мясницкий нож указывает на то, что она была убита, и возможно этим самым человеком, который находится рядом.
Я не из трусливых, и не привыкла убегать от проблем, но, пока это возможно, решила не выдавать своего присутствия. 


Мужчина как-то странно ухмыльнулся, повернул яркую, всю в весёленьких цветочках бейсболку козырьком назад, комично поддёрнул кислотно-зелёные штаны, встряхнул ногами, обутыми в сандалии и, поблескивая затемнёнными очками, пошлёпал прямо ко мне. Вид этого предполагаемого убийцы, похожего на клёвого подростка из девяностых, или, скорее даже, на клоуна настолько поразил меня, что я не отреагировала на его приближение. То есть, я изначально не ждала никакой опасности от этого милого невысокого толстопузика в сандалиях и … носках. И только труп девушки, лежащий неподалеку, как-то не вязался с приветливой широкой улыбкой.
- Хей, чикса, ты хипарь или просто по тундре тащишься?
Его противно писклявый с хрипотцой голос, похожий на сломанную игрушку-пищалку, заставил меня вздрогнуть и сделать пару шагов назад. Словно отряхнувшись от некоторого оцепенения, я заметила, что его улыбка натянутая и лживая, словно нарисованная на лице куклы неумелым мастером, ненавидящим детей. И он далеко не милый паяц, а, скорее всего, пластмассовая марионетка-перевертыш.
- Наслаждаюсь свежим воздухом, - я постаралась сохранить самообладание и, кивнув на труп, продолжила. – Твоя работа?
- Бра, не круто, - он говорил очень странно. – О два переводить слишком радикально для такой чики, не сечёшь? А на жмурика внимания не трать, этой чиксе уже лет сто пятьсот пора коньки отбросить. С Ди-братом контракт заключила и вертится, как йо-йо.
- Какой контракт? – спросила я, ухватившись за единственное понятное мне слово.
- Так "бамажка" - это каждый знает! Чирк-чирк кетчупом, а смысл один, больше мани, слаще спальни, жизнь вечную и судьбу поперечную. А в обмен душ из душ замутить, да сатаника завить.
- Она сатанистка? – уточнила я.
- Да, кинь, бра. Сатик то да, так и ведьма, с проездным от инквизиции. Завела в моём лесу общепит, супы варит у себя на хате, да кайф от мухоморов ловит. А тут такое позорным считается, вот я её в копилку и переделал.
- А ты-то, кто? – у меня возникло столько вопросов, но я смогла выдавить только это.
- Твой бро нереальный братишка! – радостно крикнул он, распахнув руки в ожидании объятий.
Это был шок. И меня уже совершенно не волновал труп, лежащий в нескольких шагах от этого индивида. Всё происходящее казалось мне одной комедией абсурда.
- А если я вызову полицию? – спросила я, с трудом взяв себя в руки.
- Давай, вызывай, – его улыбка стала ещё шире. - Я крупная шишка на ветке. Тут моя грядка и мои порядки. Каждый кабанчик – братанчик, каждая норка – хибарка. И если я куда-то денусь, тут такой махач начнётся – мама не горюй! Звони! Давай! И что ты скажешь?
Его улыбка погасла. Он медленно снял тёмные очки… Я так и знала! Чёрные провалы с разноцветными радужками вместо зрачков – это не человек. Но что бы это ни было, оно может быть очень опасным. Мурашки побежали по спине. Но я смогла совладать с чувством нарастающего страха: "А ведь он прав…".
- … кто тебе вообще поверит? – он снова надел очки. Медленно, устало развернулся и через несколько мгновений затерялся в лесной чаще.
Мне стало очень страшно. Я понимала, что могла себя защитить, но это существо вселило в меня ужас. Противная дрожь в коленках долго не проходила, а тело покрылось липким холодным потом. Но не его странное поведение и не его странные глаза были тому причиной. Просто я не смогла его систематизировать. Я не знаю, кто, или что это. И как он смог убить девушку – сатанистку, заключившую контракт с дьяволом?
Возможно, это могущественное существо ломает все возможные правила потому, что само их пишет. Но честно, легче не становится. По сути, я только что видела бога… Или я себя накрутила, а всё это время он просто издевался надо мной? Именно эта двусмысленность и пугает.
Я ещё никогда не чувствовала себя такой незащищенной. Даже когда безоружная бросалась на амбразуры, даже когда сталкивалась с мерзкими монстрами, даже когда лицом к лицу встретилась со смертью, я всегда знала, что за мной стоит целая организация, всегда могла рассчитывать на помощь. Руки опускаются от осознания собственной уязвимости. Я стала обычной. Таких, как я, множество и не только на Земле, но и в иных мирах. Сейчас я одна. Почему меня не ищут?
А может, они уже нашли другую Искру, и она продолжает жить моей жизнью. Что мне остаётся? Мне стало так плохо, что я побежала, не разбирая дороги. Ветки больно хлестали меня по лицу, и эта реальная боль привела меня в чувство. Слёзы хлынули из глаз, я упала, почти утонув в мягкой осенней листве, и дала волю чувствам. Я хочу домой…
- Кей, бра, - знакомый писклявый голос меня совсем не удивил. – Ты, значит, с первого раза не втулила. Шуруй из моего леса, пока я тебя на струны не пустил.
Я продолжала рыдать, и это явно действовало ему на нервы.
- Так, чикса. Или по-братски сруливаешь, или с пол пинка помчишь!
Мне так хотелось, чтобы он заткнулся и исчез. Я даже не подумала о том, что он – убийца, и вполне мог сейчас расправиться со мной, как с той, что осталась лежать на полянке.
- Ну ты это, кран закрой, - в его голосе послышалась дрожь. – Мне тут своих болот хватает!
Он поднял меня за шкирку, грубо встряхнул, поставил на ноги, оправил платье, ледяными пальцами провёл по моему лицу и с недоумением уставился на свою ладонь.
- Что такое, пирожок? – заботливым голосом спросил он. – Ты плачешь кровью? У тебя всё ок?
- Нет, - ответила я, всхлипывая. – Это ветки расцарапали…
- Тихо-тихо, булочка, - он с видимым облегчением вздохнул. - Бро-слушатель уже здесь. Чё как, от чего слёзы?
- Я потерялась, - разоткровенничалась я, ощутив себя маленькой заблудившейся девочкой. – Я попала в этот мир через портал, а обратно вернуться не могу. И у меня всё осталось там - семья, работа, дом! А тут ничего… только это дурацкое платье и куча прошлых воспоминаний.
Я присела под деревом, он плюхнулся рядом, и мы долго молчали.
- Бра, я не вкуриваю про эти миры, порталы, но знаю я кента одного. Мутный тип, живёт в городе, но иногда я его тут примечал. Я ж этот, хранитель леса, а он сюда всякую дрянь тащил. Я с ним базар завёл. Так он пытался втулить, что сказки не сказки, а правда. Ну, хотел я над ним пранкануть, а этот пёс не впарил. Во хохма! Еле кроссы унёс! Может, он знает про порталы твои. Только я хз где его искать. Сам то этот чёрт говорил, что сам кого хочешь найдёт. Но я тут тебе не братан. Так что, харе воду лить. Беспонтово... Опаньки! Тебя уже ищут.
- В смысле? – не поняла я, задумавшись о странном пришельце.
- Ась? Оглухела?
Я услышала приближающийся окрик. Похоже, что это была Лиза.
- Просто помни, ты меня не знаешь, - он поднёс палец ко рту. – И да, передавай привет "Защите", я с вашими побратался. Пис!
Он послал воздушный поцелуй и скрылся в лесу. Правду говорят, если попадаешь в организацию, обратной дороги не будет. Но как это лесное существо узнало о «Вселенской защите»? Он один из нас? Но тогда почему он ничего не знает о порталах? От него скрывают? Скорее всего. Я бы такому вообще ничего не доверила. А откуда он узнал, что я из организации? Может, ему обо мне уже кто-то говорил? Может, меня искали? Нет. Скорее всего, он проверил меня по переводчику…
- Даша! – теперь Лизин голос раздался совсем рядом.
И я поняла, почему я не слышала его раньше. Я просто отвыкла от своего имени, как брошенный питомец, отрекается от старой клички, в ожидании нового хозяина. Так я просто животное? Игрушка чьих-то в руках? Пешка в шахматной игре? Да, это так, и мне пора было бы давно об этом догадаться.
Лиза и Толик очень обрадовались нашей встрече. Они наперебой интересовались, зачем я пошла в лес, почему плакала, что со мной произошло, но я молчала, ведь это была не моя тайна. Мы вернулись к машине, только на этот раз мои спутники не умолкали ни на секунду.
- Значит, ты из Вселенской Защиты, - утвердительно произнесла Лиза. – Ты спасаешь вселенные от угрозы… уничтожения. Как?
- Что как? – меня удивил двусмысленный вопрос.
- Я не понимаю, как ты это терпишь, – продолжила она. – Каждый день в новом месте с жуткими опасностями, монстрами, возможностью быть стёртой в порошок… Это же так сложно.
- Я привыкла, - улыбнулась я. – Но ведь вы тоже ринулись на встречу с сатанистом. Хотя я так и не поняла зачем…
- Как же, - усмехнулся Толик, внимательно глядя на дорогу. – Наш город, может, и скучный, но странностей в нём пруд пруди! Куда не шагнёшь, везде какие-то вурдалаки и ведьмины побрякушки. Я однажды проверил, в других городах столько же проблем, или это только у нас? Оказывается, мы особенные… Есть тут что-то, что влияет на всё вокруг… какие-то странности. А сатанисты – это местный культ, поклоняющийся этому «чему-то». Многие из них уже оказались в психушке или полиции, но их не становится меньше. Они будто множатся с каждым днём. Ты же не видела её дом? Так там трупы… много трупов детей, животных, стариков. Эта ведьма готовила зелья-галлюциногены, которые и пила. И в наркотическом опьянении убивала всех, кого встречала. Такие люди опасны для общества.
- Так может, сдать их полиции? – спросила я, но Толик только усмехнулся.
- А как полиция поймает чудовище с неудержимой жаждой крови, мчащееся со скоростью до ста километров в час? Вот так-то…
Разговор утих. А ведь в этом есть какой-то смысл. Простые люди не смогут противостоять артефактам, потому что не могут даже представить нечто, нарушающее все возможные законы физики… Простые люди невежественны в своей уверенности в непоколебимости законов окружающего мира… Они не способны бороться с тем, что, по их мнению, просто не может существовать.
- Я не могу поверить, - неожиданно вскрикнула Лиза. – Что ещё утром я была готова уничтожить своего спасителя! Какая я дура! У меня ужасный характер!
- Ничего страшного, - я постаралась её успокоить. – На твоём месте я бы сделала то же самое. Ты тоже защищала свой мир.
Лиза повернулась к мне и просто расцвела милой, теплой, нежной, дружеской улыбкой. Я даже предположить не могла, какая она хорошенькая! Вот оно, счастье единения… но я обратила внимание, как напрягся Толик. Он с такой силой вцепился в руль, что вены на руках вздулись, лицо покраснело и на лбу выступила испарина. Ни на минуту не сбавляя скорости, он судорожно вздохнул, трясущейся рукой вытащил из бардачка небольшую коробочку и попытался достать таблетки из блистера. Это было непросто, они рассыпались, падали на пол, но он не обращал на это внимание. Наконец он сунул под язык пару розовых шариков и ему почти мгновенно полегчало.
Я заметила, что во время приступа у него на шее проступило синее пятно, которое исчезло после приема лекарства. Что бы это ни было, меня это очень испугало.
Из машины Толик вышел уже в нормальном состоянии и быстрыми шагами бросился в дом. Лиза собрала рассыпанные таблетки, а я внимательно рассмотрела основательно помятую упаковку. Это лекарство мне знакомо. Очень сильное обезболивающее, по силе воздействия приравнено к наркотическим препаратам. Мы с Лизой переглянулись, и в её глазах я увидела неподдельную тревогу.
- Давно он принимает эти таблетки? – спросила я, но Лиза как-то не очень уверенно качнула головой. Надеюсь, это не то, что я подумала…
– Наверное, он всё ещё не восстановился…
- От чего?
- У него было ранение в области сонной артерии, обильное кровотечение… Рана каким-то образом просто исчезла. Я до сих пор не понимаю, как. Он скрывал от всех, что принимает какие-то препараты. Если бы узнали, то не допустили бы к работе… наверное, поэтому... Знал бы он, как я волнуюсь…

Еле-еле сдержав слёзы, Лиза взяла себя в руки, и мы пошли в дом. Выходит, Толик очень скрытный человек не только по отношению ко мне, новому человеку, но и по отношению к своим друзьям, с которыми его столько всего связывало. Как он смог скрыть свою болезнь? Почему он всеми силами делал вид, что у него всё в порядке? Неужели никто не заметил, что он… Хотя. Ни он первый, ни он последний! Помню, как Ева сломала руку, мы принялись охать да ахать. Но она только посмеивалась над нами и убеждала, что это происшествие не стоит и выеденного яйца. Я чувствовала, что ей больно, но подыгрывала ей в этом маленьком спектакле, и всё закончилось хорошо. Но тут другой случай. Тут нет волшебных эскимо, исцеляющих все болезни, есть только таблетки, заглушающие боль.
Вечером, лежа в кровати, я думала о том, что будет дальше. Ребята в курсе кто я, мне не нужно больше притворяться, но от этого мне не стало ни чуточку легче. Да и какая я спасительница вселенных, если я себе помочь не могу? Всё чаще вспоминаю мост…
- Даша, - в приоткрывшейся двери показалась Лешина голова. – К тебе можно?
Я одобрительно гукнула, и он проскользнул в тёмную комнату, сел у меня в ногах и принялся потирать руки, не решаясь начать разговор.
- Мне Толик всё рассказал, - он выдержал паузу в ожидании моей реакции, но я молчала. – Это правда?
Я кивнула. Лёша задумчиво уставился в пол, а потом продолжил:
- Я помогу тебе… вернуться. Только не сейчас. Что-то меня блокирует. Какая-то сила удерживает. Раньше я подумал-бы, что это совесть, - он усмехнулся. - А теперь я понял, что это не так. Что-то воздействует на всех нас, блокирует силы. Может, это правительственные организации, а может какие-нибудь артефакты…
Он говорил, говорил, а мне было всё равно. Внезапно он замолчал, наклонился ко мне, взял за плечо и, глядя прямо в глаза, как-то торжественно поклялся:
- Я верну тебя назад, обещаю.
Он хотел встать, но я удержала его за руку. Сейчас для меня он был самым главным во всём мире. Единственным, кого я хотела ощущать, слышать, как бьётся его сердце, как прерывается дыхание в этом запретном таинстве, которое нельзя себе позволить. Он понял. Почувствовал, как участился пульс… Почему Лёша? Что это? Отчаянная попытка уйти от реальности, или это и есть та, самая настоящая жизнь, ради которой мы все существуем. Я положила голову ему на плечо и увидела, как во сне у него на губах дрогнула улыбка. Хоть кому-то сейчас хорошо. Я повернула голову к окну и уставилась на звездное небо. До сих пор мне непривычно видеть всего одну луну и так много ярких звёзд – потухших миров... из-за таких, как я...

Рисунки автора
Книга 1. "Scintilla - там, где начинается жизнь"

6 комментариев:

  1. НЕ имею права корректировать. Но, в начале там описка. Когда Даша лопала макароны молчала Лиза,не Аня. Братиш, ты можешь не выкладывать этот коммент, просто ,к сведению

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Сестрёнка, спасибо огромное! Ты даже не представляешь, КАК это важно. Я даю тебе право на корректировку. Буду очень рад любому замечанию.

      Удалить
    2. Анонимный19 июля 2017 г., 9:35

      (Ванюш,это Маша) быстро ты среагировал,молодец! Спасибо,что не обиделся,мой маленький гений! Просто твой старший племяш очень бурно реагирует,когда я ему сообщаю об ошибке. Ну,да ладно,операция кооперация завершена с успехом. Жду продолжения!

      Удалить
  2. А вот уже история получает немного романтического настроя))) как интересненько!!! Прочла эту главу влет,так как долго (С) ждала её..Спасибо за интригу и эту главу. Жду следующую!!!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Маша, мне кажется, что основное в человеческих отношениях это "не то, что хочется любить, а хочется быть любимым". Ты натолкнула меня на мысль об эпиграфе.

      Удалить
    2. Анонимный19 июля 2017 г., 9:38

      Ванюш,это Маша))
      Я буду частичкой твоей музы.
      Фраза только(судя по прочитанных мною главами) немного не к этой повести вцелом,а конкретно к этой главе.

      Удалить

Хотите вставить в комментарий картинку?
Используйте теги:
[im]ссылка на изображение[/im] - для вставки изображения в исходном размере
[im#]ссылка на изображение[/im] - изображение размещается по ширине страницы