пятница, 13 сентября 2019 г.

Психологический детектив. "Возможно но только возможно"

Глава 9 
В жизни 
- "Наказание не должно внушать больше 
отвращения, чем проступок." 
- Карл Маркс 
Утро у Виктора Сергеевича складывалось как нельзя удачно. Ему позвонили из районного отдела полиции и сказали, что найдены записи с видеокамер, на которых запечатлён предполагаемый преступник. Следователь не понимал, почему раньше никто об этом не задумывался, но сейчас лишние вопросы были ни к чему. Виктор Сергеевич уверенно вошел кабинет и прямо с порога, что говорится, взял быка за рога.
- Здравия желаю, - как можно строже, но так, чтобы "не напугать" присутствовавших гаркнул он. 
Вольготно развалившийся в кресле капитан подскочил и вытянулся по струночке. Виктор Сергеевич не сдержал улыбки и покачал головой. 
- И Вам не хворать, - ответил капитан, и они обменялись рукопожатием. – Вы по поводу камер? 
- Да, у Вас же есть записи? 
- Ясен красен, - усмехнулся капитан и открыл ноутбук. 
Виктор Сергеевич внимательно просмотрел запись. Потом, отмотав несколько минут, уточнил: 
- Это вот тут? 
- Да, смотрите внимательно. 
Парк, полпервого ночи. Зоркий глаз следит за улицей, не упуская ни малейшей детали. На часах 1:32, камера фиксирует одинокого мужчину с большим чемоданом. Он медленно приблизился и исчез в слепой зоне. На незнакомце длинное пальто. Лицо скрыто воротником. Время 1:34, изображение странно затряслось. Это не было похоже на сильный порыв ветра или севшую на камеру птицу. Через пять секунд камера отключилась. Капитан выключил видео и спросил: 
- И что Вы об этом думаете? 
- Думаю, что это весомое доказательство, - сказал Виктор Сергеевич, протерев глаза. – Личность удалось установить? 
- Никак нет. Лицо полностью скрыто. Но зато мы знаем, что это человек с тёмными волосами. 
"Ну хоть что-то", - подумал про себя следователь. 
- Я могу получить эту запись? 
- Да, конечно, - согласился капитан. – Маленькая, но зацепка. 
Виктор Сергеевич переслал видео по электронной почте и задумался. Ведь не может быть, чтобы это была единственная камера, которая что-либо сняла. 
- Больше нет записей? – спросил он капитана. 
- Никак нет. Мы перерыли все записи, только на этой видно мужчину. И труп нашли именно на этом месте, под камерой. 
- И почему раньше не обнаружили эту запись? 
Этим вопросом Виктор Сергеевич поставил капитана в тупик. Было видно, что он хочет что-то сказать, оправдаться, но не может. Вполне возможно, что полицейские просто не подумали о том, чтобы проверить испорченную камеру, или взяли запись и не посмотрели. Но следователь не мог их судить, ведь он сам тоже об этом не подумал, за что и корил себя. Ведь видеозапись – это весомое доказательство преступления, которое принимается в суде. Если бы лицо преступника хоть раз бы попалось на камеры, его бы нашли в считанные дни или даже часы. Но всё, что у следователя было это запись пальто с волосами. Такое чувство, будто маньяк появляется из ниоткуда! Или же просто знает расположение всех камер, что звучит более правдоподобно. Если бы запись попала следователю после первого случая, возможно, остальные нелепые убийства можно было бы предотвратить. 
- Ну что ж, - сказал Виктор Сергеевич, когда запись отправилась. – Спасибо, капитан. Надеюсь, что больше о маньяке мы не услышим. 
- Сплюньте, - усмехнулся капитан. 
Виктор Сергеевич вышел на улицу и незамедлительно позвонил Феде. Трубку долго не брали, но потом раздался слегка запыхавшийся голос: 
- Да, Вить, что такое? 
- Ты всё ещё не на работе? – спросил Виктор Сергеевич. 
- Уже на входе. Я у семьи погибшей был, они нашли у неё кое-что. 
- Что? 
- Не телефонный разговор, - Виктор Сергеевич уловил изменение звука и понял, что Федя вошёл в здание. – Так что ты хотел? 
- Посмотри почту, я прислал записи с камер, там возможный подозреваемый. Отправь в отдел, пусть личность установят. 
- Понял, - сказал Федя и сразу отбился. 
Виктор Сергеевич вздохнул. Взвесив все за и против, он понял, что нужно что-то менять. 
*** 
Яркий солнечный свет коснулся Таниных ресниц. Она попыталась открыть глаза, но прямые лучи заставляли веки смыкаться только сильнее. Таня медленно поднялась с удобной тёплой кровати и, разведя руками, зевнула. Еле продрав глаза, она осмотрелась. Сначала она немного удивилась обстановке, но потом вспомнила и успокоилась. Ей до сих пор не верилось, что ей не нужно беспокоиться о том, что что-то с ней произойдёт и спокойно сидеть на кровати. Лии нигде не было, а дверь в комнату была слегка приоткрыта. Не теряя времени, Таня поднялась, переоделась, взяла своё полотенце и вышла из комнаты. В поисках ванной она случайно подошла к кухне и услышала разговор. 
- Ты же понимаешь, что она тут не может долго оставаться, - говорила мама Лии. – Что скажет отец, когда вернётся с рейса? 
- Ну почему? – у Лии был очень огорчённый голос. – Я договорюсь с папой. Тане некуда идти, я же тебя говорила. 
- Я прекрасно понимаю, - парировала её мама. – Но ты тоже должна понимать, что ей нельзя просто жить у нас дома. Мне тоже сложно будет выгонять её из дома, но у нас нет другого выхода! 
Таня немного помрачнела. Она как знала, что всё не может быть так гладко. Но в тот момент, когда Таня уже собралась идти собирать вещи, мама Лии сказала: 
- Она может пожить тут до понедельника, а потом вернётся твой отец и тогда могут возникнуть проблемы. 
- Я поняла, - покорно сказала Лия. – Я попытаюсь ей помочь, только обещай, что она останется тут как минимум до завтра. 
- Ну, я же не бездушная! Конечно, пусть остаётся. Может, я сама поищу ей квартирку? 
- Не, мы сами справимся. Спасибо, мам! 
Таня услышала скрип стула и приближающиеся шаги. Мгновенно отскочив к комнате Лии, она притворилась, что только проснулась. Лия вышла в коридор и заметила заспанную Таню. 
- Уже проснулась? – с улыбкой спросила она. 
- Угу, - довольно протянула Таня. 
- Прекрасно, тогда собирайся, пойдём. 
- Куда? 
- Увидишь. 
Таня не стала задавать лишних вопросов, и покорно пошла в ванную комнату. Умыв лицо, она поняла, что забыла дома зубную щётку. Не желая выходить на улицу с грязными зубами, она выдавила зубную пасту на угол полотенца и кое-как с горем пополам почистила зубы. Она вышла из ванной и вернулась в Лиину комнату. Та уже оделась в уличную одежду и ждала Таню. 
- Давай быстрее, - поторопила она Таню. – У нас не так много времени. 
- А куда мы идём? – спросила Таня. 
- У нас репетиция через час. Парни будут злиться, если мы опоздаем. 
Таня быстро переоделась, но у неё возник один не очень важный, но интригующий вопрос: 
- А я там зачем? 
- Как зачем, - усмехнулась Лия. – Нам нужны зрители! А может где и пригодишься. Ты же умеешь играть на инструментах? 
Таня отрицательно покачала головой. Лицо Лии немного скосило, но она не сдавалась: 
- Ну, петь то ты умеешь? 
- Никогда не пробовала, - призналась Таня. 
- Вот и попробуешь! – воодушевлённо сказала Лия, выходя из комнаты. – А теперь идём, не будем терять время. 
*** 
- Как дела, Федь? – спросил Виктор Сергеевич невзначай. 
- Нормально, - с удивлённым лицом ответил он, оторвавшись от бумаг. 
- Это хорошо. 
По какой-то непонятной причине Виктору Сергеевичу было неловко говорить с Федей. Как бы сильно он ни старался подружиться, ничего не выходило. Не было общих тем для разговора, если только о работе. Но следователь был решительно настроен на то, чтобы наладить отношения с Федей. Знать бы, как… 
- Ты знал, что одна из жертв была порно актрисой? 
- Да, - невозмутимо ответил Федя. 
- А почему мне не сказал? 
- Разве это имеет какое-то значение? 
- Ну, тогда бы мне не пришлось краснеть перед женой.
После этих слов Федя поднял голову и уставился на Виктора Сергеевича. 
- А что случилось? – спросил он удивленно. 
- Ну, я нашёл её страницу в сети, там увидел видео, а жена моя узнала об этом. 
- И? – Федя явно ждал продолжения истории. 
- Ну, я всё уладил, - усмехнулся следователь. – Но всё равно был неприятный разговор. 
- М… - протянул Федя немного разочарованно и снова погрузился в бумаги. 
Наступила неловкая тишина. Виктор Сергеевич был уверен, что если расскажет ему какую-нибудь личную историю, то сможет начать дружественный диалог. Но планы следователя полетели крахом от простого звука "м". Готовый признать своё поражение, Виктор Сергеевич взялся за заполнение отчетов. 
- А как тебе видео? – неожиданно спросил Федя. 
- Ну как сказать… - Виктор Сергеевич не знал, что ему ответить. 
- Понравилось? 
- Фу, Федя, - вздрогнул следователь. – Конечно нет! 
- Это хорошо, - он улыбнулся. – Думаю, твоей жене бы это не понравилось. 
Зацепившись за этот начавшийся неформальный разговор, Виктор Сергеевич сказал: 
- А не хочешь на выходных к нам заехать? Посидим, поговорим, я тебя с женой познакомлю. 
Федя отложил документы в сторону, посмотрел на Виктора Сергеевича и с улыбкой сказал: 
- Конечно! Всегда готов! 
- Тогда давай завтра в пять, тебе будет удобно? 
- Хм, - задумался Федя, вспомнив что-то. – Завтра я должен быть свободен, если всё сегодня успею. 
- А что такое? – с поднятым настроением спросил Виктор Сергеевич. 
- Да дома проблемы, гора дел. Не успеваю всё вовремя сделать. А тут ещё эти бумажки проклятые! 
- Ну, я могу тебе помочь. 
- Не, я сам. Просто мне по-хорошему надо будет пораньше домой слинять. Прикроешь, если что? 
- Как же! – ухмыльнулся Виктор Сергеевич. 
Всё прошло не так же плохо, как он думал. И почему он волновался? 
*** 
Девочки пришли в "наше место". Но на этот раз Лия повела Таню в другую квартиру. Это была большая студия с кладовой и санитарной комнатой. Парни уже ждали их. Олег настраивал гитару, Лёша распаковывал синтезатор, а Илья устанавливал колонки, подключённые к телефону. Увидев девушек, они оживились. 
- Ну наконец то! – выдохнул Илья. – Мы вас уже заждались. 
- Красивым девушкам можно и опаздывать, - насмешливо сказала Лия, поправив причёску. 
- Красивым да. А тебя-то это как касается? – усмехнулся он, за что сразу получил кулаком по плечу. 
- Потом разборки будете устраивать, - прервал их Олег. – Сначала репетиция, потом всё остальное. 
- Ясное дело, - развёл руками Илья. – Тогда готовимся, Лёха, начинай. 
- А что играть то? – спросил Лёша, опустив пальцы на клавиши. 
Илья посмотрел сначала на Олега, потом на Таню, сделал движение, будто поправляет несуществующий галстук-бабочку, комично вытаращил глаза и с неким ироничным пафосом объявил: 
- "Песня про зайцев"! 
Лия хмыкнула и встала у стены, скрестив руки. Олег опробовал струны и взял гитару поудобнее. Таня оказалась в середине комнаты, прямо перед Ильёй. Она хотела отойти в сторону, но Илья сделал жест рукой, показывая, что всё в порядке и запел в полной тишине. Его голос тут же был подхвачен классическом аккордом гитары и тихой мелодией на синтезаторе. 
- В темно-синем лесу, где трепещут осины,
Где с дубов-колдунов облетает листва
На поляне траву зайцы в полночь косили
И при этом напевали странные слова. 
Эта незнакомая песня вызвала странное ощущение радости, и Таня непроизвольно улыбнулась. За куплетом последовал припев, взбудораживший организм ещё сильнее. 
- А нам всё равно, а нам всё равно, 
Пусть боимся мы волка и сову, 
Дело есть у нас – в самый жуткий час 
Мы волшебную косим трын-траву! 
Резкий переход с бодрого и активного припева ничуть Таню не смутил, лишь прибавил интерес. 
- А дубы-колдуны что-то шепчут в тумане,
У поганых болот чьи-то тени встают, 
Косят зайцы траву, трын-траву на поляне 
И от страха всё быстрее песенку поют… 
На этот раз Таня не выдержала и стала кивать головой в такт песне. Тело просилось в пляс, и только логика останавливала её от этого безрассудного поступка. 
- А нам всё равно, а нам всё равно 
Твёрдо верим мы в древнюю молву, 
Храбрым станет тот, кто три раза в год 
В самый жуткий час косит трын-траву! 
Лия тихо притоптывала в такт ногой и нежно улыбалась. Видимо, она тоже получала наслаждение от этой песни. Олег и Лёша практически терзали инструменты, и по их горящим глазам и светлым лицам было ясно, что они также были неимоверно счастливы. Илья, как истинный актёр, комично жестикулировал руками, широко улыбался и смешно подергивался всем телом. 
- А нам всё равно, а нам всё равно, 
Станем мы храбрей и отважней льва! 
Устоим сейчас в самый жуткий час 
Все напасти нам будут трын-трава! 
И тогда Илья пустился в какой-то совершенно безумный пляс, что-то среднее между гопаком и канканом. Он дрыгал ногами и махал руками. Весь его вид был смешон и комичен, однако Тане очень хотелось к нему присоединиться. Лёша и Олег не жалели инструментов, наращивали темп, поражая неимоверными импровизациями на тему. В какой-то момент они просто остановились, и Илья схватился за колени. 
- Фух! – он еле смог отдышаться. – Давно я так не дёргался… Старею. 
Таня пребывала в некотором оцепенении, чем привлекла внимание мальчишек. 
- Нравится? – спросил Лёша. 
- Очень! – восхищённо ответила она. – Вы это сами придумали? 
Они переглянулись, но Лёша усмехнулся и продолжил: 
- Конечно сами. Это я как-то шёл по улице, упал, очнулся… 
- Гипс, - перебил его Олег. – Это старая песня, советская классика, между прочим! Ты никогда не слышала? 
Таня покачала головой. Ей действительно никогда не приходилось слышать ничего подобного. Единственная музыка, которая её хоть как-то привлекала, была оркестровая классика. Современную музыку она не любила. Но эта песня была будто свежий глоток воздуха. 
- Посмотри "Бриллиантовую руку", - посоветовал Лёша. – Классный фильм, одна из лучших комедий по моему мнению. 
- Ну, про одну из лучших ты загнул, - вмешалась Лия. – Но соглашусь. Тем более там такие песни. 
- Ах да, как тебе? – спросил у неё Илья, получив в ответ надменный взгляд. 
- Ты такой токсичный и высокомерный, что тебе бы нужно дурь всю выбить. Но поёшь как бог. 
- Merci beaucoup! – усмехнулся он и продолжил. – Твоя очередь. 
Лия спихнула Илью с дороги, и тот спокойно переместился к колонкам и залез в телефон. Лия встала прямо перед Таней, оглянулась на музыкантов и тихо сказала: 
- Дай мне крылья. 
Лёша без вопросов начал играть немного печальную мелодию. Вступление было настолько мелодичным, что Таня сразу влюбилась в песню с первого взгляда, а когда Лия запела, по телу побежали мурашки. Таня не могла разобрать ни слова, даже не знала, на каком языке Лия поёт, но в сочетании с невероятной игрой Лёши песня была великолепна. Её поразил музыкальный диапазон Лии, которая брала как низкие, так и высокие ноты. Музыка западала прямо в душу, отзываясь в сознании приятным покалыванием. Лия замолчала, Лёша доиграл последние аккорды и улыбнулся Тане, стоявшей в наступившей тишине с выражением полного восторга на лице. 
- Ну как? – спросила Лия с улыбкой. 
Таня не смогла подобрать слов, поэтому просто осталась стоять с широко открытыми глазами. Лию это вполне устроило. Она с гордым выражением подошла к Илье, победно посмотрела ему в глаза, но у него на лице не дрогнул ни один мускул. Он просто отложил телефон в сторону и подытожил: 
- Ну ладно, теперь репетируем. Все по местам! 
*** 
День у Виктора Сергеевича не задался. Много времени съедала бумажная работа, поэтому он очень бережно относился к перерывам. И сейчас, сидя в кабинете с чашкой кофе, он наслаждался спокойствием и умиротворением. Забываются все проблемы, все невзгоды, голова полностью опустошается и остаётся только спокойствие. Но долго расслабляться нельзя, всё же Виктор Сергеевич на работе, а тем более с незавершённым делом. Вопрос оставался всё тем же, чем руководствуется маньяк? Как он выбирает своих жертв и что их связывает между собой? Виктор Сергеевич не мог ответить на этот вопрос, что его очень сильно раздражало. Даже ароматный кофе не мог выбить из головы простую истину, он ничего не может сделать. Можно было бы выманить маньяка, поймать на живца, но для этого нужно знать, на кого он обратит внимание. Застать на месте преступления тоже будет довольно сложно, всё по той же причине. На камерах он не светится, выбирает самые тёмные переулки для своих дел и не оставляет следов. Следователь готов был сдаться, чего он не мог себе этого позволить. 
Его мысли прервал ворвавшийся в кабинет Федя. 
- Вить, мне надо валить! 
- Что уже? – спросил удивлённый следователь. 
- Да, мне нужно быть дома через полчаса, иначе мне конец! 
- А что у тебя за дело то? 
- Потом расскажу, всё, пока, - протараторил Федя и выбежал за дверь. 
Виктор Сергеевич спокойно допил кофе и вернулся к работе. Он всё-таки решил взглянуть ещё раз на дело маньяка. Убитых между собой ничего не объединяло. Первая жертва была похищена, изуродована и выброшена по частям в парке. Второй жертве вспороли живот, а до этого её оскорбляли в интернете за участие во взрослых видео. Третьей жертве перерезали горло, её мачеха говорила, что погибшая могла найти неприятности где угодно. Вдобавок она могла состоять в секте или же просто попасть в дурную компанию. И четвёртая жертва, женщина со сломанной шеей, найденная рядом с кучей мёртвых кошек. И всё же это "один почерк, один убийца"… 
Виктор Сергеевич нашел совпадения между третьей и четвёртой жертвой, они были практически соседями, но первые две никак не были с ними связаны. Однако зацепка была неплохая, если две жертвы подряд были найдены в одном районе, то и маньяк мог охотиться неподалёку. Но почему именно они? Кому они перешли дорогу? 
Громко зазвонил телефон. Виктор Сергеевич отложил папку в сторону и поднял трубку. 
- Слушаю. 
- Виктор Сергеевич? – из трубки донёсся отдалённо знакомый голос. 
- Да, кто это? 
- Это вам из отдела криминалистики звонят. Мы установили личность погибшей. 
- Это которой? – Виктор Сергеевич печально выдохнул, никогда ему не приходилось такое переспрашивать. 
- Которую нашли в парке на неделе. Так вот, у погибшей на ноге татуировка в виде креста. Мы пробили по базе, около месяца назад без вести пропала Завражная Лариса Дмитриевна и у неё была точно такая же татуировка. 
Виктор Сергеевич слегка оживился. 
- Так, а адрес установили? 
- Она жила в общежитии. Погибшая сирота, потому её никто не искал. Адрес общежития я Вам скину, может там помогут. 
- Хорошо, спасибо. 
"Хоть какая-то хорошая новость за весь день!" - подумал Виктор Сергеевич. 
*** 
- Ну ладно все, - громко сказал Илья. – Скоро закат, пора собираться. 
- Фух! – выдохнул Олег, разминая руки. – Чуть пальцы не стёр. Это было нечто! 
- Это да, но лучше спросим у независимого эксперта, - Лия повернулась к Тане и спросила. – Как тебе? 
- Прекрасно! – Таня не могла сдержать эмоций. – Это просто… нет слов! 
- К слову, - перебил её Илья. – Все же помнят, что в среду выступаем? 
- Как забыть, ты же каждый день напоминаешь, - ухмыльнулся Лёша. 
- Вот и прекрасно. 
Олег и Лёша понесли гитары и синтезатор в комнату, Илья положил колонки в рюкзак, а Лия подошла к Тане, видимо, ожидая потока комплиментов. 
- Ты прекрасно поёшь! – сказала Таня. 
Лия наиграно стеснительно улыбнулась и ответила: 
- Ну ладно тебе! А ты так и не решилась попробовать спеть? 
- Ну, как-то неудобно… - замялась Таня. 
- Ничего неудобного. Ну да ладно, может в следующий раз. 
- В следующий раз, Лиечка, распеться не забудь, - вмешался в разговор Илья. – У тебя сегодня голос слетал, как у петуха. 
- Уж кто бы говорил! – Лия резко переметнулась на Илью. – Хрипишь, как старый дед! Курить меньше надо! 
Илья только отмахнулся. Лёша и Олег отнесли инструменты и вернулись. Лёша сразу сказал: 
- Все готовы? А то я эту махину сам долго нести не смогу. 
- Тогда чего тут не оставишь? – спросил Олег. 
- Как я его тут оставлю! Это же синтезатор! Знаешь, сколько такой стоит? 
- И? Я свою гитару оставляю, и ничего. Никто всё равно сюда не полезет. 
- А аккумулятор кто заряжать будет? Он же не из воздуха заряд берёт! 
- Так просто аккумулятор с собой возьми и всё, а остальное оставь. 
Лёша замялся, посмотрел по сторонам и пробурчал: 
- Что ж вы все такие шибко умные! Мы идём или что? 
- Идём, - сказал Илья, надевая рюкзак. 
Без лишних разговоров вся компания выдвинулась в путь. В тишине они дошли до остановки и загрузились в автобус. Парни разместились в пустом проёме между сидениями, сложив вещи на пол, а девушки уселись на два свободных места. Лёша очень устал и тяжело дышал. Олег дал ему бутылку с водой, а Илья открыл окно. Для Тани эта компания становилась всё более непонятной. Они всегда кричат друг на друга, разбрасываются обидными словами и задираются. Но потом спокойно стоят рядом, помогают в трудные минуты. Разве они не должны осыпать друг друга комплиментами, постоянно улыбаться и радоваться? Неужели это и есть настоящая дружба? Почему Таня этого не знала, почему не научилась? За то время, пока они ехали, автобус медленно заполнялся людьми. Началась толкучка, всё больше людей хотели поскорее добраться домой. Но потом на остановке в автобус вошла женщина с коляской. Расталкивая всех по пути, она влезла в тот самый проём, где стояли парни. 
- Так, свалили отсюда, - грубо крикнула на них женщина. 
Илья и Лёша спокойно подвинулись, поставив синтезатор на колонки, а Олег учтиво и спокойно сказал: 
- Извините, у мой друг ужасно устал и ему нужен воздух. 
- Нахер идёт твой друг! 
Она резким движением коляски наехала на рюкзак Ильи и рукой столкнула на пол чехол с синтезатором Лёши. Ребёнок в коляске заревел от резких движений, а синтезатор с грохотом упал на пол в сантиметре от ноги Олега. 
- Ты чего творишь! – рассвирепел Олег. 
- Олежа! – схватил его за руку Илья, и он сразу успокоился. 
- Вот и правильно, щенок, слушай своего парня! – засмеялась женщина. 
- Ты бы хоть о ребёнке подумала, дура, - откуда-то из толпы раздался мужской голос. 
- Ты охерел мне указывать?! Сам роди, потом говори что хочешь! 
По автобусу побежал гул. Люди тихо перешёптывались, кто-то смеялся, кто-то осуждал женщину, кто-то парней, но никто даже не собирался помогать. Лёша с обиженным лицом поднял синтезатор и прощупал чехол на случай поломок. Олег, еле сдерживая гнев, отвернулся от женщины и помог Лёше поставить инструмент. Илья же резко вытащил рюкзак из-под колеса коляски, от чего ребёнок заплакал ещё громче. 
- Ты чего творишь! – она подняла руку на Илью с явным желанием влепить ему смачную пощёчину. 
Но она недооценила парня. Он перехватил занесенную для удара руку, и крепко её сжал. Женщина завизжала: 
- Что ты делаешь?! Люди!!! Человека убивают!!! 
- Заткнись, - злобно рыкнул Илья. – Из-за таких как ты одни проблемы. Чему ты ребёнка научишь? Таким как ты вообще нужно запретить плодиться. 
Он отпустил её руку. У женщины на запястье остались яркие красные полосы. Она схватилась за руку и запричитала. 
- Вот значит, как! – вытирая сопли хрипела она. – На одинокую мать руку поднимаешь! Горазд, защитничек! Чтоб тебе пусто было, тварь! 
На следующей остановке она вышла, а люди снова зашептались. Все осуждали Илью за его действия, и только Таня с Лией сидели тихо. 
- Мда, - выдавила из себя Лия. 
Таня была полностью согласна. 
*** 
Луна была в зените. Анжелика возвращалась домой. Вечеринка прошла лучше, чем она планировала. Заглушая запах сигарет жвачкой, она летящей походкой шла домой. Забывшись в невообразимой нирване, то ли от алкоголя, то ли от таблеток, она не заметила, что её преследуют. Маньяк медленно достал нож и ускорил шаг. Анжелика напряженно и медленно перебирала ногами. Ей было сложно идти на каблуках, особенно в состоянии лёгкого опьянения. Мечтая вернуться домой и продолжить веселье, она не слышала шаги. С каждой секундой расстояние между девушкой и маньяком становилось всё меньше и меньше. 
Анжелике оставалось всего пару десятков метров до дома, но неожиданно у неё позвонил телефон. Она остановилась и посмотрела на экран. Это был её парень, которого она уже долгое время игнорировала. Как-то раз она заметила, как он целовался с её подругой, потому решила наказать его молчанием, чтобы он не сорвался с крючка. Маньяк резким ударом воткнул девушке нож в спину. Она даже не успела крикнуть, лишь прохрипела нечто невнятное. Маньяк нанёс ещё несколько ударов, и отпустил обмякшее тело, но не прекращал наносить удары пока она полностью не перестала двигаться. Тогда он аккуратно отряхнул пальто, поправил окровавленную маску и исчез в узких переулках.

2 комментария:

  1. какие повороты,какие интриги..я уже как Виктор Сергеевич жду полного расследования)))

    ОтветитьУдалить

Хотите вставить в комментарий картинку?
Используйте теги:
[im]ссылка на изображение[/im] - для вставки изображения в исходном размере
[im#]ссылка на изображение[/im] - изображение размещается по ширине страницы