понедельник, 26 июня 2017 г.

Scintilla. Книга 2. Портрет художника

Глава 2 (8)
Старый незнакомец
 - Проснулась, наконец, - мужской голос отозвался в моей голове гулким эхом.
Перед глазами всё плыло, мышцы были мягкими, тело мокрое от пота, но я его ощущала! Я попыталась подняться, но две крепкие руки удержали меня.
- Тихо, тихо, тихо… тебе нельзя вставать, - голос показался тише и мягче, чем в прошлый раз. – Доктор сказал, что тебе необходим полный покой. Так что придётся полежать денёк-другой. Ты помнишь, как тебя зовут?

Пелена перед глазами немного развеялась, и я смогла увидеть то, что меня окружало. Белые обшарпанные стены, старые кровати-каталки, железные стойки для капельниц… похоже, я в больнице. В окно светит Луна, значит я на Земле. А вот этого мужчину в синей толстовке, который так по-родственному сидел прямо на моей кровати, кажется, я вижу впервые. Я попыталась внимательно рассмотреть его лицо, но не могла сосредоточить взгляд, к тому же меня жутко мутило. Он бросил взгляд на капельницу, потом потрепал меня по руке и одобряюще произнёс:
- Скоро придёт доктор, он тебя осмотрит. Ты здесь уже сутки, но не беспокойся, всё будет в порядке.

Неприятный свист в ушах раздражал до невозможности, но я терпела из последних сил, так как ещё не разобралась, где я и как себя вести. Я отвернулась к стене и закрыла глаза. Потом я услышала тихий скрип двери. Кто-то вошел в палату, и мужчина резко поднялся с кровати, от чего она невероятно заколыхалась. От этого меня замутило ещё больше, но в голове всё же промелькнула здравая мысль, что кровать не просто старая, а практически древняя, ещё на панцирной сетке. Таких в больницах уже давно нет.
- Доктор, как она?
- Да вроде всё нормально, - ответил вошедший, наверное, доктор, и я услышала шелест переворачиваемых страниц. – Небольшое сотрясение, анализы в порядке. Вот только рентген показал очень интересный результат. У неё в области шеи обнаружен инородный объект искусственного происхождения. Я не могу понять. Как ей его вживили! Хирург, который произвел эту операцию – настоящий мастер! Эпидермис совершенно целый, без видимых нарушений.
- Но с ней всё хорошо, да? – спросил мужчина с нотками переживания.
- Я уже сказал, да. Возможны временные провалы в памяти, но никаких опасных последствий для здоровья нет. Она уже приходила в сознание?
- Да, раза два-три. Она была в сознании за пару минут до вашего прихода.
- Это хорошо, - второй голос зазвучал значительно бодрее. – Значит к завтрашнему утру она уже сможет проснуться. Вы присмотрите за ней?
- Да, конечно, - уверенно ответил мужчина.

Я услышала, как, тихо скрипнув, дверь закрылась. Открыла глаза и повернулась к стоящему рядом с кроватью мужчине. Странно, что он оберегает меня. Кто он? Я не помню. Но доктор говорил, что у меня возможны провалы в памяти. И всё же…
- Кто Вы?..
- Очнулась? – он озабочено посмотрел на меня. – Слава Богу! Я уже думал, что тебе снова плохо.
- Кто… Вы… - в этот раз с паузой, настойчиво и без эмоций вновь спросила я.
- Ну что ж, давай знакомиться, - улыбнулся он. - Алексей. Мне очень приятно быть здесь, рядом с тобой. А ты помнишь. Как тебя зовут?
- Даша, - я попыталась ответить ему улыбкой, но, по-моему, получилась какая-то гримаса.
- Очень хорошо, - обрадовался мужчина, и я, наконец, смогла сконцентрировать взгляд и рассмотреть его лицо.

Зеленые глаза с веселыми лучиками, алые губы, с приподнятыми в скрытой улыбке уголками и очень бледная кожа, будто давно не встречавшаяся с ультрафиолетом…
Он с удивлением смотрел, как я его разглядываю… Даже скорее не с удивлением, а с какой-то надеждой. Мне даже на миг показалось, что он очень хотел, чтобы я его вспомнила, но… уголки губ опустились, искрящиеся лучики в глазах потухли. Чтобы скрыть истинные эмоции, он сделал вид. Что заинтересовался надписью на этикетке, затем легонько постучал по стеклянной стенке бутылки, рассматривая как вздрогнули пузырьки воздуха, затем прошёлся по комнате и снова сел рядом со мной. Я не отводила от него взгляда и молчала, потому что на скулы напала непонятная немота. Мне не было страшно, больно, плохо и… я просто жутко устала. Может, это действие лекарства, а может, это последствие моего последнего перемещения. И вообще было ли это?

Для обычного человека может показаться бредом сама мысль, что некий малоизвестный художник смог заставить существо, просочившееся через разрыв в пространстве, работать на него и полностью контролировать его действие. Каким образом жуткое чудовище могло высасывать краски из людей, чтобы он создавал свои поистине гениальные картины? Как художнику удалось заключить существо в незарегистрированном бескодовом пространстве? Вопросы бесконечно множились в моей голове, вытесняя друг друга. Почему мы встретились? Это оно искало меня, или это случайность? Что случилось, почему я вышла? Почему я чувствовала нестерпимую боль, когда она вбивала меня, как гвоздь, в стену? Почему я вывалилась из картины в чьё-то воспоминание, непостижимым образом сохранившееся в записи кода? Почему я не успела вытащить её? Может, это было единственным правильным выходом? Кто знает, что это за жуткое существо…

В больницу меня доставил абсолютно посторонний человек, который нашёл меня в галерее и, как я поняла, именно он и находится сейчас рядом со мной. Сколько времени он здесь? День? Два? А может и больше. Зачем и с какой целью? Я не верю, что это просто хороший человек. В организации есть четкая инструкция: «нет ничего, что делается даром». Но какой бы у него не был мотив, я благодарна, что он не бросил меня умирать на полу, не прошел мимо, как сделали бы многие.
- Ты не спишь? – спросил мужчина, и, услышав мой тихий отрицательный звук, что-то вроде «ы-ы», поинтересовался. – Может, тебе что-то нужно? Подушка удобная? Может, одеяло побольше? Не душно?
Он был подозрительно очень заботлив. Так обо мне беспокоились разве что мои родители и… Каин. А, может, это он и есть? Просто не стал меня сразу забирать, чтобы не выдать себя? Нет, если бы это был он, то я бы сейчас уже могла танцевать. Каин всегда носит при себе пару энергетических батончиков, а они-то точно быстренько привели бы меня в форму. Ангела я бы вычислила, он бы разговаривал со мной с помощью телепатии. Это не он… Интересно, меня ищут? Или же теория о том, что я была вырезана из реальности правда? Мне страшно от одной только мысли…
- У тебя капельница заканчивается, - сказал мужчина и встал с кровати. – Я позову медсестру.

Он вышел, и я решила оглядеться, кое-как приподнявшись на кровати. Взгляд немного прояснился, и я чётко рассмотрела предметы в палате. Рядом с койкой стоит приоткрытый металлический шкафчик, а на полке то самое отвратное оранжевое платье. Я попыталась найти браслет, но его нигде не было. Если я его потеряла, то это будет полный провал. Я сползла с кровати, чтобы внимательно осмотреть содержимое шкафчика, но в этот момент вернулся мужчина, тревожно вскрикнул, подбежал ко мне, уложил на кровать и сказал:
- Тише, тебе нужно лежать, - он накрыл меня покрывалом и поправил подушку поудобнее. – Доктор сказал, что до конца дня тебе нельзя вставать.
- Я чувствую себя нормально, - упрямо сказала я и уставилась ему прямо в глаза.
- Это хорошо, но всё равно нужно отлежаться.
Он был очень настойчив, и я подчинилась, снова попав под шквал копошащихся в голове вопросов. Почему он удерживает меня здесь? Может, он получил задание удерживать меня в больнице? Может, он вражеский шпион? Или похититель, маньяк и убийца? Он готовится зарезать меня под покровом ночи, выпытав все тайны организации? Или он просто заботится обо мне? Может я ему понравилась? Вопросов много, но ни одного ответа…
- Кто Вы? – снова спросила я, а он только улыбнулся.
- Ты явно ещё не восстановилась, - он потрогал мой лоб. – Я же уже говорил, я Алексей, а тебя зовут Даша, помнишь?
- Почему Вы тут? – я решила максимально конкретизировать вопрос.
- Ты меня совсем не помнишь? – спросил он, вглядываясь мне в глаза. – Это нормально. Я тоже тебя не сразу узнал. Мы дружили, когда были детьми, помнишь?

А я ведь помнила. Я помнила все его рассказы, все те моменты, проведённые с ним, все игры, все приключения. И точно помнила, что он умер.
- А разве ты не?.. – спросила я тихо.
- Нет, нет, что ты, - Лёша замахал руками, совершенно как тогда, в детстве, когда отвечал на мои глупые детские вопросы. – Однажды я впал в состояние летаргического сна, тогда меня и приняли за мёртвого, но на моё счастье попался опытный паталогоанатом, который определил, что я жив... А я знал, что мы ещё увидимся.
Я улыбнулась и почувствовала невероятное облегчение. Лёшка. Он рядом. Но где я нахожусь? Побелка на потолке уже обваливалась, краска на стенах сошла и шматками свисала вниз. Стены облюбовали пауки, затянув углы паутиной… Прекрасное место для встречи со старым другом.
- Что ты делала в галерее? – спросил он после паузы.
- Решила приобщиться к искусству, - соврала я, чтобы не выдать себя. – Всё-таки выставка известного художника…
- А что с тобой случилось? – не унимался Лёша. – Не похоже, чтобы у тебя были проблемы со здоровьем.
- Да всё просто, - я попыталась беззаботно рассмеяться, но грудь сдавило. – Засмотрелась на картину и об стену шандарахнулась, да так что аж отлетела! Забавно, правда.

Он посмотрел на меня исподлобья. Он понял, что я беззастенчиво вру, и мне стало нестерпимо стыдно. Я еле сдержалась, чтобы не покраснеть, а он молча, выжидательно смотрел на меня. Всё же я права. Ему что-то от меня нужно. Всё-таки люди такие предсказуемые…
- А ты что делал там? – спросила я, и Лёша напрягся.
- То же, что и ты. Приобщался к искусству, смотрел картины известного художника. Иногда полезно бывать на выставках, расширяет кругозор, обогащает внутренний мир…
Я лишь кивала головой, а Лёша говорил, говорил, говорил… даже не пытался останавливаться.
- Я давно наблюдаю за работами Пьера Д’арка, - продолжил он, глядя в окно. – Я вообще картины не очень люблю, но есть в его работах что-то такое. Они привлекают тебя, будто бы приманивают, зовут… И манера письма восхитительна, хоть совершенно сюрреалистическая, но очень реальная, будто живая…

Он замолчал, не отводя взгляда от окна, будто застыл в раздумье. А в моей голове образовалась мешанина мыслей о галерее, больнице, моём доме, выходе из этого мира… Но все они внезапно исчезли от одного его взгляда. Чем больше он говорил о картинах, тем бледнее становилась его лицо, а глаза делались пустыми и безжизненными. Он так напомнил мне Каина, что я испугалась и вздрогнула.
- С тобой всё хорошо? – спросила я, стараясь сменить тему разговора.
- Забавно, - сказал он, повернувшись ко мне лицом. – Ты вроде в больнице, а не я.
- Я просто интересуюсь, - ответила я и кокетливо потупила взгляд.

Интересно, как долго меня будут удерживать здесь. Не может быть, что это из-за моего легкого недомогания. Может, когда-то в далеком прошлом такое состояние и было бы причиной длительной госпитализации, но после того, как я испытала на себе магические виды медицины, лежать в больнице просто невыносимо муторно. Помню, как лечили мою ногу, вывернутую в обратную сторону. Мне всунули в рот шоколадку, поставили ногу на место, и уже через час я могла свободно ходить. А тут с легким сотрясением мозга строгий постельный режим…
- Послушай, - тихо сказал Лёша, оглянувшись на дверь. – У меня к тебе есть вопрос. Помнишь, как ты оказалась в галерее?
- Конечно, - усмехнулась я, на ходу придумывая историю правдоподобнее. – После работы я хотела встретиться с друзьями, но увидела афишу и почему-то решила заглянуть на выставку.
- А если честно? – его лицо стало жестким. – Я видел в новостях, как ты прыгнула с моста.
И вот тут я поняла, что врать бессмысленно. Мне придётся говорить правду. Или хотя бы попытаться рассказать так, чтобы он мне поверил и не посчитал за сумасшедшую.
- Лёша, - жалобно проскулила я. – Помоги мне. Я тебе всё объясню, только вытащи меня отсюда.

Он удивленно посмотрел на меня, а потом улыбнулся и вышел за дверь. Мне стало страшно. Смогу ли я найти слова, чтобы объяснить необъяснимое? Как мне объяснить то, что я восстала из могилы, решила погулять по картинной галерее, чтобы убиться головой об стену? И как он отреагирует на рассказ о том, что меня выбросили из картины после того, как я оказалась в мире незавершенного кода из-за неисправности портала? И что я свободно могу телепортироваться по времени и вселенной? И что я состою в организации, которая защищает мульти вселенную от возникающих опасностей, что среди моих друзей не только люди, но и монстры, ангелы… И как он отнесётся к моему откровению, что меня из картины выкинуло существо, которого в принципе не может существовать? Ведь ясно, что правда в этом случае неуместна. А как врать, если даже правда звучит как изысканная ложь? Как же мне хотелось, чтобы меня нашли…

Леша вернулся с доктором. Они о чем-то говорили, но моя голова была забита настоящей кашей из обрывочных мыслей. Очнулась я только тогда, когда доктор обратился ко мне:
- Ну что, выписываемся?
- Да, - на автомате ответила я, не осознав вопроса.
- Отлично, - доктор протянул лист бумаги. – Тогда подпишитесь здесь и здесь.
Я взяла ручку, и поняла, что не помню, как это делать. Дело в том, что в организации факсимиле-подписи были заменены опознавательными знаками, а именно краткой версией личной информации. Подпись состояла из первых букв названия подразделения, настоящей родины и имени. И я могла бы написать её, но проблема в том, что она пишется на языке первопроходцев, который я так и не освоила. Подпись я ставила с помощью браслета, который, кстати, может оставлять отпечатки текста на любой поверхности! В этот раз помощи ждать было неоткуда, поэтому я быстро почиркала что-то на листе и вернула обратно. Доктор внимательно посмотрел на подписи и удивленно сказал:
- Видимо, у Вас ещё не до конца восстановился опорно-двигательный аппарат. Вы точно уверены, что хотите уйти.
- Я присмотрю за ней, - Леша не дал мне вставить ни слова. – Она будет в порядке.
- Ну, раз так, - сказал доктор. – В добрый путь. Катетер снимет медсестра в процедурном кабинете. Если что – возвращайтесь.
- Спасибо, доктор! – сказал Лёша, на что тот заучено-приветливо улыбнулся и вышел. – Никогда не понимал, почему у врачей такая пустая улыбка.

А я прекрасно понимала, так улыбается человек, который каждый день вступает в бой со смертью. Так улыбается лежащему в постели безнадежному больному, когда знает, что ничто не в силах его спасти. В организации ежедневно умирает кто-то. Хвала небесам, у нас большой запас кандидатов, и в целом ряды не редеют, но новый боец, готовый глотки грызть ради спасения мира, не заменит старого знакомого, друга из команды – единственной семьи. И в этом случае сложнее всего не показывать эмоции. У могилы должен стоять прямо, смеяться, вспоминая разные случаи из прошлого, засыпать с улыбкой, думая о нём. Я помню, какой бессердечной показалась мне Ева, когда рассказывала о смерти своего мужа. И только намного позже я поняла, что была не права. За её улыбкой и весёлым смехом скрывается истинная грусть и горечь потери. И это я увидела в её глазах.

Мне вспомнился день, когда после возможного контакта с ядовитым существом я оказалась в больнице. Физические повреждения в организации лечат мгновенно, но вот яды всегда нуждаются в тщательном исследовании. И вот, посреди ночи я проснулась от крика. Не человеческого, не крика монстра или какого-то другого существа. Это был крик самой смерти. Я не могла разобрать, мужчина это или женщина, или вообще бесполое существо, крик срывался на ор, и порой был похож на вой сирены. И было очень страшно, когда внезапно наступила гробовая тишина. Я не смогла сдержать любопытства и, осторожно открыв дверь, всего на щелочку, выглянула в коридор. Из соседней палаты вышли четверо существ, видимо докторов, в перемазанных халатах. Они шли молча, не подавая ни малейшего признака беспокойства, но их глазах были страх, обеспокоенность, напряжённость, скорбь, это лишь небольшой список. Если представить, что они длительное время находились в палате с тем существом и видели весь происходящий там ужас… улыбнутся ли они этому воспоминанию?

В процедурном кабинете медсестра быстро вытащила у меня катетер, приклеила защитную нашлепку на ранку, улыбнулась и пожелала никогда больше не попадать в больницу. Странные люди эти медики. Если никто не будет болеть, то они останутся без работы. Или это просто очередная дежурная фраза?
Мы вышли на улицу, и я немного замешкалась. Есть проблема, которую мне не хотелось бы поднимать, но Леша молчал, так что мне пришлось-таки задать этот вопрос:
- А куда мы пойдём? У меня нет дома.
- Тебе предстоит многое мне рассказать, - твёрдо ответил он и добавил. – Пока поживёшь у меня, а потом решим, что делать.

Внезапно ноги подкосились, и я непременно позорно свалилась бы на четвереньки, если бы Лёша не успел подхватить меня под руку. Я попыталась сделать вид, что это просто голова закружилась от свежего воздуха, но, по лёгкой ухмылке Леши поняла, что он догадался о причине моего «недомогания». Ну что ж, так намного лучше. Мне не придётся притворяться, додумывать ситуации и изворачиваться. «О таком понятливом спутнике мечтает каждая женщина» - улыбнулась я и снова едва не свалилась, споткнувшись на очередной выемке. И кто придумал эти ужасные туфли на высоком каблуке! Никогда раньше их не носила… откуда, интересно, взялась эта нелепая одежда? Говорят, что это моя… но я никогда не носила такие вещи! Совершенно нелепое поношенное оранжевое платье, закрытые туфли на умопомрачительно высоком каблуке, всё того же нелепого оранжевого цвета и совершенно пустая сумка-торба, даже не буду упоминать какого цвета… Вот знаете, бывают оранжевые мандарины, апельсины… с этим цветом я бы ещё смирилась, но то, что на мне было надето можно классифицировать по цвету как «вырви-глаз». Я была до такой степени возмущена моим ненадлежащим, по моему мнению, внешним видом, что даже не заметила, что Леша так и не отпустил мою руку, и через весь двор мы прошествовали словно влюбленная парочка: он держит её под руку, она потупила глазки и зарумянилась…
У ворот стояла неприметная старенькая серая машина. Лёша без лишних слов усадил меня на заднее сидение, сам сел за руль, посмотрел внимательно в зеркало заднего вида, как бы проверяя, нет ли слежки…

Я редко пользуюсь стандартным наземным малогабаритным автотранспортом, поэтому я чувствовала себя крайне неудобно! Мало места, шумно, тряска, обзор ограничен только окнами - это не идёт ни в какое сравнение с транспортом организации. Мне больше по нраву глайды – абсолютно бесшумные платформы, которые есть в каждой организации. Никакого постороннего запаха, полная свобода обзора, достаточно места даже для самых гигантских существ и летают они высоко, равномерно, без всяких резких движений, совершенно не мешают пешеходам… А в земных автомобилях мне неуютно, некомфортно, к тому же влезает мало аппаратуры, нет возможности для нормального исследования, тем более просто полюбоваться окрестностями. Я смотрела в запыленное окно и все эти дома, деревья, люди, всё это казалось таким диким, таким неправильным.

Я внимательно вглядывалась в прохожих, в надежде опознать хоть одно иноземное существо, но, либо я потеряла сноровку, либо они действительно очень тщательно маскируются. Люди никогда не примут того, кто отличается от них внешне. Такова человеческая сущность. Даже внутри своего вида Homo sapiens умудряются классифицировать касты высших и низших существ. В земной мифологии есть упоминания о войнах с монстрами, эльфами, гномами, драконами, и почему-то их представляют злодеями. Это лишь попытка «отважных воинов» оправдать необоснованные убийства. И у людей всегда есть отговорки, они вечно находят оправдания. «У него метровые зубы, он мог меня съесть! От этого плохо пахло, наверное, токсичный газ. Вы видели, какой он страшный, он должен был умереть!» И всё в этом духе. Конечно, среди этих существ было несколько действительно опасных чудовищ, но это не может служить оправданием уничтожения миллионов других, тех, которые просто пытались выжить. И самое обидное то, что люди по сути ничем не отличаются, и где-то там, в глубине души, я чувствовала тепло, маленькую искорку ностальгии, греющей мою душу. Всё это так знакомо, так родно… Но меня тут никто не ждёт.
- Так у тебя нет дома? – прервал мои размышления Лёша. – Ты бездомная?
- Нет, - встрепенулась я – То есть да, только не в том смысле. Я, как бы, потеряла дом.
- Вот, значит, как… Хорошо, а откуда вещи?
- Купила на барахолке, - соврала я не совсем удачно.
- У тебя есть работа? Ты кем работаешь? – всё так же спокойно, но настойчиво допытывался Лёша.
- Да так, я перебиваюсь с шабашки на шабашку, кое-как свожу концы с концами, - как же стыдно врать… но надо.
- Но у тебя хватило денег на выставку, - хмыкнул Лёша. – Хорошо, а что тогда с тем репортажем? Ну, где ты вроде как утопилась?
- Нелепая история, - на ходу попробовала придумать нечто правдоподобное. – Шла по мосту, сдуло ветром и лицом на камни - крови много, а поблизости оказались репортеры. Вот они и состряпали быстренько жареный факт для вечерних новостей. Все думали, что умерла. У меня близких родственников не было, поэтому квартира отошла государству, а с работы уволили, как только увидели этот репортаж. А я в коме была. Потом память потеряла. Никто не верил, но я выжила… из-за повреждения головы меня никуда не берут на работу, вот и пытаюсь сводить концы с концами.
- Так вот откуда у тебя чип в голове, - задумчиво произнёс Лёша, и я радостно, пожалуй, слишком интенсивно, закивала головой. – Это всё объясняет. А теперь вопрос: ты её видела?
- Кого? – не сразу сообразила я.
- Её… из картины. Ведь это она тебя так отделала?
Холод, пробежавший по спине, отключил все мои наигранные эмоции. Откуда он это знает? Неужели я проговорилась, пока была без сознания? В любом случае, притворяться больше не имело смысла.
- Откуда ты это знаешь? – обреченно призналась я, и Лёша улыбнулся.
- Я за этой тварью уже года два наблюдаю. Это даже хорошо, что ты её знаешь, не придётся убеждать в реальности происходящего.

Я вытаращилась на него совершенно обезумевшими глазами. Теперь я вообще ничего не понимала. Значит, Лёша всё знает? И насколько всё, или просто притворяется, чтобы повысить свой статус супергероя? Он, видимо, заметил моё недоумение, граничащее с сомнением, поэтому сказал:
- Не смотри так… Тебе даже в страшном сне не приснится, что со мной творилось. Я могу всё рассказать, но позже.
- Говори сейчас. Или мы расстанемся навсегда! – применила я типичную женскую уловку.
- Хорошо-хорошо, - улыбнулся Лёша, отпустил руль, и шутливо замахал руками.
К моему величайшему удивлению, машина продолжила двигаться самостоятельно. А Лёша повернулся ко мне и глядя в глаза сказал совершенно серьёзно:
– Тогда слушай. Но сначала мы отправимся в одну контору. Там мы с друзьями занимаемся тем, что ищем аномалии и пробуем избавиться от них. Звучит глупо и странно, но это правда.
Он читает мои мысли? Это практически те самые слова, которые мне говорил Каин. Неужели Лёша тоже состоит в организации? Не может быть! Слишком невероятное совпадение. Или не совпадение?
- Ты из «Вселенской защиты», – выдохнула я, но Лёша лишь усмехнулся.
- Ты начиталась жёлтых газет… Нет, у нас нет точного названия, но мне привычнее называть отряд «Спасение». Не знаю, что и когда произошло, просто однажды ко мне в дверь позвонил странный мужчина и рассказал невероятную историю, до жути непонятную… Сначала мне это показалось бредом. Представляешь, он утверждал, будто я с друзьями спас мир. Глупость, конечно, но потом оказалось, что это правда. Единственное что до сих пор не могу понять, почему я сам всё это забыл. Но не в этом суть, оказывается, в мире много странных вещей, существ и явлений, которые могут поставить человечество на грань истребления. И мы делаем так, чтобы все эти странности были под контролем.
Он отвернулся, снова взялся за руль и тяжело вздохнул:
- Ты, наверное, сейчас считаешь меня сумасшедшим?
- Нет. Я тебе верю! Я же…

Предчувствие чего-то опасного сработало как внутренний тормоз. И я замолчала.
- Что ты? – он попытался вывести меня на откровение, но что-то внутри меня прокричало: «Он не должен знать, что ты из другого мира, он не должен знать об организации, он не должен…»
- Я же видела это чудовище из картины! – дала я единственный правдоподобный ответ.
- Тогда, опиши мне его, - Лёша не оборачивался, но я почувствовала, каким жестким стало его лицо.
- Это женщина. Скорее всего силуэт. Она вся белая, с огромными зрачками вместо глаз. Она способна менять форму и размер, по крайней мере руки, пальцы и когти способны вытягиваться, кажется, до бесконечности. Но сразу видно, что она просто нарисована краской, а не отдельное существо. Она – оживший ужас, словно сошедший с полотен Гойи, а скорее всего, она и есть картина.
- То есть, это не «оно», а «она»? И когда ты это успела определить? Ты долго её видела?
- Вообще, нет, - я попыталась ускользнуть от прямого ответа. – Но по форме она очень напоминала женщину. Ну, или что-то похожее.
- Ясно, - ответил Лёша. – Ну, вот мы и приехали.

Как вовремя, и как удачно - сразу после завершения беседы. Хотя я клянусь, что пару секунд назад были на оживлённой трассе, нас окружали небоскрёбы… а теперь в тихом переулке перед небольшим стареньким двухэтажным домиком с дубовой дверью. С большим трудом Лёша распахнул эту поистине музейную редкость, и мы оказались в затемнённом коридоре с такими же древними дверями по обеим сторонам и мощной, крепкой лестницей с монументальными резными перилами в конце коридора. И по ней, навстречу нам, сбежала маленькая девочка, приветливо улыбнулась и протянула хрупкую беленькую ручонку:
- Привет, я Майя!
- Привет, - я присела на корточки и пожала руку малышке. – А меня Даша зовут. Приятно познакомиться.
- Где родители, Майка? – спросил Лёша, улыбнувшись.
- Они наверху с тётей Аней и тётей Лизой.
- Прекрасно, - Лёша быстрыми шагами помчался по лестнице, а я осталась внизу, не зная, что делать.

Я оглянулась по сторонам. Приятный интерьерчик: на стенах картины, и везде множество ваз с цветами. Как я их сразу не заметила, ведь они источали такой приятный аромат! Майя стояла, слегка склонив голову и не сводила с меня широко распахнутых любопытных глаз. Было такое ощущение. Что она рассматривает меня как некую диковинку, словно никогда не видела людей. Или, по крайней мере, лет сто….
- Давай играть! – неожиданно предложила малышка.
- Давай, - согласилась я, чтобы отвлечься от набегающих грустных мыслей. – А во что?
- У меня есть весёлая игра, - Майя радостно захлопала в ладоши. – Только надо идти в комнату к дяде Толе. У него много игрушек!

Она открыла ближайшую от выхода дверь и впорхнула внутрь. Я осторожно последовала за ней. Это апартаменты если не миллиардера, то точно очень успешного бизнесмена. Кожаная мягкая мебель, огромный диван, невероятное количество шкафов с тысячами книг! Я увидела несколько поистине раритетных изданий и с завистью вздохнула. Мне очень хотелось бы ознакомиться с ними, но без разрешения хозяина это было невозможно. Майя ринулась куда-то в угол и долго пыхтела, пытаясь открыть черный сундук без замка. Крышка была тяжелая, но упорная девчонка, повизгивая от нетерпения, оттолкнула крышку подальше и почти целиком влезла внутрь.
- Нашла! – радостно пропищала она и продемонстрировала мне странный кулон в форме ромба.

Потом она подвесила его на ручку шкафа и раскрутила. Да, детям мало для счастья надо: блестящая безделушка и немного движения… Внезапно из кулона повалили клубы дыма с яркими светящимися точками. Они разлетались по комнате, группировались, принимали самые разные формы, животных, машин и… оживали. В прямом смысле. Становились реальностью. Это была не голограмма, ни туманное скопление вещества - они были живыми. В прямом смысле живыми, они имели запах, издавали звуки, двигались, смотрели на нас, их можно было пощупать… Майя веселилась, бегала, разгоняя клубы дыма, как бы наперегонки, а я стояла в оцепенении. Не то, чтобы я не видела ничего подобного - меня поразило то, что буквально в шаговой доступности от меня находится таинственный артефакт явно инопланетного происхождения. Кулон перестал крутиться, дым рассеялся, и всё исчезло. Майя хотела раскрутить его снова, но я остановила её:
- Майя, - попросила я как можно более сдержаннее, чтобы не выдать моих истинных чувств. – А покажи мне, что ещё есть в сундуке.
Она весело кивнула и побежала к злосчастному сундуку, поистине - шкатулке Пандоры. То, что я увидела. Заставило меня содрогнуться. Там была, как минимум, сотня различных артефактов, половину из которых я могу классифицировать как крайне опасные…

Это что, беспечная халатность или чей-то злой умысел держать в свободном доступе подобные вещицы? Пока я с предельной осторожностью изучала содержимое сундука, Майя со всей детской непосредственностью вытащила какую-то небольшую штукенцию и подбросила её вверх. Странный спиралевидный предмет завис под самым потолком и принялся медленно раскручиваться. Я почувствовала постепенно усиливающееся дуновение ветра, и заметила, что спиралька под потолком стала вращаться быстрее. Сначала я подумала, что это ветер её раскручивает, но, чем быстрее раскручивался артефакт, тем сильнее дул ветер, образовывая завихрения в воздухе. Я не могла поверить - это был настоящий комнатный торнадо! Майя прыгала в воздушных потоках, весело хохотала, а я прижалась к стене и озиралась по сторонам в поисках более безопасного выхода.
- Майя, солнышко! – раздался рассерженный мужской голос. - Я же просил тебя не играть с моими вещами. Это не игрушки!
Внезапно всё прекратилось. Я увидела мужчину, который крепко сжимал в руках ещё трепещущуюся спиральку.
- Прости, дядя Толя… - Майя, как нашкодивший котёнок, потупила взгляд, поглядывая на мужчину, который всё ещё успокаивал разбушевавшуюся спиральку.
- Я не могу на тебя злиться, - улыбнулся мужчина, погладил её по голове и слегка подтолкнул к двери. – Иди к родителям. Поиграй там. Мне надо поговорить с Дарьей.

Он положил артефакт в сундук, крепко захлопнул крышку и только после этого я смогла вздохнуть и отлепиться от стенки. Мужчина был намного выше меня и его осуждающий взгляд заставил почувствовать себя, мягко говоря, некомфортно. Я попыталась взять себя в руки и прямо посмотреть ему в глаза, но из-за разницы в росте мне это не удалось. Всё равно он смотрел на меня сверху вниз.
- Значит, это Лёша привёл тебя сюда? А я подумал, что снова незваные гости пожаловали. Только мне кажется, что ты не до конца честна, не так ли? Но сколько ты осведомлена в происходящем? Всё знаешь, или просто движешься вслепую? Ты скрываешь свои мысли, но это бесполезно. Я знаю всё. Просто поверь. То, что ты задумала, обречено на провал. Это не угроза. Это дружеское предупреждение.
Не дожидаясь ответа, он вышел из комнаты, а я с каждой секундой всё больше проникалась симпатией к этому странному миру. Он становился как-то понятнее, роднее... Может, тут ещё и лишний портальчик найдётся? Если есть, то мне, пожалуйста, билет в один конец.
Этот Анатолий, с которым я только что общалась, несколько странный. Такое чувство, будто он видит меня насквозь. Похоже он всё знает, но словами просто так не разбрасывается… Нет, это просто глупо. Не может человек знать всё! Но чем больше я об этом думаю, тем яснее понимаю, что может, и я же не раз уже в этом убеждалась.

Земля и правда на меня как-то странно влияет - я снова удивляюсь нестандартному поведению людей, хотя и сама-то... Может, мне сложно принять, что совсем рядом в моём родном мире, происходило нечто необычное, а я даже не догадывалась об этом? И эти артефакты, существование которых несколько лет назад я и представить не могла, лежат совсем рядом, в небольшом сундуке.
Чтобы избежать искушения, прихватить с собой парочку безделушек, за которые в организации мне точно бы дали кучу баллов, я решила выйти из комнаты и отправиться на поиски Алексея. Но что-то меня настораживало, и я в нерешительности замерла перед лестницей. Ступени выглядят довольно прочными. Я делаю первый шаг, вроде всё в порядке, почему же мне не по себе? Вторая ступень ничем не отличается от первой. Преодолевая нарастающее волнение, я пошла дальше, но на шестой ступени мне показалось, что сейчас меня схватит чудовище и куда-то утащит… Страх парализовал меня, на какое-то мгновение я потеряла способность здраво рассуждать. Появилось желание броситься в комнату, забраться с ногами на диван и спрятаться под одеялом, как в детстве, когда было страшно…
Что за глупости! Я - взрослая женщина, чего мне бояться? Если только не этой пары ярко-жёлтых светящихся глаз. «Бред! Это просто лампочки,» - успокаиваю я себя. – «Их не нужно бояться. Они мигают – это проблемы с электричеством, только и всего.»

Услышав тяжелые, размеренные шаги, даже не замечаю, как оказываюсь на две ступени ниже. Кто-то невидимый и огромный пытался подкрасться ко мне. Я чувствовала его на уровне подсознания, поэтому на всякий случай тихо сползла с лестницы, не оборачиваясь попятилась, пока не упёрлась спиной в дверь.
- Ты где? Поднимайся, тебя ждут. – прокричал Леша, показавшийся на верхней ступеньке лестницы.
Весь страх как рукой сняло. Я убедилась, что никого, кроме Лёши, на лестнице нет. Но откуда взялся этот страх за несколько мгновений до того, как появился Лёша? Может, это предостережение, что ничего не надо предпринимать одной? Похоже, здесь не всё так просто, как может показаться на первый взгляд.

На втором этаже было всего две двери. Лёша распахнул одну из них и галантно пригласил меня войти. Похоже, это гостиная. За столом сидели четверо молодых людей, а вокруг них бегала Майя.
- Майя, сколько можно бегать! Успокойся! – прикрикнула на девочку одна из женщин.
- Да ладно тебе, Ян, - улыбнулся сидящий радом с ней мужчина. – Это же ребёнок. Вспомни себя в её годы!
- Так я и помню! – огрызнулась женщина. – Я была тихим и мирным ребёнком! Всегда была такой…
- Ага, особенно когда комод развалила, - прервала её другая, как две капли воды похожая женщина. – Такая тихая была, что аж окна трещали.
- Да молчи ты! – прошипела та, которую назвали Яна, и отвернулась. – За что это мне…

Я с любопытством наблюдала за этой словесной перепалкой, и вдруг внезапно почувствовала нестерпимый жар. Я обернулась и вздрогнула от неожиданности. До этого мне казалось, что выражение «прожигать взглядом» простой фразеологизм, но, стоявшая чуть в стороне женщина с длинной чёлкой, закрывающей пол-лица, буквально прожигала меня своим взглядом.
- Лёша, - слегка нараспев произнесла она. – А это кто?
Все сидящие за столом, так увлеченный своим разговором, только сейчас обратили на нас внимание и принялись изучать меня, кто-то с интересом, кто-то с недоверием. Я уже не раз оказывалась в центре внимания, и это вполне естественно. Когда находишься в организации, где половина сотрудников считают тебя редкой диковинкой из другого мира, привыкаешь к изучающим взглядом и непредсказуемым реакциям. Но тут было что-то другое. Они не просто разглядывали меня, а сканировали, изучали, и, похоже, читали мысли.
- Знакомьтесь, - сказал Леша. – Это Даша, она будет жить с нами.
- Вот так новость, - усмехнулась та, что сердилась на Майю.
- Ты мог бы хоть посоветоваться, а то так спонтанно… - ухмыльнулась другая и отбросила челку с лица.
- Она может помочь в деле с картиной. Прямой контакт с существом, - перебил её Лёша, и сидящие за столом оживились. – Поэтому это не обсуждается. Даша, расскажет всё, что ты видела, желательно во всех подробностях.

Легко сказать, «во всех подробностях», но как я расскажу о том, что встретила внутри настройщика порталов? И как я объясню, что попала в никуда через дверь, посчитав её порталом в свой родной мир? Как я расскажу о том, что код вселенной состоит из простых символов, которые могут легко измениться? Как мне это рассказать? Поэтому я ничего и не сказала…
- Я гуляла по галерее, а затем натолкнулась на картину. Внезапно, меня схватила чья-то рука. Она была очень страшная и будто ненастоящая. Меня пытались затянуть в картину, но не выходило, и я билась об стену. Рука меня отпустила, и я упала и потеряла сознание. Вот и всё, что я помню.
- Мда, информация, исчерпывающая… - недовольно пробурчала женщина с чёлкой и, бросив на меня злобный взгляд, вышла из комнаты.
- Не волнуйся, - успокоил меня Лёша. – Лиза всё воспринимает слишком близко к сердцу. Горячая кровь, во всех смыслах! А остальные, это Макс, Яна - его жена и Аня - сестра Яны. Думаю, вы подружитесь, а пока подожди здесь, я позову Толика.
Макс и Аня улыбались и приветливо помахали мне руками, а Аня недовольно отвернулась, даже слегка губы надула.
Я села на свободный стул, и повисла долгая напряжённая пауза. Я старалась не смотреть на присутствующих, а они старались не смотреть на меня. Ну что ж, у меня до сих пор бывает проблема с общением. Причём, это только в том случае, когда знакомство неожиданное и происходит не по моей инициативе. Если же я сама знакомлюсь с кем-либо, хоть человеком, хоть чудовищем, то никакой неловкости не возникает. Аня решила нарушить затянувшееся молчание:
- У тебя красивое платье.
- Спасибо, - выдавила я, натянуто улыбнувшись. – У тебя тоже.

Разговор снова прервался. Ну не могла же я сказать, что ненавижу это отвратительное оранжевое платье, что сама не понимаю, как оно оказалось на мне в момент выхода из…
Я посмотрела на юное лицо Ани, светящееся дружелюбием, и улыбнулась. Какая же она красивая в этом легком платье цвета весенней зелени. Прекрасно ухоженные длинные прямые волосы водопадом струились по спине…
Да. Красивая одежда и удачный макияж может многое. Вот её сестра-близнец Яна совсем не следит за своим внешним видом. Волосы растрепанные, под глазами темные круги, как от хронического недосыпа. Потёртые джинсы и растянутая футболка, больше похожая на мужскую, делали её фигуру бесформенной. Да и злой, недоверчивый взгляд не добавлял ей привлекательности. И всё-же, насколько я поняла, именно она была женой красавца Макса и матерью веселой малышки. Что-то тут не так, но размышления снова прервала Аня:
- Насколько я поняла, вы с Лёшей хорошо знакомы?
- Да, - ответила я не очень уверенно, всё ещё не сумев освободиться от цепкого взгляда Яны. – Мы дружили в детстве, а теперь встретились… случайно.
- Значит, вы много лет не виделись, - хмыкнула недоверчиво Яна. – А тут так прямо и неожиданно встретились? Это более чем странно…
Она решительно встала и вышла, утащив за собой Макса и Майю. Мы остались с Аней наедине.

А ведь и правда, это всё намного страннее, чем может показаться с первого взгляда. Мы с Лешей жили в одном дворе. У обоих проблемы с общением, но тогда мы легко сошлись. Потом он умер. Я забыла о нём. Потом умерла я. Но как-бы и не умерла, а стала сотрудником межвселенской организации, попала в переделку и в какой-то момент вспомнила о нём. Сразу после этого снова попадаю в наиглупейшее положение, став практически главным героем невероятных событий с участием некоего существа, за которым гоняется Лёша… Он ведь умер? В моих воспоминаниях – да, но в этой реальности он живее всех живых. Можно предположить, что я просто в другой вселенной, но он косвенно подтвердил мои догадки. Я уже не знаю, чему верить.
- А какой твой любимый цвет? – я совершенно забыла, что Аня была в комнате.
- У меня… - я не сразу нашлась что ответить. – У меня – зелёный.
- Цвет спокойствия и умиротворения… Хороший цвет, для таких людей, как ты, с кучей проблем…
- Да нет, у меня всё в порядке…
- Не отрицай, я вижу, - вздохнула Аня, устраиваясь поудобнее на стуле. – Я вижу прошлое, настоящее, будущее, но только с плохой стороны. И ты меня очень заинтересовала. Я не вижу никаких твоих плохих действий, кроме одного. Ты прыгнула с моста. Почему ты это сделала?
- Мне было очень плохо. Сначала погибли родители, потом от меня отвернулись друзья, я потеряла работу… Я не понимаю, как это произошло. Переклинило меня, что ли? И я прыгнула.
- Меня удивляет не это, - отмахнувшись продолжила Аня. – Мне интересно, почему я не вижу твоих проблем.
- А как ты видишь? – спросила я, надеясь на долгий рассказ.
- Понимаешь, мы с сестрой видим разные вещи, она – всё хорошее, что случается в мире, а я – всё плохое. Раньше это было огромной проблемой, нам являлись события, от которых голова шла кругом, но со временем мы научились это контролировать. И теперь я пытаюсь узнать, что же было плохого у тебя в жизни. Но я ничего не вижу, кроме того, что ты прыгала с моста. А если то, что ты рассказываешь – правда, то почему я не знаю об этом? Это странно, не так ли?
- То есть, ты видишь всё плохое, - рассуждала я. – Тогда почему ты такая весёлая? Ты не похожа на того, кто видит только плохое.
- Когда видишь кошмары наяву, даже самая малая радость оказывается большим сюрпризом. А вот Яне радость надоела, ей хочется чего-то жуткого. Она это и получила…- усмехнулась Аня.
- А у вас у всех есть суперспособности?
- Не у всех, но есть! – оживилась Аня, подпрыгнув на месте. – У меня с Аней – дар провидения, у Лизы – пирокенез, у Макса – неуязвимость, у Толика – телепатия и ясновидение, а Лёша может изменять пространство. У Майи способностей нет, но этого стоило ожидать, не всем же дано быть странными.
Это откровение вывело меня из себя. Ничего себе! Я нахожусь в компании людей, наделенных сверхспособностями! А Лёша тоже хорош, так тщательно скрывал от меня… Почему я об этом не знала? И когда он об этом узнал?
- А можешь рассказать поподробнее? – перестав притворяться равнодушной воскликнула я. – В смысле, о вас.
- Хорошо, - улыбаясь, но с выражением удивления в глазах согласилась Аня.–. Про меня с Яной ты итак уже много знаешь. Пожалуй, начну с Лизы. Её главное не злить, тогда беды не будет. Хоть она и научилась контролировать свой пирокинез, но поначалу окружающим здорово от неё доставалось. Росла она избалованной, высокомерной, но всё-таки доброй. Она хорошая подруга. Постарайся понять её. Толик… ну это сколько я его помню – вечный зазнайка! Умный, но только в силу своих способностей. Он, по сути, знает всё, что касается нашего мира, ну, или почти всё. По крайней мере всё, что когда-то было записано. Но в последнее время он слегка замкнулся в себе, не знаю, почему. Максим – каменная скала. Физически его ничто не может ранить. Абсолютно ничто! В прямом смысле, он неуязвим. Он тоже добрый и всегда готов прийти на помощь. Лёша тоже необычный. Он говорит, что может изменять время, пространство. Может делать что угодно с прошлым, будущим. Таких называют изменяющим реальность. Не знаю, откуда он взял это название, но звучит нормально.

Никогда ещё ни одна новость не поражала меня настолько, как эта, что я лично знакома с одним из элиты межвселенского разума. «Изменяющий реальность» - фраза ничего не значащая для многих, находящихся вне организации, но открывающая мне глаза на всё. Каин мне рассказывал, что в разных вселенных есть безграничное количество терминов, которые будут временами непонятны, поэтому помимо переводчика необходимо знать хотя бы собственную лингвистику. Вот и словосочетание «меняющий реальность» везде разное. В моём сегменте вселенных все говорят «изменяющий», потому что это происходит постоянно и без остановок. Кто-то называет их «меняющие», «заменщики», «переделы», «сменители». Все названия относятся к изменяющим реальность, но они определяют действие организаций, которые придумали такое название. И если здесь говорят «изменяющий», значит это точно моя вселенная, возможно, даже мой мир. Но как осознать то, что находится за пределами понимания?
- Ты как хочешь, - сказала Аня. – А я пойду, выпью газировки. Тебе принести?
- Нет, спасибо.

Она загадочно улыбнулась и вышла за дверь. Я рада была остаться наедине со своими мыслями, но почему-то в голове была пустота. Лишь одна спасательная ниточка, одна маленькая диалектическая деталь, дала мне надежду… Но прежде чем делать выводы стоит убедиться на сто процентов. Осмотревшись по сторонам, я не нашла ничего интересного, кроме огромной доски, к которой скотчем были приклеены вырезки из газет.
Возможно это сможет немного прояснить ситуацию. Я быстро подошла к стенду и по заголовкам попыталась понять смысл подборки этих вырезок. Сотни объявлений о пропаже людей, предметов, животных и … заметка о девушке, которая покончила с собой, прыгнув с моста. Да, это про меня. Так значит, это и правда мой мир. Каин говорил, что перед тем, как дать мне спрыгнуть с моста, он меня клонировал. Звучит ужасно, но по факту, в этом своём мире я и правда умерла. И всё же, я дома, а это значит, что тут есть путь назад. Просто надо хорошенько поискать…

За дверью раздались голоса, и мне показалось, что они сейчас вернутся, но разговор за дверью продолжался ещё довольно долго. Сначала я не могла понять, о чём идёт речь, но потом Лиза повысила голос практически до крика, и я услышала:
- Нам нужно избавиться от неё! Ты же помнишь, что было в прошлый раз, когда ты притащил покойника домой?
- В тот раз я не знал! – оправдывался Лёша, но всё же был настойчив. – А тут у нас есть первый живой свидетель аномалии. Она может нам помочь!
- Соглашусь с Лёшей, - сказала Аня необычно серьёзным тоном. – Она не выглядит опасной. Тем более, я не видела за ней ничего плохого в прошлом.
- Но стоит ли она того? – вмешалась Яна. – Это просто какая-то бесполезная девчонка, которая чёрт знает, как оказалась живой. Выйди на улицу, ты там найдёшь сотни таких же! Она бесполезна! Макс, чего ты молчишь! Ты же главный, как-никак!
- Вот слушаю вас, и удивляюсь! – вступил Макс. – Не каждый день у нас бывает такая удача, а мы должны ссориться из-за свидетеля. Проведём простой допрос, узнаем, что произошло, да и отпустим. Ничего страшного не произойдёт.
- Предатель! – огрызнулась Яна, и я услышала звук удаляющихся шагов.
- Полностью согласна с Яной, - Лиза никак не могла успокоиться. – Она может серьёзно помешать нам. И кто даст гарантию, что она нас не сдаст? Может, она уже все новостные каналы обзвонила.
- Эта проблема меня тоже тревожит. - сказал Макс. – Честно говоря, я бы лучше отпустил её, чтобы не искушать судьбу.
- Ладно, - вздохнул Леша. – Только не выгоним же мы её ночью на улицу. Ей некуда идти. Пусть останется до утра.
- И правда, утро вечера мудренее, - сказала Аня сквозь зевоту.

Дверь распахнулась, и вошедший Лёша попытался скрыть от меня неприятный разговор.
- Уже поздно, пора спать. Я отведу тебя в мою спальню, там ты проведёшь ночь. Я пока посплю в гостиной. А завтра решим, что же делать дальше.
Его спальня была немного похожа на рабочий кабинет. У стен стояли всевозможные шкафы и тумбы, под завязку забитые книгами, журналами, газетами и тетрадями. И только большая удобная кровать соответствовала названию «спальня». Лёша жестом пригласил меня войти и закрыл за мной дверь. С огромным наслаждением я рухнула на мягкую кровать, потянулась… Как же я устала! Голова трещит, как после марафона. Может, меня действительно хорошо об стену приложило? Лежа на мягкой подушке, я повернулась лицом к окну. Так странно видеть не две луны… Никогда бы не подумала… и закрыла глаза.

Рисунки автора

5 комментариев:

  1. Замечательно! Ваня, тебе удалось найти связующее звено между повестью "Антарктида" и "Scintilla"... становится интересно. Даже предположить не могу, как всё дальше закрутится. Но интрига есть...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Интрига ещё будет. Наберитесь терпения.

      Удалить
    2. ох уж этот Ванюша , интриган ))) Да. Напоминает "Антарктиду", особенно Яна и АНя )))) Ванюшка , просто дух захватывает все это. Очень круто!!! Жду следующей главы!!!

      Удалить
    3. Здравствуй, Машенька! Скоро будет следующая глава. А в этой книге будут все герои из "Антарктиды". Вообще это будет трилогия. Потом буду думать над общим названием. Но это потом. Пока только раскручиваю сюжет.

      Удалить
  2. Дождалась третьей главы. Сижу читаю. Всех спать уложила и теперь читаю себе сказочку На ночь)))) Интересно.удастся ли мне уснуть потом....Но об этом попозже))))

    ОтветитьУдалить

Хотите вставить в комментарий картинку?
Используйте теги:
[im]ссылка на изображение[/im] - для вставки изображения в исходном размере
[im#]ссылка на изображение[/im] - изображение размещается по ширине страницы